Refbank.Ru - рефераты, курсовые работы, дипломы по разным дисциплинам
Рефераты и курсовые
 Банк готовых работ
Дипломные работы
 Банк дипломных работ
Заказ работы
Заказать Форма заказа
Лучшие дипломы
 Формы международных расчетов и пути их совершенствования
 Терроризм: криминологический и уголовно-правовой аспекты
Рекомендуем
 
Новые статьи
 Онлайн-игра в автоматы без...
 Заочное обучение...
 Заочное обучение...
 Сочинение для ЕГЭ на тему о медицинских работниках по...
 Как оформить кредит на развитие малого...
 Для чего нужна накрутка лайков...
 Особенности местного бюджетного...
 Официальный сайт онлайн-казино русский...
 Главные достоинства Адмирал...
 Лучший азартных отдых в онлайн-казино Вулкан...
 Готовые сочинения по ЕГЭ на тему о влиянии фамилии на...
 Уникальный текст сочинения по русскому языку 11 класс. По...
 Что может...
 Куда вложить деньги? Конечно в недвижимость за...
 Университеты Англии открывают свои двери для Студентов из...


любое слово все слова вместе  Как искать?Как искать?

Любое слово
- ищутся работы, в названии которых встречается любое слово из запроса (рекомендуется).

Все слова вместе - ищутся работы, в названии которых встречаются все слова вместе из запроса ('строгий' поиск).

Поисковый запрос должен состоять минимум из 4 букв.

В запросе не нужно писать вид работы ("реферат", "курсовая", "диплом" и т.д.).

!!! Для более полного и точного анализа базы рекомендуем производить поиск с использованием символа "*".

К примеру, Вам нужно найти работу на тему:
"Основные принципы финансового менеджмента фирмы".

В этом случае поисковый запрос выглядит так:
основн* принцип* финанс* менеджмент* фирм*
Философия

реферат

Цивилизация на рубеже XX-XXI веков



1. План
Введение 3
1. Понятие цивилизации и ее структура. 5
2. Феномен глобализации как отличительная черта жизни
мирового сообщества конца ХХ века. 8
3. Глобальные проблемы современной цивилизации. 13
3.1. Экологическая проблема в современной глобалистике и поиск
путей ее решения. 13
3.1.1. Постановка проблемы. 13
3.1.2. Современное состояние среды обитания
человека и понятие глобального экологического кризиса. 14
3.1.3. Сценарии выхода из кризиса. 17
3.2. Экономические проблемы современной цивилизации. 19
3.2.1. Внутренние противоречия постиндустриальной цивилизации. 21
3.2.2. Проблемы окружения постиндустриального мира. 22
3.3. Современная демографическая ситуация и перспективы ее развития. 24
Заключение. 27
Список литературы. 29
Введение.
В водовороте событий рубежа тысячелетий нелегко разглядеть глубинные закономерности общественной динамики и генетики, предвидеть вероятные тенденции для мира в XXI столетии. Господствовавшие прежде парадигмы видения мира во многом потерпели крах, новые еще не совсем сложились.
Наш ХХ в. ознаменовался стремительным развертыванием научно-технической революции, коренным образом изменяющей жизнь людей. За очень короткий период своей истории человечество в дополнение к своей колыбели и естественному дому, в котором прошла жизнь большинства поколений людей, создало собственный рукотворный мир. Об этом в поэтической форме сказал Николай Заболоцкий:
Два мира есть у человека:
Один, который нас творил,
Другой, который мы от века
Творим по мере наших сил.
В этом мире, созданном человеком, мы видим гигантские, поражающие воображение мегаполисы и пересекающую во всех направлениях нашу планету огромную сеть транспортных артерий, множество искусственных рек, морей и даже островов. Мир сложнейших машин многократно усиливает физические и интеллектуальные возможности людей. Землян окружают предметы, выполненные из неизвестных в природе синтетических материалов, люди могут осуществлять ядерные реакции, возможные в естественном состоянии только на звездах. Большинство жителей нашей планеты привыкли к своему второму миру, не мыслят своей жизни вне его, гордятся достижениями человеческого гения.
Однако в последнее время все реже слышатся восторги по поводу невиданных ранее успехов человечества на пути прогресса. Совсем недавно было общепринятым мнение, что поступательный марш цивилизации невозможно сдержать, что человек шаг за шагом проникает в земные недра, осваивает новые виды энергии, покоряет космос и т.д. А сейчас человеку конца второго тысячелетия, как в известном рекламном ролике, впору почесать затылок и, окинув взглядом все свои свершения, растерянно спросить: "Это чего ж я сделал-то, а?" И приходит ему мысль: а не пора ли сделать паузу, скушать "Твикс", а тем временем прикинуть, что ждет его в будущем, причем весьма недалеком?
В самом деле, усложнение техники, дальнейшее вторжение в природу делают человека все более уязвимым. Свою зависимость от природы он все более будет ощущать по мере развития научно-технического прогресса, создания искусственной среды. В сегодняшнем мире люди дышат загрязненным воздухом и употребляют воду, содержащую вредные вещества. Искусственные моря, созданные в спешке и не всегда к месту, из водохранилищ превращаются в "водогноилища". А в это время гибнут естественные водоемы, безвозвратно исчезают с лица земли целые виды животных и растений. Природа исчерпывает возможности самоочищения, что приводит к дальнейшему обострению экологической ситуации. Созданное на базе удивительных научных открытий оружие грозит человечеству тотальной катастрофой. Вторая половина ХХ в. внесла коренные изменения в динамику мировых демографических процессов, и вот уже несколько десятилетий мы все чаще слышим словосочетание "демографический взрыв", а наряду с ним - "нулевой" или даже "отрицательный" рост. "Информационная" и особенно "компьютерная" революция, при всех своих перспективах, таит в себе опасности дальнейшего отчуждения и дегуманизации общества.
Короче говоря, мировое сообщество вступило в такой период развития, когда "новые горизонты человеческой цивилизации, прогресс человечества, его будущее невозможны вне решения всей суммы глобальных проблем"1.
Человек как мыслящее существо в полном объеме ощущает чрезвычайность сложившейся ситуации: ведь все глобальные проблемы фокусируются в конечном итоге на нем. Он и испытывает их на себе, пропускает через себя, воспринимает масштабы их влияния как мыслящее и биологическое существо. Живя в мире созданных искусственных вещей и предметов, новых средств коммуникации и форм общения, мы с ужасом начинаем осознавать, что срок жизни, отпущенный каждому из нас и всему человечеству в целом, зависит во многом от нас самих и может катастрофически сократиться в результате глобальных проблем. Причем возникает угроза не только физическому существованию человека. Техническая цивилизация может размыть и уже размывает многие нравственные и духовные ценности, у людей складывается сугубо рационалистическое, технократическое отношение к жизни. Все это и привело к тому, что сегодня человек оказался в эпицентре глобальных проблем, порожденных его собственной деятельностью.
ХХ столетие закончилось. Если суммировать его итоги, мы увидим следующее. Это столетие принесло невиданные и немыслимые в XIX в. катастрофы, глобальное изменение способа существования человечества. Рациональная наука вызвала к жизни планетарную технику. Человечество начало освоение космоса. Найдены генно-инженерные, кибероорганизменные технологии изменения физических и духовных свойств человека, заново открыты нетехнологические и применены технологические методы расширения возможностей психики. Над человечеством нависли апокалиптические опасности. За считанные годы классический капитализм сошел с исторической арены (уступив место постиндустриальному и информационному обществу), погибла европейская социалистическая система. Экологические катастрофы стали обыденностью. Население планеты стремительно приближается к критическому порогу. И потому ныне единственно важный глобальный вопрос - удастся ли человечеству избежать самоуничтожения. И тут не обойтись без обращения к классикам - пессимистам и оптимистам. О. Шпенглер предрекал закат культуры, но М. Вебер и А. Швейцер были на этот счет иного мнения. Принципиально важно, кто из них более прав. Отвечая на этот вопрос, Мартин Хайдеггер, процитировав строки из "Патмоса" Гёльдерлина:
Но где опасность, там вырастает
И спасительное...-
сделал знаменательный вывод: "Чем ближе мы подходим к опасности, тем ярче начинают светиться пути к спасительному. Тем более вопрошающими мы становимся. Ибо вопрошание есть благочестие мысли"2.
1. Понятие цивилизации и ее структура
Термин "цивилизация", вошедший в научный обиход с XVIII в., используется ныне в нескольких значениях: как противоположность дикости и варварству, как современное состояние западного общества, как синоним слова "культура" для обозначения культурно-исторических типов в исторической концепции крупнейшего историка Арнольда Тойнби3. Для Шпенглера и его последователей цивилизация - это завершение, исход культуры, каждая культура завершается собственной цивилизацией. Наконец, цивилизацию рассматривают как уровень развития материальной и духовной культуры в рамках общественно-экономической формации.
Структура цивилизации такова. Это, прежде всего человек с присущим ему уровнем потребностей, способностей, знаний, умением и желанием преображать окружающий мир; технологический способ производства, степень разделения и формы кооперации труда; экономические, социальные, политические, национальные отношения; культура и идеология, нравственные ценности и духовный мир человека4. При таком подходе к цивилизации культура, конечно, не может рассматриваться как предшествующая ей ступень и как ее жертва, поскольку сама является неотъемлемой, имманентной частью цивилизации. Исходя из этого, цивилизацию можно было бы определить как определенную ступень в историческом ритме динамики и генетики целостной системы общества, в которой взаимно переплетены, дополняя друг друга, материальное и духовное воспроизводство, экономика и политика, социальные отношения и культура.
Изучение ритма смены цивилизаций в прошлом (начиная с неолитической, которая открыла историю человечества и включала в первоначальном виде почти полный набор элементов, составляющих структуру современного общества) позволяет выделить в истории человечества шесть цивилизаций и начало седьмой, становление и расцвет которой придется на XXI в.: неолитическая (VII-IV тысячелетие до н.э.); восточно-рабовладельческая (III - первая половина I тыс. до н.э.); античная (VII в. до н.э. - VI в. н.э.); раннефеодальная (VII-XIII вв.); прединдустриальная (XIV - XVIII вв); индустриальная (60-е гг. XVIII в. - 70-е гг. XX в); постиндустриальная (80-е гг. ХХ в. - *10-е гг. XXII в.). Как названия цивилизаций, так и их хронологические рамки условны, но можно сделать некоторые выводы о закономерностях, темпах и механизме смены цивилизаций.
1. История человечества - ритмичная смена цивилизационных циклов. Каждый из них последовательно проходит фазы зарождения, возникновения, становления, зрелости, угасания. На стык двух смежных цивилизаций приходится период кризисов и революций, противоборства уходящей и приходящей систем.
2. В структуре каждого цивилизационного цикла можно выделить ряд циклов меньшей длительности. Например, в индустриальной цивилизации - кондратьевские циклы с примерно полувековой ритмикой5, воспроизводственные циклы и экономические кризисы (каждые 8-10 лет) и т.д.
3. Наблюдается отчетливо выраженная тенденция к сокращению длительности цивилизационных циклов, ускорению темпов общественного развития.
4. Отсчет времени ведется по эпицентрам цивилизаций, которые часто меняются. Переворот осуществляется в стране или группе стран, имеющих "критическую массу" уровня развития и противоречий.
5. Зачатки будущей цивилизации зарождаются в недрах предшествующей на фоне ее зрелости. Причем предвестники будущей "бури" одновременно проявляются и в материальном производстве (замедление темпов экономического роста, падение эффективности воспроизводства), и в духовной сфере: наиболее чуткие ученые и деятели культуры подвергают критике господствующие парадигмы и художественные взгляды, вообще нарастают интеллектуальные предпосылки будущей цивилизации. Это противоречие явственно обнаруживается и многократно обостряется в период всеобщего кризиса цивилизации, который длится от нескольких столетий в древности до несколько десятилетий и даже лет в нашу эпоху).
6. Первоисточником и движущей силой всех этих перемен является человек. Изменения, которые происходят в отдельных личностях, социальных группах и слоях, порождают перемены в бытии этих личностей, групп и слоев. При этом от сочетания множества факторов, а иногда и случайных событий зависит, по какой из возможных альтернативных дорог пойдет тот или иной народ. Роль субъективного фактора, исторических личностей здесь чрезвычайно велика.
Кризис индустриальной цивилизации - это целая эпоха, охватившая примерно три четверти ХХ в. Она включила глубокие мировые экономические кризисы, две мировые войны и революционные волны, формирование и крах тоталитаризма в различных его видах. Сюда вошел период возникновения, стремительного распространения и краха социализма, который был не чем иным, как попыткой найти новый выход из кризиса индустриально-буржуазной цивилизации.
Главные черты и перспективы преодоления кризиса индустриальной цивилизации можно сформулировать следующим образом. Во-первых, это всеобщий кризис, пронизывающий все элементы структуры цивилизации. Кризис в человеке, его знаниях, умении, потребностях, науке и образовании, что сделало функциональную неграмотность и профессиональную некомпетентность распространенным явлением. Кризис структуры воспроизводства, кризис государственного вмешательства в экономику, кризис социально-политических и национальных отношений, кризис в области культуры и идеологии. Во-вторых, это глобальный кризис, охвативший всю планету. Его очаги и вспышки зарождаются то в одной, то в другой стране, распространяясь затем волнообразно от эпицентра на периферию. В-третьих, исход нынешнего кризиса цивилизации неоднозначен. Впервые стала реальной угроза конца истории. Более оптимистический вариант возник в связи с прекращением противостояния двух систем. Но параллельно обострились межнациональные и межрелигиозные конфликты, возросли угрозы экологических и техногенных катастроф.
Однако уже сейчас проступают главные черты послекризисной, постиндустриальной цивилизации, которая в XXI в. достигнет своего расцвета. Это, во-первых, повышение, углубление, расширение знаний человека XXI в. о законах и закономерностях статики, динамики и генетики общественных и природных систем, коренное изменение системы образования, которое будет нацелено на развитие творческого потенциала каждого человека. Во-вторых, это гуманизация воспроизводства благодаря демилитаризации и экологизации экономики. В-третьих, это многоукладная социально-рыночная экономика, органично сочетающая различные формы собственности и уровни концентрации производства. В-четвертых, это демократическое правовое государство. В-пятых, это национальное возрождение как реакция на прежнюю тенденцию игнорирования и стирания национальных особенностей. Наконец, в шестых, это возрождение высокой культуры, первенство духовного воспроизводства6.
Вместе с тем анализ современных проблем, тенденций и перспектив, определяющих будущее человеческой цивилизации, требует ясного видения глобальных процессов. При этом необходима широкая и конкретная оценка наиболее важных и долговременных из них. Такая оценка, надо надеяться, позволит своевременно найти нужное решение: ведь не следует недооценивать "способность человеческого ума... стимулировать свежие подходы к старым проблемам"7.
2. Феномен глобализации как отличительная черта жизни мирового
сообщества конца ХХ века.
Многие проблемы, которые приобрели сейчас планетарные размеры, появились уже на ранних этапах развития цивилизации. Но тогда они носили ограниченный и локальный характер. Однако, преобразуя природу, превращая ее в средство для удовлетворения своих жизненных потребностей, человек постоянно наносил ей тяжелые травмы. Последствия такой деятельности человека прошлых эпох ощущаются и в наши дни. Например, земля Греции, с давних пор подвергающаяся безудержной эксплуатации, сегодня лишь на 15% покрыта лесами (в древности под лесами находилось 65% земли), а из них лишь 4% занято продуктивными лесами. К не менее пагубным для природы последствиям вело не только земледелие, но и скотоводство. Так, коза впервые была одомашнена жителями Средиземноморья, что потом привело к серьезному нарушению растительности этого района. Вывод человеком из-под контроля природы определенных видов растений и животных привел не только к серьезным нарушениям в растительном мире, но и способствовал появлению в огромном количестве саранчи и мышей, а также наступлению пустынь и полупустынь8. Тем не менее, такие катаклизмы не выходили за пределы соответствующих ареалов и оставались проблемой тех, кто в этих ареалах жил.
В более поздние времена в отношениях между человеком и окружающей средой появилось еще большее число подобного рода драматических ситуаций. Постепенно развитие промышленности привело к тому, что колоссально возросли средства воздействия человека на природу, а масштабы его хозяйственной деятельности на планете стали невиданно огромными. Впервые в истории деятельность человечества стала сопоставимой с геологическими и другими планетарными процессами. Выдающийся ученый и мыслитель, основоположник учения о биосфере В.И. Вернадский сделал заключение о том, что в ХХ в. "впервые человек становится крупнейшей геологической силой"9.
В последние два-три десятилетия мы оказались свидетелями уникального стечения и переплетения гигантских по масштабам явлений и процессов, каждый из которых в отдельности можно было бы назвать эпохальным событием с точки зрения его последствий для всего мирового сообщества. Взятые же в совокупности, они создали гигантское поле такого напряжения, что переживаемое нами время можно назвать временем смены самих цивилизационных основ жизнеустройства, периодом перехода от привычного для большей части ХХ века миропорядка к качественно новой инфраструктуре мироустройства.
Сам термин - глобальные (или общечеловеческие) проблемы - стал широко использоваться с конца 60-х годов нашего столетия. В то время ученые разных стран, обеспокоенные нарастанием множества негативных явлений в развитии мирового сообщества, предпринимали попытки научных исследований тех неблагоприятных последствий для человечества, к которым они могут привести. Поскольку эти явления затрагивали большинство сторон жизни современного человека, к их изучению подключились представители общественных, технических и естественных наук. В короткий срок сформировалось новое научное направление - глобалистика. И сразу же ученые столкнулись с вопросом: какие же проблемы следует считать глобальными? Ведь противоречия, тревоги, перегрузки и трудности, существующие в современном мире, имеют неодинаковую природу и масштабы своего проявления. Одни из них связаны с мировой политикой и экономикой. Другие являются следствием научно-технической революции и хозяйственной деятельности человека. Третьи детерминированы природными условиями, в которых живет современный человек. Некоторые из них являются локальными, а другие - глобальными.
Многие ученые-глобалисты разных стран пытаются составить списки, перечни, реестры общечеловеческих проблем. Например, широко известный Римский клуб, созданный в 1968 г. по инициативе итальянского экономиста, общественного деятеля и бизнесмена А. Печчеи10, неоднократно обращался к решению данной задачи. Сам А. Печчеи, например, дает следующий перечень общечеловеческих проблем, названный им "глобальной проблематикой": бесконтрольное распространение человека на планете; неравенство и неоднородность общества; социальная несправедливость, голод и недоедание; широкое распространение бедности; безработица; мания роста; инфляция; энергетический кризис; уже существующий или потенциальный недостаток природных ресурсов; распад международной торговой и финансовой системы; неграмотность и устаревшая система образования; бунты среди молодежи; отчуждение; упадок городов; преступность и наркомания; взрыв насилия и ужесточение полицейской власти; пытки и террор; пренебрежение законом и порядком; ядерное безумие; политическая коррупция; бюрократизм; дегенерация окружающей среды; упадок моральных ценностей; утрата веры; ощущение нестабильности; неосознанность всех этих трудностей и их взаимосвязи11. Однако многие ученые считают, что глобальными проблемами являются только те, которые по своей сути затрагивают интересы всего человечества в целом и каждого человека в отдельности12. Они встают перед каждым жителем нашей планеты, поскольку касаются его судьбы, будущего детей, здоровья этого человека и близких ему людей.
Так, наблюдающееся ухудшение окружающей среды в результате бурного развития промышленности и транспорта не оставило на Земле практически ни одного уголка, не затронутого этим процессом. Наглядным подтверждением сказанному могут служить экологические исследования, проведенные в Гренландии. Хотя этот самый большой остров на планете находится далеко от основных источников атмосферных загрязнений, а хозяйственная деятельность на нем носит весьма ограниченный характер, количество свинца, осаждаемого в гренландском льду, по имеющимся в научной литературе данным, за несколько десятилетий возросло на 300 процентов13. Между тем, этот химический элемент, как известно, при превышении его уровня в окружающей среде откладывается в избыточных для организма количествах в костях, волосах и печени. Он является одним из самых ядовитых потенциальных источников отравления человека и всей биосферы. Однако только существующий в мире автомобильный парк ежегодно "обогащает" атмосферу многими тысячами тонн свинца, который применяется в качестве добавки к бензину. На такие добавки расходуется значительная часть общей мировой добычи этого тяжелого голубовато-серого металла. Правда, во многих странах применяются решительные меры по ограничению или запрещению использования свинца в топливе. Тем не менее, того, что есть, оказывается достаточно, чтобы отравить льды Гренландии - удаленного от центров мировой цивилизации острова с малочисленным населением и, соответственно, малочисленным транспортом. Кроме того, нельзя забывать, что от работы автотранспорта в окружающую среду каждый год попадает также около 1,2 млн. тонн ядовитой окиси углерода, свыше 15 млн. тонн канцерогенных углеводородов, около 4 млн. тонн ядовитой окиси азота, 800 тыс. тонн твердых частиц14. Эти загрязнения вместе с такими же побочными продуктами функционирования современной цивилизации переносятся в атмосфере и гидросфере на большие расстояния, затрагивая даже те уголки Земли, которые традиционно остаются за пределами современной цивилизации. Иными словами, такого рода загрязнения существенно ухудшают состояние среды обитания человека в глобальном масштабе.
Вообще химизация жизни людей в наше время представляет собой глобальную угрозу. В самом деле, с продуктами питания, медикаментами, загрязненным воздухом различные вещества, вредные для человека, проникают в его организм. Это не только пагубно сказывается на здоровье людей, но и самым отрицательным образом влияет на физическую полноценность будущих поколений. Каждый год от 1 до 2 тысяч новых химических веществ, во многих случаях с непознанным эффектом воздействия на организм человека и окружающую среду, поступает к потребителям. Всего же сегодня используется свыше 80 тысяч химических веществ. При этом, по оценке ученых, игнорируется очень серьезная опасность, так как только о части этих веществ известно, угрожают они здоровью человека или нет. Причем, если такая информация и существует, нахождение ее часто весьма затруднено15. И как же далеко может зайти процесс химизации человеческой жизни в дальнейшем? Ведь давно уже очевидно, что он не проходит бесследно для людей и представляет собой глобальную проблему. Если он не будет остановлен, то его последствия для людей могут быть самыми тяжелыми.
Если нормальная, рутинная хозяйственная жизнь человечества стала представлять для него глобальную угрозу, что говорить о техногенных катастрофах! В прошлом, да и в начале нынешнего столетия аварии на производстве происходили чаще, чем сейчас, поскольку требования к технике безопасности были ниже, да и профсоюзы - сравнительно недавнее изобретение. Однако такие аварии, какими бы ужасными и масштабными они ни были, оборачивались горем лишь для родных и близких погибших людей, да убытками (и то не всегда) для хозяина предприятия. В наше время иная производственная авария может превратиться в глобальную проблему. В полной мере человечество осознало это после аварии на Чернобыльской АЭС в 1986 г. Как известно, непосредственно при аварии погибло четыре человека. Еще несколько десятков умерло вскоре - в результате неумелых действий на первом этапе ее ликвидации. Однако личными трагедиями этих людей и их родственников дело не ограничилось, как не ограничилось оно и превращением Припяти в город-призрак или сотнями инвалидов-ликвидаторов. Период полураспада радиоактивных веществ, отравивших землю Чернобыля и прилегающих к нему районов, длится от нескольких десятков до нескольких сотен лет, а это значит, что в сколько-нибудь обозримом будущем все эти земли останутся незаселенными. Мало того - отравляющими все вокруг! Ведь нельзя же поставить преграду для воздушных и водных потоков! Сразу после аварии радиоактивное облако оказалось не только над Киевом, но и над рядом областей России, Белоруссии, а также над некоторыми регионами Скандинавского полуострова. Но и это еще не все. Главное - это множество "отложенных" болезней и смертей тех, кого как бы "по касательной" задело это облако; главное - это неизбежные мутации людей, еще, быть может, не родившихся сегодня; это многие поколения искалеченных судеб людей, которых в апреле 1986 г. не только и близко не было от Чернобыля, но которые и вообще тогда не жили на Земле.
Глобальные проблемы - это такие проблемы, которые не просто касаются всего человечества, но и жизненно важны для него. Они важны до такой степени, что их нерешенность порождает угрозу для будущего всех людей. Так, современная научно-техническая революция привела к невиданному скачку в развитии средств разрушения и военного дела, в результате которого человек оказался "наделенным" физической способностью уничтожить все живое на нашей планете. Уже накопленных арсеналов, как считают ученые, достаточно для того, чтобы уничтожить 58 млрд. людей, то есть почти в 10 раз больше, чем живет людей на Земле. Поэтому, когда говорят о необходимости неотложного решения многих глобальных проблем, имеют в виду не просто то состояние, к которому привела деятельность человека окружающую среду. А когда говорят о кризисном этапе цивилизации и связанных с этим проблемах глобального характера, речь идёт не только о смене эпохи индустриализма постиндустриальной эпохой, которую называют еще эпохой информационного общества. Особенность нынешнего этапа состоит и в том, что процесс изменений и сдвигов затронул также социокультурную, духовную и политическую сферы.
Например, в политической сфере возникло новое положение, характеризующееся несоответствием традиционных идейно-политических установок и ориентаций реальным проблемам современности. Распад СССР и вызванное этим падение Берлинской стены, положившее конец разделению мира на два противоположных лагеря, по времени совпали с началом качественных изменений не только в геостратегической структуре, сложившейся в послевоенные десятилетия, но и в самом евроцентристском (или точнее, евроамериканоцентристском) миропорядке Нового и Новейшего времени. Более того, можно сказать, что этот распад стал одновременно и последним мощным стимулом, и следствием процессов и явлений, приведших к таким изменениям. По-видимому, сейчас начинается этап формирования некоего нового типа мирового сообщества всепланетарного масштаба. Все эти явления проявляются в глобализации, то есть в расширении и углублении социальных связей и институтов в пространстве и времени таким образом, что, с одной стороны, на повседневную деятельность людей всё более растущее влияние оказывают события, происходящие в других частях земного шара, а с другой стороны, действия местных общин могут иметь важные глобальные последствия16. Пример тому - многочисленные локальные конфликты, так называемые "малые" войны на Кавказе и в Средней Азии, грозящие перерасти в глобальную войну мусульманских фундаменталистов против всех "неверных". Еще одна "горячая точка", вовлекающая в свою орбиту интересы и судьбы огромного количества стран и народов, - Иерусалим, где израильтяне и арабы совсем недавно начали новый виток военных действий.
Глобализация в политике предполагает, что множество социальных, экономических, культурных, политических и других отношений и связей приобретают всемирный характер. В то же время она подразумевает возрастание уровня взаимодействия между государствами. Присутствует постоянная тенденция к распространению связей на такие сферы деятельности, как технологическая, организационная, административная, правовая и др. Современные формы глобальных потоков характеризуются, во-первых, громадными инвестициями промышленно развитых стран в экономики друг друга через многонациональные корпорации, а во-вторых, - высоким уровнем движения капиталов. Первоначально развитие взаимосвязей между народами и странами протекало в форме экспансии Европы, а затем Запада в целом, поэтому глобализация означала, в сущности, европейскую, западную глобализацию. Ныне же процессы регионализации и глобализации охватили весь земной шар17.
Интенсификация этих процессов способствовала расширению функций и сфер ответственности национального государства, с одной стороны, и эрозии его возможностей эффективно справляться с предъявляемыми к нему требованиями, с другой стороны. Товары, капиталы, люди, знания, образы, оружие, наркотики и т.д. стали легко пересекать государственно-территориальные границы. Транснациональные сети, социальные движения и отношения проникли почти во все сферы человеческой деятельности. Существование глобальных систем торговли, финансов и производства связало воедино процветание и судьбу целых наций по всему миру. Таким образом, государственно-территориальные границы становятся всё более прозрачными, что оказывает решающее влияние не только на внешнюю политику стран мирового сообщества, но и на их экономику. Набирающая силу интернационализация экономик развитых стран представляет собой совокупность сложных глобальных процессов: взаимозависимость производств, активизация торговых потоков и финансовых связей, миграция рабочей силы18.
Короче говоря, неограниченное распространение хозяйственной деятельности человека по планете вызывает все большее переплетение экономических интересов различных государств в мировом сообществе. Именно этот процесс экономисты и называют интернационализацией хозяйственной жизни человечества. О динамике ее развития свидетельствуют хотя бы такие данные. Мировой обмен товарами и услугами рос в ХХ столетии более чем в два раза быстрее по сравнению с мировым промышленным и сельскохозяйственным производством. Уже к 1985 г. ежегодный объем мировой торговли достиг почти 2500 триллионов долларов19. Эти процессы ведут к тому, что многие экономические проблемы приобретают глобальный характер.
Таким образом, глобальными следует считать такие проблемы, которые требуют для своего решения коллективных усилий всех стран и народов. Даже самое могущественное государство не в состоянии справиться в одиночку с общечеловеческими затруднениями. Для их преодоления требуется согласованное использование экономических, интеллектуальных, научно-технических ресурсов всего человечества. Необходимы также политическая воля правительств и народов различных стран, широкое распространение в мире такого политического мышления, которое соответствовало бы новым реалиям постиндустриальной цивилизации.
Исходя из этих требований, к глобальным проблемам человечества следует отнести, прежде всего, такие, как предотвращение третьей мировой войны, охрана окружающей среды и борьба с техногенными катастрофами, энергетическая, сырьевая, продовольственная, а также освоение космоса и Мирового океана, ликвидация опасных болезней и некоторые другие.
К сожалению, люди не сразу смогли в полной мере осознать всю сложность и чрезвычайность ситуации, сложившейся в результате кризиса индустриальной цивилизации и ее перехода к постиндустриальной. А ведь глобальные проблемы человечества, как и человеческие болезни, если вовремя их не предупредить и не побороть, становятся застарелыми и более опасными, дающими грозные осложнения и обострения. Так и случилось во второй половине ХХ в., когда люди, утратив иллюзии своего всемогущества и вседозволенности, внезапно оказались лицом к лицу с угрозой планетарного Апокалипсиса.
3. Глобальные проблемы современной цивилизации.
3.1. Экологическая проблема в современной глобалистике и поиск путей ее решения.
3.1.1. Постановка проблемы.
Итак, взаимоотношения человека и биосферы приобретают планетарные масштабы. Человечество начинает понемногу осознавать характер взаимосвязей общества и природы, оценивать последствия своей производственной и интеллектуальной деятельности.
Поэтому в системе глобальных проблем современности экологическая проблема занимает одно из доминирующих мест. Более того, само возникновение представлений о глобальных проблемах - во всяком случае, на первых этапах их анализа - было связано с обсуждением комплекса вопросов, возникающих в рамках взаимоотношений человека, общества и природы20. Преодоление кризисных тенденций в структуре взаимоотношений между человеком и средой его обитания нередко рассматривается даже в качестве важнейшей проблемы, стоящей перед современной цивилизацией21.
Проблема будущего человечества в связи с разрушением биосферы не случайно первоначально была поставлена в трудах геологов, имеющих возможность оценить взаимоотношения общества и биосферы в масштабах геологической истории. Уже в 30-х гг. ХХ в. В. Вернадский22, П. Тейяр де Шарден23, А. Ферсман24 указали альтернативные варианты развития: переход биосферы в ноосферу или в техносферу. Научно-техническая революция на несколько десятилетий задержала становление социальной экологии и исторической геоэкологии. Фундаментальные исследования в этой области продолжились лишь в 70-е гг. в трудах Б. Коммонера25. Затем Д.Х. Медоуз и Д.Л. Медоуз по инициативе А. Печчеи и организованного им Римского клуба разработали компьютерные модели для оценки роста пяти лимитирующих развитие цивилизации факторов: народонаселения, продуктов питания и объема промышленного производства, потребления природных ресурсов и уровня загрязнения и отравления среды обитания технологическими отходами. Они сделали вывод, что если количественный рост пяти указанных факторов не прекратится, то к концу ХХI в. цивилизацию постигнет коллапс26.
Однако в обстановке эйфории, вызванной научно-техническим прогрессом, предупреждение Медоузов и других ученых-экологов, собравшихся на организованную ООН в 1972 г. в Стокгольме первую конференцию по окружающей среде и развитию, не было услышано. Авторов его с юмором стали называть алармистами (от англ. alarm - тревога). А в СССР, где работа Медоузов была издана лишь через 19 лет, глобальный экологический кризис и вовсе представляли как кризис только "у них", а само стокгольмское предупреждение - как способ отвлечения трудящихся от классовой борьбы27!
Однако в 1983 г. в ООН все же была создана комиссия по окружающей среде и развитию под председательством Г. Брундтланд, которая издала в 1987 г. доклад "Наше общее будущее". Лейтмотивом доклада можно, пожалуй, считать знаменитую фразу: "Человечество способно сделать развитие устойчивым - обеспечить, чтобы оно удовлетворяло нужды настоящего, не подвергая риску способность будущих поколений удовлетворять свои потребности"28. Хотя как это сделать, в докладе не говорилось.
1987 г. можно вообще считать поворотным в динамике экологических настроений: во многих странах стало активно развиваться "Зеленое движение", появился "День Земли", а экологический императив проник в мышление политиков (в том числе М.С. Горбачева) и даже стал у А. Гора лейтмотивом его избирательной кампании на выборах президента США29.
Процесс "экологизации" общественного сознания завершился в год созыва второй конференции ООН по окружающей среде (КОСР-2) в Рио-де-Жанейро в 1992 г. В Декларации и документах КОСР-230 был провозглашен курс Объединенных наций на устойчивое развитие, а всем странам мира рекомендовалось искать свою форму выхода на модель устойчивого развития. В последующие годы национальные концепции устойчивого развития были выработаны в ряде стран, в том числе в Нидерландах31, США32 и в России. Причем первоначальный проект российской концепции33 был подвергнут научной общественностью самой жесткой критике.
Тем временем Римский клуб решил сменить тактику своей деятельности и перейти от обсуждения экологической проблематики к выработке стратегии международных действий на XXI век. По мнению клуба, эти действия должны привести к "первой глобальной революции"34. Однако содержание и механизмы этой социально-экологической революции раскрыты не были.
Тем не менее, решения Римского клуба предварили решения КОСР-2 и шли значительно дальше. Вероятно, именно они отразились на смене настроений ведущих российских экологов. Например, если в работах Н. Моисеева до 1992 года господствовала нравственно-философская тематика35, то после 1992 года уже доминируют темы стратегии и, в частности, депопуляции36. Российские ученые начали изучать проблему с разных сторон. Во-первых, подчеркивается приоритет прагматической составляющей стратегии выживания и целесообразность обсуждения различных сценариев развития ситуации37. Во-вторых, ставится вопрос о сути экологических кризисов, которые являются не только механизмом разрушения, но и причиной качественного прогресса38. В-третьих, акцентируется вопрос о новой и более широкой трактовке принципа Мальтуса, то есть соотношения между ростом народонаселения и успехами цивилизации39.
3.1.2. Современное состояние среды обитания человека и понятие глобального экологического кризиса.
Пожалуй, не совсем точно называть природу средой обитания человека или окружающей средой, так как сам человек ведь по-прежнему остается ее частью. Люди - представители современной цивилизации - по-прежнему сохраняют зависимость от естественного мира, широко пользуясь его плодами. Поэтому вообще-то нормальным состоянием должно быть их гармоничное, согласованное взаимоотношение. Однако человечество подходило и до сих пор подходит к природе потребительски, рассматривая ее в качестве "сырья для цивилизации". При этом люди все еще склонны игнорировать тот не подлежащий сомнению факт, что, ухудшая условия жизни в глобальных масштабах, мы подрываем основу для полноценного физиологического развития как нынешних, так и будущих поколений.
Мы уже говорили, что долгое время в хозяйственной деятельности человека преобладала тенденция как можно больше взять от природы: считалось, что она обладает большими возможностями самоочищения. Но по мере роста промышленного производства, увеличения его отходов, нарушения целостности и взаимосвязей природной среды возникла реальная опасность для ее естественного состояния. Это связано с загрязнением воздушного и водного бассейнов, истощением природных ресурсов, вымиранием многих видов растений и животных, обеднением биологических ресурсов в целом, сокращением невозобновляемого энергетического потенциала (угля, нефти, газа) и т.д. При этом обострение одних экологических процессов вызывает затруднения и в протекании других.
Грубое вмешательство человека в природу нанесло и продолжает наносить серьезные травмы флоре и фауне планеты. Например, несмотря на все усилия экологов, процесс вымирания редких видов животных остановить очень трудно: ведь, по данным специалистов, еще совсем недавно на Земле ежегодно прекращал свое существование один вид животных40.
Деятельность человека привела к сокращению числа видов его "младших братьев" из животного мира, уменьшила она и разнообразие растительного. Однако "старший братец", увлекшись своим могуществом, забыл, что таким образом он не только обедняет окружающую его природу, но и живет за счет будущих поколений. Необдуманное покорение природы, невиданное ее загрязнение ведут как к вымиранию отдельных видов живых организмов, так и оказывают вредное воздействие на все другие живые существа. Когда человечество начало особенно пристально вглядываться в возникающую на пути его развития экологическую угрозу, появилось много сенсационных сведений о масштабах и размерах отравления живой природы.
Ученые сообщают о трудно поддающемся учету и всесторонней оценке ущербе, который наносится растительному миру. Так, каждую минуту на нашей планете исчезает 20 гектаров тропического леса, что равно по площади 30 футбольным полям, а ежегодно вырубается 80 тыс. квадратных километров джунглей41.
Двуокись серы и азота, выделяемые при сжигании угля и нефти на электростанциях и в двигателях различных транспортных средств, претерпевают химические изменения в атмосфере. Они служат источником возникновения крайне вредного вида загрязнений природы, известного под названием "кислотные дожди", которые выпадают за тысячи километров от источника их возникновения. В результате этих дождей возникают необратимые реакции, нарушающие хрупкие экологические системы.
В России нерациональная хозяйственная деятельность еще в советский период привела к быстрому сокращению пахотных земель. Планета ежегодно теряет 8 миллионов гектаров продуктивной земли, из них Россия - приблизительно 100 тыс. гектаров. Все это происходит из-за того, что под строительство городов, заводов, предприятий используются плодородные земли.
Еще один неблагоприятный для плодородной земли фактор - широкое применение химических удобрений. Прежде всего, в результате загрязняются водоемы, а уже из них вреднейшие вещества вместе с питьевой водой попадают в организмы людей. Таким образом, человек, стремясь увеличить производство продовольствия путем интенсивного применения химических удобрений, отравляет среду своего обитания, создает новые, ранее неизвестные угрозы своему здоровью42.
Совершенно ненужный для гидросферы нашей планеты процесс ее переудобрения идет не только путем смыва химических удобрений с полей, он значительно усиливается из-за неблагоприятных последствий урбанизации человеческого сообщества. В наше время во многих странах большая часть продовольствия потребляется городским населением, а производимые при этом отходы выносятся уже не на поля, а поступают в канализацию и оттуда в гидросферу Земли43.
Не следует забывать, что из химических веществ сельскохозяйственного назначения применяются не только удобрения, но и пестициды. Среди них есть вещества, содержащие хлор, фосфор, ртуть и другие крайне вредные для всего живого элементы. Попадание их в организм человека вместе с продуктами питания в значительных количествах может привести к серьезным отравлениям, в меньших дозах они оказывают разрушительное воздействие на внутренние органы и нервную систему.
Негативное воздействие искусственных химических соединений человек испытывает и соприкасаясь с ними в быту. Например, в больших масштабах выпускаются промышленностью такие синтезированные в лабораториях вещества, как полихлорбифенилы (ПХБ). Они широко используются в электротехнической, текстильной, автомобильной, лакокрасочной отраслях промышленности и имеют еще целый ряд разнообразных применений. В то же время по своей структуре и химическим свойствам они близки к печально известному ДДТ. Еще в 1966 г. шведские экологи обнаружили ПХБ во многих видах рыб Балтийского моря, а также в теле и перьях орлов. Ученые заметили, что следы ПХБ были найдены в птицах, отловленных после 1944 г. Это позволяет установить время, когда эти вещества начали оказывать разрушительное воздействие на природу в ощутимых масштабах44.
Каждый наносимый природе удар бьет в такой же мере и по человеку. В его организме под влиянием возникших с развитием цивилизации различных технологических, экологических, климатических и других факторов происходят существенные, все более опасные изменения. Изменения в биологических основах человеческого рода от десятилетия к десятилетию становятся катастрофическими. Например, анализ крови, взятый у 29 тысяч американцев, показал, что она не может быть использована для переливания, потому что в ней повышено содержание углеводорода. Ученые-медики считают, что такое явление вызвано загрязнением воздуха выхлопными газами автомобилей и распространением курения45. Не меньшую, а может быть даже и большую, опасность для здоровья нынешних и грядущих поколений людей представляет радиационное излучение. По некоторым данным, сейчас общая сумма искусственной радиации на планете составляет примерно четверть ее естественного фона. Такое положение неизбежно повлечет за собой возрастание частоты мутаций среди людей.
Итак, совершенно очевидно, что общее ухудшение биосферы планеты в мировом масштабе еще раз наглядно высвечивает общечеловеческий смысл глобальных проблем современной цивилизации. Парадокс заключается в том, что мы сами порождаем для себя глобальные затруднения. Как справедливо заметил Б. Коммонер, экологический кризис имеет социальное происхождение и для его преодоления необходимы социальные действия46. Именно Б. Коммонер и ввел в 1971 г. в научную литературу понятие ГЭК (глобального экологического кризиса). Впрочем, точнее будет сказать, что слово "глобальный" им только подразумевалось. Образная картина конфликта между миром человека и миром машин была дана Н. Бердяевым еще раньше, в 1933 г.47. Впоследствии о ГЭК очень много писали и за рубежом, и в России48.
Как это ни странно, но, похоже, общепринятого определения ГЭК до сих пор не дано, а некоторые авторы вообще считают его мифом49. По мнению Ю.С. Шевчука, экологический кризис существует постоянно, регулярно обостряясь50. В. Данилов-Данильян считает, что "под ГЭК, видимо, следует понимать ситуацию, когда нарушается гомеостаз биосферы, ее характеристики, существенные для биоты (стало быть, и для человека), начинают покидать допустимые интервалы своих изменений"51. В. Зубаков предлагает понимать под ГЭК планетарное нарушение направленности геохимических процессов и круговоротов, приводящее к появлению геосферы с новыми химическими свойствами в результате отравления среды обитания продуктами жизнедеятельности лидеров эволюции. При этом неизбежным результатом ГЭК является массовое вымирание большей части органического мира52. Похоже, Апокалипсис Нового Завета представляет собой только мифологизированный вариант пророчества Зубакова. Утешает, что существуют все же сценарии выхода из кризиса, принадлежащие другим ученым. Правда, и они не радужны.
3.1.3. Сценарии выхода из кризиса.
Все существующие сценарии выхода из глобального экономического кризиса, переживаемого современной цивилизацией, можно условно разделить на две большие группы.
Сценарии первого типа в той или иной мере продолжают стихийно-рыночную "природопокорительскую" стратегию развития. Некоторые из них предусматривают при этом неограниченный рост населения, другие говорят о том, что рост населения придется ограничить. Из сценариев с неограниченным ростом населения можно отметить так называемый сценарий "самотека" Ф. Хайека, который считает, что никаких закономерностей эволюции нет, ничего лучше рыночной экономики человечество не придумало, и главным условием самоускоряющегося развития является рост народонаселения. Этот сценарий отвергает и само понятие ГЭК53. К этому же виду сценариев принадлежит и сценарий О. Тоффлера и его многочисленных единомышленников (сценарий информационного общества): это теория третьей волны цивилизации, основанная на учете современных изменений в технологии производства, обусловленных научно-технической революцией, и в беспрецедентном росте значимости знаний и информации в жизни общества54. Безусловно, этот сценарий верно описывает события последних 15-20 лет. Они происходят в рамках все той же природопокорительской мировоззренческой идеологии. По сути, этот сценарий описывает мир как приближающийся к хаосу.
Сценарий искусственного поддерживания биосферы работает по образцу "дикой" биосферы. На функционирование такой системы потребовалось бы 99% всех ресурсов цивилизации, то есть на порядок больше того, что потребляет сейчас человечество. Нереальность такого сценария была показана В. Горшковым и другими учеными55.
Сценарий антропокосмизма развивался К. Циолковским56 в последовательном природопокорительском духе и в расчете на тысячекратное увеличение народонаселения Земли. Одной из главных идей этого сценария является вынос экологически вредной индустрии с Земли в ближайший Космос. Это, конечно, решило бы многие проблемы и позволило бы преодолеть ГЭК, но, к сожалению, сейчас доказано как неоспоримый факт, что человек как биологический вид может пребывать в Космосе лишь ограниченное время, что делает весь сценарий нереальным.
Что касается сценариев, в той или иной степени декларирующих ограничение роста народонаселения, то их тоже четыре. Первый - это сценарий устойчивого развития в понимании международной комиссии Г. Бундтланд, уже реализуемый в региональных проектах для Нидерландов, Англии, Франции, США и других стран. Он горячо поддержан Международным советом предпринимателей по УР во главе с С. Шмидхейни57. Этот сценарий "нулевого роста", нацеленный на удовлетворение потребностей настоящего времени, но не ставящий под угрозу способность будущих поколений удовлетворять их собственные потребности. Он годится для высокоразвитых стран, и успехи на этом пути ими уже продемонстрированы.
Следующий сценарий - сценарий биотического регулирования и восстановления "дикой" биосферы. В основу его положены идеи Г. Мальтуса и теоретические исследования В. Горшкова, В. Данилова-Данильяна, К. Кондратьева и др.58. В их работах показано, что биосфера уже вышла из стационарного состояния и стремительно деградирует. Рубеж, на котором она могла еще поддерживать свои биогеохимические циклы, был пройден в начале ХХ в. Разрушающим фактором в техногенной деятельности является рост народонаселения, численность которого к концу ХХ в. в 10 раз превысила разумные пределы. Цивилизация вместе со всеми млекопитающими может без ущерба для биосферы потреблять лишь не более 1% от ее продукции. Сейчас она потребляет уже 10%, а на материках - 40%. Поэтому необходимо срочно уменьшить нагрузку на материковую биосферу в 10 раз. Реализовать этот сценарий на практике вряд ли возможно.
Сценарий искусственных микробиосфер, испытания которых проводятся сейчас в США59, нацелен на освоение глубин океана и некоторых объектов Солнечной системы, прежде всего Марса. Этот сценарий начнет практически реализовываться почти наверняка, однако в случае ожидаемого перехода биосферы в техносферу он может гарантировать выживание лишь ничтожной части человечества.
Сценарий форсированного создания электронно-кибернетических роботов60 запрограммирован всем ходом эволюции биосферы и ноосферы как суперорганизма.
Итак, сравнение восьми сценариев первого типа позволяет сделать следующие выводы: 1) ни один не сулит человечеству выхода из ГЭК; 2) семь первых сценариев представляют собой не что иное, как разные переходы к электронному; 3) при сохранении стихийно-рыночного развития, продолжающего природопокорительскую стратегию, реален только сценарий перехода биосферы в техносферу. В этом случае существующая природопокорительская цивилизация людей будет замещена природопокорительской же цивилизацией киборгов, адаптированных и к техносфере, и к космической среде.
Сценарии второго типа так или иначе развивают идеи Вернадского и Тейяра де Шардена о ноосфере. Их можно разделить на два класса: экоэволюционные и экореволюционные.
Так, сценарий биополитики развивается начиная с 1985 г. греческим экологом А. Влавианос-Арванитис61. В центре ее теории - проблемы этики, культуры и экологического образования.
Сценарий самоуправляемых экологических оазисов развивается С. Забелиным и частично А. Урсулом62. Он характерен для большинства "зеленых" авторов. Сторонники его считают мирное сокращение населения невозможным. Сценарий ориентирован на увеличение площадей "дикой" природы и предусматривает максимальное сокращение всех потребностей. По сути, это сценарий электронизированных самоуправляемых деревень. Как и предыдущий сценарий, эта концепция представляется скорее благородной утопией.
Сценарий автотрофизации человечества выдвинут Вернадским в 1925 г. и большинством ученых оценивается как фантастический, поскольку человека-растение представить себе трудно, да, честно говоря, и не хочется. Однако теоретически в далекой перспективе исключить полностью создание некоего автотрофного киборга нельзя63.
Сценарий экогеизма с Табу на работы по созданию искусственного интеллекта. В политически разделенном мире такой запрет нереален. Но в условиях мира, объединенного в планетарную экогейскую конфедерацию на условиях социальной справедливости такое Табу вполне реально. Во всяком случае, от искусственного интеллекта только тогда можно будет ожидать бережного отношения к Человеку, когда для самого Человека станет нормой такое же отношение ко всему живому.
Сценарий коэволюции людей и киборгов, имеющих две независимые экологические ниши - бионоосферу и космоноосферу, - исходит из оптимистического предположения, что объединенное Человечество и возникающее с его помощью электронно-кибернетическое сообщество смогут найти разумные формы коэволюции. Конечно, ради безопасности, очевидно, следует двигаться путем конструирования киборгов с человеческим разумом, а не роботов с электронным интеллектом. Кроме того, очень важно, чтобы сфера деятельности людей и киборгов была строго разграничена территориально. Для этого Человечество должно сделать все, чтобы с самого начала для коэволюции киборгов и людей (а она будет быстротечной) была выделена своя экологическая ниша. Таковой прежде всего может быть Марс64. Может, и неплохо, но... История нас учит: где человеческий разум и территориальные границы, там и стремление этого самого разума эти границы нарушить, а чужую территорию захватить...
Итак, сценарии первого типа представляют лишь варианты следования эволюции по пути перехода от биожизни и человеческого интеллекта к новому более высокому уровню развития Искусственного Интеллекта, готовящегося к экспансии разума в космос, но следования стихийного и драматического для человека и всего живого на Земле. Все они заканчиваются апокалипсисом человеческой цивилизации. Таким образом, выход из ГЭК открывают только сценарии второго типа при всей их кажущейся фантастичности. А наиболее надежным из них, видимо, надо считать сценарий экогеизма с Табу на работы по созданию искусственного интеллекта. В своих корнях экогейская парадигма близка так называемому экосоциализму.
3.2. Экономические проблемы современной цивилизации
Итак, ХХ век стал началом новой, так называемой постиндустриальной, информационной или постэкономической цивилизации, среди отличительных черт которой - быстрый научно-технический прогресс, радикальные изменения структуры общественного богатства и занятости, удовлетворение основных потребностей большинства жителей развитых стран Запада благодаря достигнутому производственному потенциалу, появление признаков вытеснения творчеством традиционных форм труда, утверждение постэкономической системы ценностей, в центре которой - человек с его стремлением к самосовершенствованию.
Важнейшим источником и движущей силой современной цивилизации является технологический процесс с экономическими, социальными и политическими последствиями65. Страны, полномасштабно использующие его достижения и потому играющие роль экономических лидеров современности, образуют в мировом сообществе постэкономическую цивилизацию. Они сгруппированы вокруг трех центров экономической мощи. Первый из них, согласно мировому объему годовой добавленной стоимости, представлен США (25,8%); второй - странами Европейского Сообщества (19,4%); третий - представителями Тихоокеанского региона (Япония, Китай и государства АСЕАН) - 16,2%66. Экономический уровень развития этих стран в последние десятилетия позволил им решить глобальные проблемы в трех важных аспектах: 1) невозможность возникновения нецивилизованных форм крупномасштабных конфликтов в среде постиндустриальных и близких к ним по уровню развития стран вследствие формирования современной экономики как мирового хозяйства, что обеспечивает максимальную эффективность производства и вовлекает значительное число стран в орбиту влияния постиндустриальных держав; 2) возникновение перспектив поддержания гармонического взаимодействия между человеком и природой, о чем подробно говорилось выше; 3) постиндустриальному миру удается осуществлять такой стиль развития, который стремится не допускать - и чаще всего не допускает - широких общественных конфликтов, роста безработицы и социальной напряженности. В результате развитые страны достигли внутренней стабильности, укрепили свои ведущие позиции в мировом сообществе. Но в то же время идет и негативный процесс: они фактически обособились от менее прогрессивных экономических укладов.
Международная торговля активизируется именно внутри центров экономической мощи. Перечень стран-импортеров по-прежнему остается весьма ограниченным. Те же тенденции к внутреннему взаимопроникновению и внешнему обособлению наблюдаются и в области интернациональных финансовых потоков. Мировые финансовые центры сосредоточены в ведущих постиндустриальных державах, и их растущие обороты свидетельствуют об усилении контроля этих стран над остальными регионами.
Хотя движение рабочей силы по сравнению с движением товаров и капитала характеризуется гораздо меньшими масштабами, оно также подвержено общим закономерностям внутренней открытости и внешней замкнутости. Например, при фактически полном отсутствии ограничений на перемещения с целью найма на работу внутри ЕС лишь 2% рабочей силы находят свое применение вне Сообщества. В то же время низкие иммиграционные квоты создают барьер для проникновения на европейский рынок труда рабочей силы из экономически менее развитых регионов.
Наиболее впечатляют успехи постиндустриального мира в области использования природных ресурсов. Это было достигнуто не путем вовлечения в хозяйственный оборот неисчерпаемых месторождений (существование которых невозможно представить), а с помощью кардинального обновления методов использования природных ресурсов. Выход был найден благодаря эффективности и активному сокращению потребления традиционных видов ресурсов, что отодвинуло перспективу их исчерпания. Так, человечеству не удалось пока научиться эффективно применять солнечную энергию, мощность которой в результате ее поступления на Землю в 16 000 раз превосходит мощность современных энергетических источников. Затраты на ее потребление и так уже снизились более чем в 30 раз, но для того, чтобы стать реальным конкурентом энергии, производимой на сжигающих уголь станциях, ей необходимо стать еще на порядок дешевле67. При этом потребность в дорогостоящей солнечной энергии начинает выглядеть все более незначительной на фоне опережающего роста масштабов потребления традиционных энергетических ресурсов.
Последние десятилетия характеризуются также беспрецедентными масштабами замещения информацией и знаниями материальных составляющих издержек производства. Благодаря этому в информационном обществе резко сокращается рынок серебра, платины, золота и других связанных с масштабным вмешательством в природу материалов.
В контексте такой тенденции рост добычи минеральных ресурсов, наталкиваясь на узость потребительского спроса, приводит к падению мировых цен, но это никак не сказывается на все более широком распространении новых технологий их использования в развитых странах. Об устойчивости развития современных постиндустриальных обществ можно судить также по занятости и состоянию социальных проблем. Высвобожденная из сельскохозяйственной сферы рабочая сила вовлекается отчасти в промышленность, но в гораздо большей степени - в сферу услуг. Несмотря на то, что главный фактор снижения безработицы в постиндустриальных странах - расширение рамок информационного производства и сокращение неквалифицированного труда в промышленности и сфере услуг, нельзя сбрасывать со счетов и различные формы альтернативной занятости.
Все это дает основания рассматривать развитие постиндустриальных стран как устойчивое. При этом постиндустриальные державы явно доминируют над остальной частью мира, определяя его перспективы в XXI в. Но здесь же таится и опасность: ведь устойчивость экономического развития постиндустриальной цивилизации может быть нарушена как из-за обострения ее внутренних противоречий, так и извне, со стороны остальной части мира. Причем опасность угрожает даже некатастрофическому будущему постиндустриальных стран и планеты в целом.
3.2.1. Внутренние противоречия постиндустриальной цивилизации
Достижения постиндустриальной цивилизации видны не только во внешних формах, но и в содержательном направлении. Речь идет о приоритете творческой деятельности, о стремлении людей к самосовершенствованию, а не к приумножению материального богатства. В этой связи актуальными становятся проблемы, противоположные тем, с которыми сталкивалось человечество в начале 70-х гг., а именно внутреннее несоответствие постэкономической природы современного Запада экономической форме происходящих там процессов. Таких несоответствий несколько.
Во-первых, это неисчислимость при помощи стоимостных показателей ценности производимых обществом благ как на макро-, так и на микроуровне. В результате, например, в наиболее передовых отраслях хозяйства отчетливо наблюдается громадное противоречие между балансовой и рыночной стоимостью корпорации. В целом же, поскольку используемые показатели не отражают адекватно происходящих в хозяйстве изменений, ориентация на них, скажем, при определении целей государственной политики не сможет привести к желаемым результатам. Весь процесс будет похож на управление самолетом по показаниям приборов без малейших представлений о местности, над которой он летит.
Во-вторых, это рост фондовых индексов вне зависимости от реальных изменений в производстве благ и услуг, делающий единственным стимулом к приобретению акций не инвестиции в производство, а поддержание дальнейшего спекулятивного роста их курса68.
В-третьих, опасная тенденция связана с изменившимся характером частных сбережений и с потребностью государства в инвестиционных денежных средствах. Активное развитие наукоемких и высокотехнологичных отраслей как в промышленности, так и в сфере услуг ведет к тому, что накопление ресурсов воплощается в самих людях и их способностях и именно это обеспечивает хозяйственный рост постиндустриальных стран. Подобный факт не может быть объяснен с позиций традиционной экономической теории69. Между тем известно, что с начала 90-х гг. американская экономика переживает подъем на фоне очень низкой склонности населения к сбережениям. Однако государство продолжает оперировать в основном экономическими категориями и нуждается в свободных денежных ресурсах для осуществления программ в социальной, военной и политической областях. Следствием подобной диспропорции может стать рост дефицита бюджета и внутреннего государственного долга70.
В-четвертых, на внешнеэкономическом уровне проблема неадекватной оценки интеллектуальных продуктов распространяется на международные расчеты. Этот фактор может сыграть далеко не последнюю роль в образовании внешнеторгового дефицита. Вообще нарастание объема внутренней и внешней задолженности превращается в одну из самых острых проблем развитых экономик, угрожая их стабильности.
Таким образом, быстрый прогресс постиндустриального общества вызывает негативные последствия для охваченных им стран. Эти последствия не только остры, но и далеки от своего разрешения. Кроме того, поддержание внутренней стабильности постиндустриального мира требует обеспечения если не оптимального, то приемлемого характера взаимодействия развитых стран с остальным миром, который мог бы свести к минимуму опасность неконтролируемого развития политических процессов в самых бедных регионах планеты.
3.2.2. Проблемы окружения постиндустриального мира.
Современный тип взаимодействия развитого мира с развивающимися странами кардинально отличается от того, который доминировал до начала современного этапа развития цивилизации. В новых условиях страны Юга перестали быть "третьим миром", позиция которого могла в значительной мере определить итоги политического противостояния "первого" и "второго". Утратив такую роль, они вместе с тем утратили и часть поступающих извне ресурсов. Сегодня большинство государств, ранее не входивших в "первый" мир, считают за счастье быть его резервом, потому что понимают невозможность развития вне постиндустриальной перспективы. На основе оценки роли, которую те или иные страны способны сыграть в развитии человечества в ближайшие десятилетия, можно выделить потенциальных "катализаторов" перемен и явных аутсайдеров мировой экономики. К первой группе принадлежат страны Юго-Восточной Азии, среди которых лидерство переходит от Японии, уже покинувшей эту группу и перешедшей в разряд постиндустриальных стран, к Китаю, быстро устанавливающему экономическую гегемонию в Азии; отдельные промышленные районы Южной Америки, в которых при всей их бедности сосредоточен значительный технологический и интеллектуальный потенциал; Россия и европейские страны СНГ - по тем же причинам. Вторая группа объединяет страны Африки, имеющие минимальный технологический потенциал, исключительно низкий уровень развития производства и являющиеся очагами бесконечных этнических конфликтов; часть латиноамериканских государств с серьезными социальными проблемами и крайне низким уровнем жизни; перенаселенные и раздираемые религиозными и культурными противоречиями страны Южной Азии. В результате все население планеты оказывается разделенным на три части: 1/5 - постэкономический мир и близкие к нему страны; 2/5 - государства, которые с высокой долей вероятности в течение первой половины XXI в. сумеют достичь существенного экономического роста; 2/5 - страны, самым большим успехом которых может стать искоренение в течение ближайшего столетия вопиющей и запредельной нищеты.
Многие ученые прогнозируют, что основное экономическое противостояние в первые десятилетия XXI в. развернется между странами постиндустриального мира и азиатскими "тиграми" (Южная Корея, Сингапур, Тайвань)71. Среди проблем, не позволяющих пока этим странам взять верх над постиндустриальными державами, следует отметить: 1) экспансивный характер их экономического роста; 2) сохранение высокой степени зависимости от внешних рынков капитала и технологий.
Однако гораздо более серьезная угроза не только для развитых хозяйственных систем, но и для всего человечества исходит из бедных регионов, и связана она с экологической опасностью и социальной напряженностью. Сегодня уже очевидно, что центр процессов, обусловливающих разрушение экосистем, почти полностью сместился в развивающиеся страны и в ближайшие десятилетия они не обретут реальных возможностей для обеспечения даже самых необходимых природоохранных мероприятий. Даже большинству ресурсодобывающих регионов их экспорт будет приносить средства, достаточные лишь для поддержания существующих уровней внутреннего потребления и расчетов по текущим обязательствам, связанным с обслуживанием внешнего долга.
Кроме того, особую тревогу вызывает непосредственное хозяйственное развитие самих отсталых стран. Среди основных причин их бедственного положения - неконтролируемый рост населения. Демографические проблемы не только провоцируют рост дефицита ресурсов и распространение бедности, но приводят к бурному и неоправданному росту городского населения, которое, в отсутствие промышленного производства и спроса на интеллектуальный труд, превращается в таких странах в "чистых потребителей". В таких условиях многократно возрастает опасность всевозможных социальных конфликтов и эпидемий. Не случайно именно в Африке, в городах, население которых превосходит 200 000 человек, количество инфицированных вирусом СПИД достигает уже 1/3 всего населения, а ведь СПИД тоже переходит в разряд глобальных проблем человечества!
Между тем шансы наиболее бедных стран Азии, Африки и Латинской Америки на сокращение пропасти, отделяющей их не только от постиндустриальных держав, но и от многих других государств с менее катастрофической картиной жизни, сегодня малы как никогда. Это связано с тем, что резко сократилось потребление ресурсов, а значит, снизились цены на них; с другой стороны, рост привлекательности западных финансовых рынков для потенциальных инвесторов привел к снижению доходов развивающихся стран, оскудению притока инвестиций в их экономику и ухудшению условий заимствования на кредитных рынках.
Понимая угрозу, исходящую от стран с самым низким уровнем жизни, многие экономисты, социологи и политики предлагают план экстренных мер, направленный на обеспечение помощи этим государствам. В частности, к этому призывает А. Гор, нынешний вице-президент США, причем он подчеркивает, что это возможно сделать даже силами одних Соединенных Штатов, хотя в этом случае суммарные расходы приблизятся к 2% валового национального продукта72. Однако осуществлению этого проекта мешает ряд трудностей. Во-первых, трудно все-таки извлечь такой объем средств из хозяйственного оборота развитых стран. Во-вторых, еще более трудно добиться, чтобы выделенные средства были эффективно использованы теми странами, в которые они направляются. Наконец, сложность заключается и в том, что сам "развивающийся" мир неоднороден, даже в нем наряду с теми странами, которые не в состоянии сегодня поддерживать минимальные стандарты потребления, имеются такие, которые способны с толком воспользоваться помощью и в недалеком будущем составить конкуренцию сегодняшним своим помощникам по целому ряду показателей, в том числе военному.
Кроме того, накопление безнадежных долгов опасно для стабильности финансовой системы самих постиндустриальных стран. Вложение средств в экономику отсталых государств, пока еще приносящее кое-какие проценты, выплачиваемые за счет новых кредитов, может закончиться так, как обычно и заканчивается кредитование банкрота: кредитор оказывается собственником сомнительных и никому не нужных "активов", само сохранение которых требует дополнительных средств.
И все же именно преодоление экономических и экологических проблем развивающихся стран будет определять стабильность развития человечества в первой половине XXI в. В этой связи крайне желательным выглядит восприятие передовыми державами принципов обновленного колониализма: в нынешних условиях призывы к установлению "равноправных" отношений между постиндустриальными регионами и развивающимися странами все равно остаются совершенно нереальными. Речь должна идти о целом ряде экстраординарных мер, которые следовало бы применить к очевидно отсталым странам, ибо в противном случае под угрозой окажется судьба всей цивилизации.
3.3. Современная демографическая ситуация и перспективы ее развития.
Для того, чтобы человечество имело будущее, нужно не только не допустить новых ядерных взрывов на нашей планете и разрядить "экологическую бомбу", угрожающую цивилизации, но и принимать меры, связанные со сложной динамикой изменения численности народонаселения в мире. Это тем более верно, что, как было показано выше, другие глобальные проблемы современности, в том числе экологическая и экономическая, тесно связаны с демографической и во многом определяются ею.
Во-первых, стоит подчеркнуть, что "демографический взрыв" - это никакая не гипербола, а реальное явление в развитии современного человечества. Этот вывод можно проиллюстрировать следующими сведениями: человечеству потребовалось 130 лет (с 1800 по 1930 г.), чтобы увеличить свою численность с 1 млрд. человек до 2 млрд., и всего 45 лет (с 1930 до 1975) для последующего удвоения73. А за период с 1975 по 1987, то есть всего за 12 лет, население Земли возросло еще на 1 млрд. человек. Сейчас его численность перевалила уже за 6 млрд., несмотря на все меры, принимаемые для того, чтобы взять прирост населения под контроль.
Весьма оригинальный вариант прогнозирования демографического будущего человечества предложил знаменитый американский писатель-фантаст А. Азимов. В статье "Давайте предположим... Новелла о 3550 годе" он говорит, что первый предел роста числа жителей Земли связан со способностью мира прокормить только определенное количество людей. Азимов взял в качестве такого первого предела самую большую цифру, какую ему только доводилось встречать в соответствующих прогнозах, - 20 млрд. человек. Ну и, как говорится, подсчитали - прослезились: если прирост населения в мире будет равен 2% в год, говорит Азимов, то указанный предел будет достигнут уже к 2060 году. Ну, а абсолютный предел, который население мира не сможет перейти ни при каких обстоятельствах, - это, по мнению Азимова, тот момент, когда общий вес населения будет равен весу Земли. Если считать средний вес человека равным 60 кг, то весу Земли будет равен вес 100 000 000 000 000 000 000 000 людей. Это в 30 000 000 000 000 раз больше нынешнего населения мира. И что же? Азимов показывает, что при ежегодном приросте населения в 2% указанная цифра окажется достигнутой к 3550 г. Между прочим, это меньше, чем тот период, что отделяет нас сейчас от времен Гая Юлия Цезаря. Дальнейшие расчеты Азимова показывают, что в 4220 г. при таком приросте вес населения будет равен весу Солнечной системы, включая Солнце. От этого не спасет даже бегство к другим планетам, например, к Марсу, о котором сейчас так много говорят. Тем более все равно к 6700 г. вес человечества будет равен весу Вселенной - тут и на дальних звездах не укроешься.
Разумеется, Азимов использовал некоторый (не очень большой) гротеск, чтобы предупредить человечество о грозящей опасности. Однако, несмотря на некоторое снижение темпов роста населения (с азимовских 2% до 1,5%), число людей к 2025 г., вероятно, достигнет 8-10 млрд. Между тем бурный рост населения планеты ведет к усилению неблагоприятных тенденций в формировании демографической структуры мира. Например, человечество очень быстро стареет. Это, в свою очередь, ведет к постепенному повышению среднего возраста жителя Земли. А ведь для некоторых стран значительное увеличение пожилых людей может представлять серьезную проблему. Например, если проводимая Китаем политика ограничения рождаемости увенчается успехом, то к середине XXI в. 40% жителей этой страны будут находиться в возрасте свыше 65 лет. Старение населения в любой стране создает проблемы, связанные с социальным обеспечением и здравоохранением. Кроме того, острый характер в ряде стран приобретает вопрос трудоустройства пожилых людей, в особенности если их профессии устарели и требуют перемены.
Описание "демографического взрыва" было бы неполным без учета того, что он происходит далеко не во всех регионах мира. Ареной этого взрыва являются страны Азии, Африки и Латинской Америки, на них приходится свыше 4/5 прироста народонаселения Земли - и это при колоссальном уровне смертности в некоторых из этих стран! Выше уже упоминалось, что такая неравномерность прироста народонаселения сама по себе таит огромную угрозу человечеству, а также и о том, что экономическое отставание "развивающихся стран" представляет собой глобальную проблему человечества.
Плохо, когда население удваивается каждые 25 лет, но не лучше, если оно начинает сокращаться, а именно это и происходит в некоторых постиндустриальных державах, например, в Германии, где давно преобладает однодетная семья. При сохранении существующей тенденции через несколько столетий население этой страны просто вымрет.
Значит, наилучший выход - простое воспроизводство населения, когда в каждой семье будет двое детей? Да ничего подобного! Оказывается, падение рождаемости до уровня простого воспроизводства ведет к деформации возрастной структуры, резко увеличивает процентную долю лиц пенсионного возраста. Словом, куда ни кинь - всюду клин. И так плохо, и этак нехорошо.
Более того: например, навязчивая пропаганда депопуляции на деле ведет к обострению политической, межэтнической, межклассовой напряженности, ухудшению отношения к мигрантам, к социально слабым слоям населения и т.д. Ибо она влечет за собой логичные и страшноватенькие вопросы: как сокращать, на сколько, за счет кого?.. Очень честно отвечает на эти вопросы Н.Н. Моисеев: для того, чтобы человечество не нарушило хрупкого баланса ресурсов, население планеты при нынешнем уровне технологий должно быть уменьшено как минимум раз в десять. Сделать это на практике (исключая антигуманные методы, конечно) совершенно невозможно. Значит, предсказанная Мальтусом катастрофа в той или иной форме неизбежна74.
По мнению Ф. Хайека, расширенное воспроизводство населения представляет угрозу, даже когда оно только опережает функциональную дифференциацию общества, то есть умножение функций в системе разделения труда. В таком случае наращивание однородной массы не обеспечивается ростом производительности труда. А это чревато перенаселением, обнищанием, миграциями и катастрофами. Однако простой закон Мальтуса теряет силу там, где обеспечено пропорциональное демографическому росту умножение взаимодополняющих услуг, отходы одних производств становятся сырьем для других, и увеличивающееся число производителей находят место в системе, не наращивая нагрузку на природные ресурсы. В этом случае рост населения, приведя к его дальнейшей дифференциации, может создать условия для еще большего роста населения, и в течение неопределенного времени его прирост, будучи самоускоряющимся, может одновременно служить предварительным условием для любого продвижения цивилизации как в материальной, так и в духовной сфере75.
Если Хайек ставил акцент на организационной переменной, то П. Кеннеди выделяет иной параметр - интеллектуальное творчество. Ход событий разительно отличается от прогнозов Мальтуса не потому, что расчеты были ошибочны, пишет он, а потому, что к старым проблемам были найдены новые подходы76. В самом деле, в аналогичном положении, наверное, оказался бы гипотетический эколог-глобалист времен верхнего палеолита, который стал бы доказывать, что Земля не способна прокормить более 5 млн. человек. Он, между прочим, был бы совершенно прав - но только по отношению к современным ему охотникам и собирателям. Ошибка же его состояла бы в том, что он не представлял себе людей в роли землепашцев, скотоводов, ремесленников, тем более инженеров и программистов. Иначе говоря, этот гипотетический эколог, как и многие из его позднейших коллег, игнорировал бы такой фундаментальный фактор истории, как творческий интеллект77. А без учета этого обстоятельства классические естественнонаучные расчеты могут служить только сырым материалом для последующего осмысления проблемы. Словом, навязчивыми сравнениями общества с обезумевшим муравейником и человека - со взбесившимся муравьем нельзя воспитать людей, которые были бы способны дать конструктивный ответ на глобальные вызовы цивилизации. Поэтому кризис будет только углубляться до тех пор, пока ведущие авторитеты не пересмотрят критически устоявшиеся стереотипы, согласуя глобальные оценки, прогнозы и рекомендации с социально-психологической ситуацией и с новейшими тенденциями в фундаментальной науке. Только в этом случае, быть может, нам удастся избежать Апокалипсиса, который нам сулят со всех сторон и наступление которого мы порой бессознательно подгоняем.
Заключение.
Резюмируя уже сказанное, стоит вспомнить, что многие современные ученые считают рубеж XX-XXI вв. временем вхождения в информационное общество (называемое также постиндустриальным и постэкономическим)78. Становление этого общества связывают с доминированием "четвертичного", информационного сектора экономики, следующего за сельским хозяйством, промышленностью и экономикой услуг. При этом капитал и труд как основа индустриального общества уступают место информации и знанию. Революционизирующее действие информационной технологии постепенно должно привести к тому, что в информационном обществе классы заменятся социально недифференцированными "информационными сообществами". Перспективы развития демократии связываются с распространением информационной техники.
Вероятно, развитые страны действительно вступили в стадию информационной цивилизации. Все же даже они находятся еще в начале этого пути, поэтому многие аспекты перспектив развития информационного общества с характерными для него глобальными проблемами остаются предметом изучения футурологии. Выше мы уже приводили ряд по сути футурологических сценариев выхода цивилизации из глобального экологического кризиса. Тем не менее, футурология представлена отнюдь не только этими сценариями.
Так, создатели "Пределов роста"79 составили такую схему мирового развития, конечным результатом которой должно стать достижение человеческим сообществом "глобального равновесия". Для этого, во-первых, следует немедленно стабилизировать численность населения; во-вторых, индустриальный капитал также должен быть стабилизирован посредством равенства капиталовложений и амортизации; в-третьих, необходимо четырехкратное уменьшение потребления ресурсов, при этом общество должно отдавать приоритет развитию сферы обслуживания, образования и здравоохранения; в-четвертых, уровень загрязнений должен быть снижен до ? уровня 1970 г.
М. Месарович и Э. Пестель выдвинули концепцию органического роста, который означал бы развитие всей мировой системы как единого организма, где каждая ее часть играет свою исключительную роль и пользуется той долей общих благ, которая, с одной стороны, соответствует этой роли, а с другой - обеспечивает дальнейшее развитие части в интересах целого.
Целью концепции "синергии миров", выдвинутой Ж. Сен-Жеуром, является достижение единственно наилучшей организацией мира, которая характеризуется понятием "синергия". Синергия - это, в переводе с греческого, сотрудничество. В основе плана синергии миров лежит идея необходимости взаиморазвития всех государств мира; она ориентирует развитые страны на приспособление своих хозяйственных систем к такому международному разделению труда, которое более соответствовало бы обездоленной части человечества и было бы выгодно для мира и цивилизации в целом.
В рамках прогнозов развития информационного общества можно назвать проект Дж. Пелтона "глобальной электронной цивилизации" на базе синтеза телевидения, компьютерной службы и энергетики - "телекомпьютерэнергетики". "Компьютерная революция", полагает Х. Эванс, постепенно изменит идеологию, превратит безработицу в обеспеченный досуг80.
Как бы то ни было, практически все футурологи сходятся в одном: для решения глобальных проблем современной цивилизации человечеству необходимо не только изменить свой стиль жизни, но и переосмыслить основные жизненные ценности. Существующие представления о таких ценностях, как окружающая среда, сохранение и продолжение человеческого рода, темпы и масштабы экономического роста, личность и ее социальный статус, безопасность и эффективность технологий, рациональное удовлетворение потребностей и т.п., не отражают в полной мере их реальной значимости и нуждаются в новом истолковании. Должны быть разработаны и внедрены в массовое сознание новые представления о жизненных ценностях, максимально способствующие разрешению глобальных проблем. Тогда человеческое сознание сможет усвоить чувство исторической перспективы, отношение к природе как к национальному и общечеловеческому достоянию и ограниченному источнику жизненных ресурсов цивилизации.
Список литературы.
Аллен Дж., Нельсон К. Космические биосферы. - М., 1991.
Антипина О.Н., Иноземцев В.Л. Постэкономическая эволюция и глобальные проблемы// Общественные науки и современность. - 1998. - №4.
Баландин Р.К., Бондарев Л.Г. Природа и цивилизация. - М., 1988.
Бердяев Н.А. Человек и машина//Вопросы философии. - 1989. - №2.
Брагинский С., Певзнер Я. Политическая экономия: дискуссионные проблемы, пути обновления. - М.: Мысль, 1991.
Вернадский В.И. Размышления натуралиста. - М., 1977. - С. 26.
Вернадский В.И. Химическое строение биосферы Земли и ее окружения. - М., 1987.
Влавианос-Арванитис А., Олескин А. Биополитика. Биоокружение. Биосиллабус. - Афины, 1993.
Владимиров В.В. Расселение и окружающая среда. - М., 1982.
Гаджиев К.С. Введение в геополитику. - М., 1998.
Горшков В.Г. Физические и биологические основы устойчивости жизни. - М., 1995.
Горшков В.Г., Кондратьев К.Я., Шерман С.Г. Устойчивость биосферы и сохранение цивилизации//Природа. - 1996. - №3.
Григорьев А.А. Экологические уроки прошлого и современности. - Л., 1991.
Данилов-Данильян В.И. Зарницы сверкают//Зеленый мир. - 1996. - №13.
Демиденко Э.С. Экотехнологический апокалипсис, или "Конец света" природного человека. - Брянск, 1993.
Забелин С.И. Время собирать камни//Alter Eco. - 1955. - №1.
Зеленые: идеология и политика. - М., 1986.
Зубаков В.А. Прошлое и будущее человечества глазами эколога//Общественные науки и современность. - 1997. - №3.
Кеннеди П. Вступая в двадцать первый век. - М., 1997.
Кинг А., Шнайдер Б. Первая глобальная революция. - М., 1991.
Клюев А.В., Косов Ю.В. В фокусе общечеловеческих проблем. - Л.,1989.
Коммонер Б. Замыкающийся круг. - Л., 1974.
Коммонер Б. Технология прибыли. - М., 1976.
Кондратьев Н.Д. Основные проблемы экономической динамики. Предварительный эскиз. - М.: Наука, 1991.
Концепция перехода Российской Федерации на модель устойчивого развития//Зеленый мир. - 1995. - №4.
Кочергин А.Н. и др. Экологическое знание и сознание. - Новосибирск, 1987.
Литературная газета. - 1995. - 11 октября.
Лосев К.С., Горшков В.Г., Кондратьев К.Я. и др. Проблемы экологии. - М., 1993.
Лось В.А. Взаимоотношения общества и природы. - М.: Знание, 1989.
Медоуз Д.Х и др. Пределы роста. - М., 1991.
Метаморфозы Европы. - М., 1992.
Мироненко А.Н. Борьба за мир и глобальные проблемы. - Киев, 1985.
Митрофанов А.В. Шаги новой геополитики. - М., 1997.
Модельски Дж., Томпсон У. Волны Кондратьева, развитие мировой экономики и международная политика//Вопросы экономики. - 1992. - №10.
Моисеев Н.Н. Природный фактор и кризисы цивилизации//Общественные науки и современность. - 1992. - №5. - С. 89.
Моисеев Н.Н. Человек и биосфера. - М., 1985.
Моисеев Н.Н. Экологический фон современной политики//Общественные науки и современность. - 1993. - №4.
Назаретян А.П. Агрессия, мораль и кризисы в развитии мировой культуры. - М., 1996.
Назаретян А.П. Беспределен ли человек?//Общественные науки и современность. - 1992. - №2.
Назаретян А.П. Демографическая утопия устойчивого развития//Общественные науки и современность. - 1996. - №2.
Назаретян А.П. Законы природы и инерция мышления (Комментарий по поводу)//Общественные науки и современность. - 1998. - №4.
Назаретян А.П. Технология и психология//Общественные науки и современность. - 1993. - №3.
Наше общее будущее. - М., 1989.
Окружающая среда и народонаселение. - М., 1981.
Оуэн Д.Ф. Что такое экология? - М., 1984.
Паркер Дж. Преемственность и изменения в геополитической мысли Запада//Международных журнал социальных наук. - 1993. - №3.
Перцин Е.Н. Среда человека: Предвидимое будущее. - М.: Мысль, 1990.
Печчеи А. Человеческие качества. - М., 1985.
План действий: "Устойчивые Нидерланды". - М., 1995.
Плешаков К. Компоненты геополитического мышления//Международная жизнь. - 1994. - №10.
Проблемы народонаселения и мировое развитие/Под ред. А.П. Судоплатова и А.С. Первушина. - М., 1986.
Программа действий. - Женева, 1993.
Реймерс Н.Ф. Надежды на выживание человечества. Концептуальная экология. - М., 1992.
Русаков Б.Л., Петрова Н.А. Перед лицом великих озер. - Л., 1987.
Современная западная философия: Словарь/Сост.: Малахов В.С., Филатов В.П. - М.: Политиздат, 1991.
Тейяр де Шарден П. Феномен человека. - М., 1987.
Трансформации в современной цивилизации: постиндустриальное и постэкономическое общество (материалы "круглого слола")//Вопросы философии. - 2000. - №1.
Урсул А. Путь в ноосферу. - М., 1993.
Ферсман А.Е. Избранные труды. - М., 1955.
Фролов И.Т. Социализм и прогресс человечества: Глобальные проблемы цивилизации. - М., 1987.
Хайдеггер М. Вопрос о технике //Новая технологическая волна на Западе. - М.: Прогресс, 1986.
Хайек Ф.А. Пагубная самонадеянность. Ошибки социализма. - М., 1992.
Циолковский К.Э. Избранные труды. - М., 1994.
Шевчук Ю.С. Новая "зеленая" мифология//Евразия. - 1995. - №2.
Шмидхейни С. Смена курса. - М., 1994.
Энтов Р.М. Эмпирические исследования долговременных колебаний. Долговременные тенденции в капиталистическом производстве. - М., 1985.
Яковец Ю. Становление постиндустриальной цивилизации // Вопросы экономики. - 1992. - №10.
Яковец Ю. У истоков новых цивилизаций. - М.: Дело, 1993.
Яницкий О.Н. Экология города: Зарубежные междисциплинарные концепции. - М., 1984.
Gore A. Earth in the Balance. - London, 1992.
Meadows D.H., Meadows D.L., Randers J. Beyond the Limits: Global Collapse or a Sustainable Future? - London, 1992. - P. 76.
Toffler O.A. The Third Wave. - New York, 1980.
Toynbee A.J. A Study of History. V. 1-12. - London, 1934-1961.
1 Фролов И.Т. Социализм и прогресс человечества: Глобальные проблемы цивилизации. - М., 1987. - С. 11. 2 Хайдеггер М. Вопрос о технике //Новая технологическая волна на Западе. - М.: Прогресс, 1986. - С. 66. 3 Toynbee A.J. A Study of History. V. 1-12. - London, 1934-1961. 4 См., например: Яковец Ю. Становление постиндустриальной цивилизации // Вопросы экономики. - 1992. - №10. - С. 18. 5 Кондратьев Н.Д. Основные проблемы экономической динамики. Предварительный эскиз. - М.: Наука, 1991. - С. 239, 242. 6 Подробнее о постиндустриальной цивилизации см.: Яковец Ю. У истоков новых цивилизаций. - М.: Дело, 1993. 7 Кеннеди П. Вступая в двадцать первый век. - М., 1997. - С.24. 8 Владимиров В.В. Расселение и окружающая среда. - М., 1982. 9 Вернадский В.И. Размышления натуралиста. - М., 1977. - С. 26. 10 Подробнее о деятельности Римского клуба см., например: Современная западная философия: Словарь/Сост.: Малахов В.С., Филатов В.П. - М.: Политиздат, 1991. - С. 266-268. 11 Печчеи А. Человеческие качества. - М., 1985. 12 Подробнее об этой точке зрения см.: Клюев А.В., Косов Ю.В. В фокусе общечеловеческих проблем. - Л.: Лениздат, 1989. - С. 11-14; Антипина О.Н., Иноземцев В.Л. Постэкономическая эволюция и глобальные проблемы// Общественные науки и современность. - 1998. - №4. - С. 162-173; Трансформации в современной цивилизации: постиндустриальное и постэкономическое общество (материалы "круглого стола")//Вопросы философии. - 2000. - №1. - С. 3-33. 13 См.: Мироненко А.Н. Борьба за мир и глобальные проблемы. - Киев, 1985. - С. 57. 14 Данные приведены по: Оуэн Д.Ф. Что такое экология? - М., 1984. - С. 178. 15 Подробнее об этом см.: Горшков В.Г. Физические и биологические основы устойчивости жизни. - М., 1995. 16 Подробнее об этом см.: Гаджиев К.С. Введение в геополитику. - М., 1998. 17 По вопросам глобализации подробнее см.: Кинг А., Шнайдер Б. Первая глобальная революция. - М., 1991; Метаморфозы Европы. - М., 1992; Паркер Дж. Преемственность и изменения в геополитической мысли Запада//Международных журнал социальных наук. - 1993. - №3; Плешаков К. Компоненты геополитического мышления//Международная жизнь. - 1994. - №10; Митрофанов А.В. Шаги новой геополитики. - М., 1997. 18 Трансформации в современной цивилизации..., с. 3-33. 19 Социализм и прогресс..., с.248. 20 См., например: "Зеленые": идеология и политика. - М., 1986. 21 См.: Григорьев А.А. Экологические уроки прошлого и современности. - Л., 1991. 22 Вернадский В.И. Химическое строение биосферы Земли и ее окружения. - М., 1987. 23 Тейяр де Шарден П. Феномен человека. - М., 1987. 24 Ферсман А.Е. Избранные труды. - М., 1955. 25 Коммонер Б. Замыкающийся круг. - Л., 1974. 26 Медоуз Д.Х и др. Пределы роста. - М., 1991. 27 См., например: Кочергин А.Н. и др. Экологическое знание и сознание. - Новосибирск, 1987. 28 Наше общее будущее. - М., 1989. 29 Подробнее об этом см.: Зубаков В.А. Прошлое и будущее человечества глазами эколога//Общественные науки и современность. - 1997. - №3. - С. 114-115. 30 Программа действий. - Женева, 1993. 31 План действий: "Устойчивые Нидерланды". - М., 1995. 32 Зеленый мир. - 1995. - №14. 33 Концепция перехода Российской Федерации на модель устойчивого развития//Зеленый мир. - 1995. - №4. 34 Кинг А., Шнайдер Б. Указ. соч. 35 См., например: Моисеев Н.Н. Человек и биосфера. - М., 1985. 36 См., например: Моисеев Н.Н. Экологический фон современной политики//Общественные науки и современность. - 1993. - №4. 37 См., например: Назаретян А.П. Беспределен ли человек?//Общественные науки и современность. - 1992. - №2. 38 См.: Назаретян А.П. Технология и психология//Общественные науки и современность. - 1993. - №3. 39 Назаретян А.П. Демографическая утопия устойчивого развития//Общественные науки и современность. - 1996. - №2. 40 См., например: Баландин Р.К., Бондарев Л.Г. Природа и цивилизация. - М., 1988. 41 Данные приведены по: Клюев А.В., Косов Ю.В. Указ. соч., с.30-43. 42 Об ущербе, наносимом среде и человеку химическими, в частности, фосфорными удобрениями, см.: Русаков Б.Л., Петрова Н.А. Перед лицом великих озер. - Л., 1987. - С.105. 43 См., например: Яницкий О.Н. Экология города: Зарубежные междисциплинарные концепции. - М., 1984. 44 См.: Коммонер Б. Технология прибыли. - М., 1976. - С. 48-49. 45 См.: Окружающая среда и народонаселение. - М., 1981. - С. 13. 46 Коммонер Б. Замыкающийся круг, с. 46-49 и др. 47 Бердяев Н.А. Человек и машина//Вопросы философии. - 1989. - №2. 48 См., например: Реймерс Н.Ф. Надежды на выживание человечества. Концептуальная экология. - М., 1992; Григорьев А.А. Экологические уроки прошлого и современности. - Л., 1991; Демиденко Э.С. Экотехнологический апокалипсис, или "Конец света" природного человека. - Брянск, 1993. 49 См., например: Баландин Р.К., Бондарев Л.Г. Указ соч. 50 Шевчук Ю.С. Новая "зеленая" мифология//Евразия. - 1995. - №2. 51 Данилов-Данильян В.И. Зарницы сверкают//Зеленый мир. - 1996. - №13. 52 Зубаков В.А. Указ соч., с. 119. 53 Хайек Ф.А. Пагубная самонадеянность. Ошибки социализма. - М., 1992. 54 Toffler O.A. The Third Wave. - New York, 1980. 55 См. Горшков В.Г., Кондратьев К.Я., Шерман С.Г. Устойчивость биосферы и сохранение цивилизации//Природа. - 1996. - №3. 56 Циолковский К.Э. Избранные труды. - М., 1994. 57 Шмидхейни С. Смена курса. - М., 1994. 58 См., например: Лосев К.С., Горшков В.Г., Кондратьев К.Я. и др. Проблемы экологии. - М., 1993. 59 Аллен Дж., Нельсон К. Космические биосферы. - М., 1991. 60 Подробное обсуждение этого сценария см. в: Литературная газета. - 1995. - 11 октября. 61 Влавианос-Арванитис А., Олескин А. Биополитика. Биоокружение. Биосиллабус. - Афины, 1993. 62 Забелин С.И. Время собирать камни//Alter Eco. - 1955. - №1; Урсул А. Путь в ноосферу. - М., 1993. 63 См., например: Назаретян А.П. Агрессия, мораль и кризисы в развитии мировой культуры. - М., 1996. - С.155. 64 Аллен Дж., Нельсон К. Указ. соч. 65 Модельски Дж., Томпсон У. Волны Кондратьева, развитие мировой экономики и международная политика//Вопросы экономики. - 1992. - №10. - С. 49-57. 66 Данные приводятся по: Антипина О.Н., Иноземцев В.Л. Постэкономическая революция и глобальные проблемы//Общественные науки и современность. - 1998. - №4. С. 162-173. 67 Meadows D.H., Meadows D.L., Randers J. Beyond the Limits: Global Collapse or a Sustainable Future? - London, 1992. - P. 76. 68 Подробнее см.: Трансформации в современной цивилизации... , с. 3-8. 69 Подробнее об этом см.: Брагинский С., Певзнер Я. Политическая экономия: дискуссионные проблемы, пути обновления. - М.: Мысль, 1991. 70 См., например: Энтов Р.М. Эмпирические исследования долговременных колебаний. Долговременные тенденции в капиталистическом производстве. - М., 1985. 71 См., например: Антипина О.Н., Иноземцев В.Л. Указ. соч., с. 168. 72 Gore A. Earth in the Balance. - London, 1992/ 73 См.: Проблемы народонаселения и мировое развитие/Под ред. А.П. Судоплатова и А.С. Первушина. - М., 1986. - С. 10. 74 Моисеев Н.Н. Природный фактор и кризисы цивилизации//Общественные науки и современность. - 1992. - №5. - С. 89. 75 Хайек Ф.А. Указ. соч., с.210. 76 Кеннеди П. Указ. соч., с. 24 и др. 77 Подробнее о важности этого фактора см.: Назаретян А.П. Законы природы и инерция мышления (Комментарий по поводу)//Общественные науки и современность. - 1998. - №4. - С. 152-160. 78 См., например: Трансформации современной цивилизации..., с. 3-33. 79 См.: Медоуз Д.Х. и др. Указ. соч. 80 О различных футурологических теориях подробнее см.: Лось В.А. Взаимоотношения общества и природы. - М.: Знание, 1989. - С. 14-27; Перцин Е.Н. Среда человека: Предвидимое будущее. - М.: Мысль, 1990. - С. 10-21. 1 2

Работа на этой странице представлена для Вашего ознакомления в текстовом (сокращенном) виде. Для того, чтобы получить полностью оформленную работу в формате Word, со всеми сносками, таблицами, рисунками, графиками, приложениями и т.д., достаточно просто её СКАЧАТЬ.



Мы выполняем любые темы
экономические
гуманитарные
юридические
технические
Закажите сейчас
Лучшие работы
 Информационный образ жизни: общество и личность в условиях информатизации
 Стили руководства персоналом, конфликты, практическое задание (выбор зама)
Ваши отзывы
Подтверждаю получение заказа по менеджменту. Спасибо за хорошую работу.
Corsar

Copyright © refbank.ru 2005-2020
Все права на представленные на сайте материалы принадлежат refbank.ru.
Перепечатка, копирование материалов без разрешения администрации сайта запрещено.