Refbank.Ru - рефераты, курсовые работы, дипломы по разным дисциплинам
Рефераты и курсовые
 Банк готовых работ
Дипломные работы
 Банк дипломных работ
Заказ работы
Заказать Форма заказа
Лучшие дипломы
 Влияние индивидуально-психологических особенностей на потребительский выбор
 Защита прав потребителей при совершении сделок и выполнении обязательств с автотранспортом
Рекомендуем
 
Новые статьи
 Онлайн-игра в автоматы без...
 Заочное обучение...
 Заочное обучение...
 Сочинение для ЕГЭ на тему о медицинских работниках по...
 Как оформить кредит на развитие малого...
 Для чего нужна накрутка лайков...
 Особенности местного бюджетного...
 Официальный сайт онлайн-казино русский...
 Главные достоинства Адмирал...
 Лучший азартных отдых в онлайн-казино Вулкан...
 Готовые сочинения по ЕГЭ на тему о влиянии фамилии на...
 Уникальный текст сочинения по русскому языку 11 класс. По...
 Что может...
 Куда вложить деньги? Конечно в недвижимость за...
 Университеты Англии открывают свои двери для Студентов из...


любое слово все слова вместе  Как искать?Как искать?

Любое слово
- ищутся работы, в названии которых встречается любое слово из запроса (рекомендуется).

Все слова вместе - ищутся работы, в названии которых встречаются все слова вместе из запроса ('строгий' поиск).

Поисковый запрос должен состоять минимум из 4 букв.

В запросе не нужно писать вид работы ("реферат", "курсовая", "диплом" и т.д.).

!!! Для более полного и точного анализа базы рекомендуем производить поиск с использованием символа "*".

К примеру, Вам нужно найти работу на тему:
"Основные принципы финансового менеджмента фирмы".

В этом случае поисковый запрос выглядит так:
основн* принцип* финанс* менеджмент* фирм*
Гражданское право

курсовая работа

Применение коллизионных норм



План.
Введение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 2
1. Коллизионный метод регулирования.
1.1.Понятие и основание возникновения коллизий. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .3
Коллизионные нормы. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .4
Применение коллизионных норм. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 11
Материально правовой метод.
2.1. Понятие унификации права. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 19
Сфера применения материально-правовых норм. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 23
Особенности применения унифицированных норм. Трансформация. . . . . . 27
Заключение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 31
Библиография . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 32

Введение.
Характерной чертой нашего времени является расширение внешнеэкономических и культурных связей между разными странами. Это обусловлено растущим использованием международного разделения труда, необходимостью согласованного решения стоящих перед человечеством глобальных проблем (охраны окружающей среды, обеспечения энергетических ресурсов, освоения мирового океана), а также резким усилением миграции.
Взаимозависимость государств находит своё выражение в расширении сотрудничества в самых различных сферах, в резко увеличившемся объёме общения, контактов между людьми независимо от их гражданства и места проживания.
В решении задач развития сотрудничества с различными странами важная роль принадлежит праву, правовым методам и средствам.1
В условиях преобразований, происходящих в нашей стране, связанных с формированием открытого демократического общества и правового государства, в условиях глубокой экономической реформы, охватившей и внешнеэкономическую сферу, растет число разнообразных международных связей гражданско-правового характера, особенно в сфере хозяйствования. Соответственно возрастает роль и значение международного частного права - основного регулятора таких связей.
Повышение роли международного частного права вызвано также распадом СССР и появлением на его территории самостоятельных государств, отношения между которыми стали строиться на международно-правовой основе. Однако с ликвидацией СССР не разорвались многочисленные гражданско-правовые (семейные, наследственные, трудовые, хозяйственные и т.д.) связи, которые возникли в свое время между гражданами и организациями различных республик в рамках единого государства, теперь оказавшимися на территории независимых государств. Возникают и новые отношения подобного рода. С созданием самостоятельных государств они приобрели международный характер и вошли в сферу действия международного частного права.2
Специфика механизма правового регулирования гражданских отношений с иностранным элементом раскрывается в методе и способах регулирования. Международному частному праву присущи свои собственные приемы и средства регламентации прав и обязанностей участников международного гражданского оборота. Они наиболее важный показатель юридического своеобразия международного частного права, что даст основание для выделения его в особую отрасль системы права.
Специфика международного частного права, включая метод и способы регулирования, обусловлена уникальностью объекта регулирования - гражданских отношений, осложненных иностранным элементом. Они порождают особую проблему - коллизию гражданского права различных государств, решение которой является необходимым условием их регулирования. В преодолении коллизионной проблемы заключается общий метод международного частного права. Своеобразие конкретных приемов и средств регламентации сводится, в конечном счете, к этому общему методу, определяющему специфику международного частного права.3
В представленной работе будут рассмотрены два основных способа регулирования международного частного права - коллизионный и материально-правовой.
Коллизионный метод регулирования.
1.1. Понятие и основание возникновения коллизий.
При правоотношениях с иностранным элементом всегда возникает так называемый коллизионный вопрос: необходимо решить, какой из двух коллидирующих (сталкивающихся) законов подлежит применению - действующий на территории, где находится суд, рассматривающий дело, или иностранный закон, то есть закон той страны, к которой относится иностранный элемент в рассматриваемом деле. Наличие гражданско-правового отношения, осложненного иностранным элементом, приводит к коллизии гражданского права различных государств, что, в свою очередь, порождает проблему выбора права, подлежащего применению для урегулирования такого отношения.
К предмету международного частного права относятся гражданско-правовые отношения, т. с. отношения, лежащие в сфере действия гражданского права, имеющего национальный характер. Наличие в таком отношении иностранного элемента связывает его с гражданским правом не одного государства, а нескольких - потенциально оно может быть урегулировано правом каждого государства, которому принадлежит тот или иной его элемент). Гражданское право разных государств отличается, подчас существенно, по своему содержанию - одни и те же вопросы по-разному решаются в праве разных государств. В результате возникает коллизия права, заключающаяся в том, что одним и тем же фактическим обстоятельствам может быть дана различная юридическая оценка и в итоге в соответствии с правом разных государств может быть дан разный ответ на один и тот вопрос. 4
"Коллизия" - латинское слово, означающее столкновение. Этот термин носит условный характер. Образно говорят о коллизии законов и необходимости выбора между ними для объяснения хода рассуждений суда или иного лица, которые должны решить вопрос о применении права к правоотношению с иностранным элементом. Коллизионная проблема - проблема выбора права, подлежащего применению к тому или иному правоотношению,- типична прежде всего для международного частного права.
Если в других отраслях права вопросы коллизии законов имеют второстепенное, подчиненное значение, то здесь именно коллизионная проблема и ее устранение составляют основное содержание этой правовой отрасли, что отразилось, как известно, и в ее названии в ряде стран.5
Согласно пункту "п" статьи 71 Конституции РФ федеральное коллизионное право находятся в ведении Российской Федерации.
В России коллизионные нормы содержатся в разделе VIII ГК РСФСР 1964 года "Правоспособность иностранных граждан и лиц без гражданства. Применение гражданских законов иностранных государств и международных договоров."6, разделе VII СК РФ "Применение семейного законодательства к семейным отношениям с участием иностранных граждан и лиц без гражданства"7 и т.д.
1.2. Коллизионные нормы.
Первым способом регулирования гражданских отношений с иностранным элементом является коллизионно-правовой, сущность которого заключается в выборе компетентного правопорядка для разрешения конкретного гражданского дела. Выбор, как уже указывалось, осуществляется посредством коллизионных норм, которые и содержат предписание о том, право какого государства надо применить. Этот способ называют также отсылочным. Коллизионная норма, указывая компетентный правопорядок, как бы отсылает для определения прав и обязанностей участников гражданского правового отношения к праву определенного государства.
Коллизионно-правовой - исторически первый способ регулирования в международном частном праве. Первые правила, а затем и первые доктрины, относящиеся к сфере международного частного права, появились тогда, когда стали возникать многочисленные коллизии права в результате развития взаимоотношений между государственными образованиями, в которых сложились свои, обособленные, с достаточно четкими различиями, нормы гражданского права. Эти правила, получившие название коллизионных норм, применялись для решения проблем, возникающих из коллизии разноместных законов. В течение долгого времени международное частное право существовало и развивалось только как коллизионное право. В некоторых странах (например, в Англии, США ФРГ, Японии) такая позиция по отношению к международному частному праву сохранилась и по настоящее время, там оно называется коллизионным.
Коллизия может быть устранена путем использования так называемых коллизионных норм, указывающих, какой закон подлежит применению в том или ином случае.
Коллизионная норма - это норма, определяющая, право какого государства должно быть применено к соответствующему правоотношению.
Поскольку коллизионная норма - это норма отсылочного характера, ею можно руководствоваться только вместе с какими-либо материально-правовыми нормами, к которым она отсылает, то есть нормами законодательства, решающими вопрос по существу. Вместе с материально-правовой нормой, к которой она отсылает, коллизионная норма выражает определенное правило поведения для участников гражданского оборота.8
Коллизионные нормы с юридико-технической стороны - это наиболее сложные нормы, применяемые в международном частном праве.9
Коллизионная норма по содержанию существенно отличается от традиционных норм гражданского права, структурными элементами которых являются гипотеза (условия применения), диспозиция (правило поведения) и санкция (мера государственного принуждения). В отличие от этого коллизионная норма включает два структурных элемента, которые принято именовать "объемом" и "привязкой". Объемом коллизионной нормы называется содержащееся в ней указание тех отношений, на которые норма распространяется. Привязкой коллизионной нормы именуется указание на правовую систему (национальное законодательство), подлежащую применению к данному виду отношений.
Например, ст. 1263 Основ гражданского законодательства10 устанавливала: "Право собственности на вещь определяется по закону страны, где эта вещь находится...". В этой коллизионной норме слова "право собственности на вещь" обозначают объем, а слова "по закону страны, где эта вещь находится" - привязку.
Коллизионная норма может содержать в привязке указание только на то, в каких пределах подлежит применению собственное законодательство данного государства. Такая коллизионная норма называется односторонней. Примером являлась ст. 127 ч. 3, Основ гражданского законодательства, согласно которой "наследование строений, находящихся в СССР, во всех случаях определяется по советскому закону"
Коллизионная норма может содержать в привязке указание на общий принцип, по которому можно определить, законы какого государства подлежат применению к данному виду правоотношений с иностранным элементом. Такая коллизионная норма именуется двусторонней. Примером может служить ч. 1 ст. 566-3 ГК РСФСР: "Право собственности на вещь определяется по закону страны, где эта вещь находится"
Судебная практика многих стран в порядке толкования односторонней коллизионной нормы может сделать вывод о содержащемся в ее основе коллизионном принципе двустороннего характера.11
При всем разнообразии коллизионных норм различных стран в их привязках можно усмотреть отражение некоторых общих начал, являющихся итогом многовекового развития, взаимных влияний и обмена опытом. Поэтому коллизионные нормы различных стран могут быть сведены к определенным типам привязок (формул прикрепления), которые в литературе, а также в судебных и арбитражных решениях принято обозначать краткими формулами на латинском языке. Наиболее типичны и часто применяются следующие коллизионные привязки:
1) Личный закон (lex personalis). Эта коллизионная привязка известна в двух видах: а) национальный закон или закон гражданства (lex patriae), т. е. закон страны, к которой данное лицо принадлежит по своему гражданству; б) закон местожительства лица (lex domicilh), т. е. закон государства, на территории которого данное лицо считается имеющим "оседлость".
Из двух разновидностей личного закона старейшим является закон домицилия. Этот принцип служил критерием для разрешения коллизий местных обычаев (кутюмов) в феодальной Франции и был заменен законом гражданства с принятием "Кодекса Наполеона 1814 года.
Закон гражданства принят в гражданских кодексах Италии и ФРГ, в Бельгии, Голландии, Швеции. В Англии, США и других странах "общего права" сохраняет значение принцип домицилия, трактовка которого в отдельных странах имеет особенности. Английские суды применяют и отношении британских подданных, родившихся в Англии, презумпцию сохранения ими "домицилия происхождения" даже при длительном проживании таких лиц за границей.
2) Закон "национальности" юридического лица (lex societatis). Законодательство различных стран неодинаково разрешает вопросы о том, при каких условиях вступающая в гражданско-правовые отношения организация может рассматриваться как юридическое лицо (а не как совокупность физических лиц) и каковы условия и объем признания за юридическими лицами гражданской правоспособности. Отсюда возникают коллизионные вопросы "национальности" юридических лиц, так же по-разному разрешаемые в законе и практике различных стран.
Законодательство, по которому определяются гражданская правосубъектность организации и содержание ее правоспособности, в континентальных странах Западной Европы (Франция, ФРГ, Италия, Швейцария) определяется по закону места нахождения ее административного центра (правления), а в странах "общего права" (Англии, США и других) - по закону места учреждения (регистрации устава) данной организации. Вследствие различия этих коллизионных критериев организация, которая, например, имеет устав, зарегистрированный в Канаде, а правление и центр эксплуатационной деятельности в Испании, была бы во Франции признана испанским, а в Англии - канадским юридическим лицом.
3) Закон местонахождения вещи (lex rei sitae). Этот коллизионный принцип применяется для определения, какое имущество может быть объектом вещного права, в частности, права собственности. По признаку местонахождения вещи определяется также объем вещных прав, порядок их возникновения и прекращения.
В соответствии со ст. 566-3 ГК РСФСР "право собственности на вещь определяется по закону страны, где эта вещь находится.
Возникновение и прекращение права собственности на вещь определяются по закону страны, где эта вещь находилась в момент, когда имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для возникновения или прекращения права собственности, если иное не предусмотрено законодательством Союза ССР и РСФСР". Здесь выражен один из общепризнанных коллизионных принципов.
Из установленного в данной статье закон допускает следующие исключения:
а) право собственности на вещь по наследованию определяется по закону последнего постоянного местожительства наследодателя, за исключением наследования строений в СССР.
б) по внешнеторговым сделкам право собственности на вещь определяется на особых основаниях.
4) Закон, избранный лицами, совершающими сделку (lex voluntatis). Этот принцип принят в коллизионном праве почти всех стран. Он означает, что исходным началом для разрешения коллизионных вопросов по сделкам с иностранным элементом является воля сторон, совершающих сделку.
Данный принцип, именуемый "автономией волн", в российском коллизионном праве выражен в ст. 566 ГК РСФСР, согласно которой "права и обязанности сторон по внешнеторговой сделке определяются по законам места ее совершения, если иное не установлено соглашением сторон". В этой же статье Основ установлено, что "возникновение и прекращение права собственности на вещь по внешнеторговой сделке определяются по закону места ее совершения, если иное не установлено соглашением сторона, а право собственности на вещь, "находящуюся в пути по внешнеторговой сделке, определяется по закону страны, из которой эта вещь отправлена, если иное не установлено соглашением сторон".
Таким образом, по внешнеторговой сделке соглашением сторон могут быть определены как обязательственные отношения сторон, так и последствия перехода права собственности на предмет сделки от лица, отчуждающего вещь, к приобретателю.
5) Закон места совершения акта (lex loci actus). Этот коллизионный принцип включает несколько разновидностей привязок, главные из которых следующие:
а) Закон места совершения договора (lex loci contractus). Ныне данный критерий вызывает возражения. Указывают на то, что он не отвечает современным условиям, когда контракты, как правило, совершаются не между присутствующими в одном месте лицами, а путем почтовой или телеграфной переписки либо по телетайпу. Однако в многолетней практике ВТАК эта коллизионная привязка себя оправдала (место заключения контракта обычно совпадает с местом нахождения поставщика, подрядчика, а не с местом нахождения покупателя или заказчика).
Указывается также, что "место совершения договора" трактуется в различных законодательствах по-разному: в странах континентальной Европы контракт считается совершенным в момент и в месте получения акцепта оферентом, в некоторых других странах (в Англии, Японии) - в момент и в месте отправки акцепта.
б) Закон места совершения сделки, определяющий ее форму (locus regit actum). Этот принцип выражен в ст.565 ГК РСФСР, но с оговорками: "Форма сделки, совершаемой за границей, подчиняется закону места ее совершения. Однако сделка не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования законодательства Союза ССР и соответствующей союзной республики". Таким образом, принцип места совершения сделки здесь допускает исключение: альтернативно применяется и другой критерий.
Аналогичные правила действуют в отношении формы завещания и акта его отмены .
Ограниченное применение принципа, по которому форма сделки подчиняется закону места ее совершения, имеет место в большинстве законодательств, кроме стран англо-американского "общего права", где в большей мере сохранено старое значение принципа locus regit actum.
в) Закон места совершения актов гражданского состояния последовательно применяется к форме совершения этих актов.
г) Закон места исполнения обязательства (lex loci solutionis) сохранил некоторое значение лишь в ФРГ, поскольку расширяет сферу применения судами собственного права. Неудобство его применения заключается в том, что он создает так называемое "расщепление коллизионной привязки" в двусторонних обязательствах (по купле-продаже, подряду и т.п.): обязательства каждой из сторон подлежат подчинению различным законодательствам: обязанности продавца, подрядчика - закону одной страны, обязанности покупателя, заказчика - закону другой страны.
Место исполнения имеет, однако, существенное значение для определения места сдачи товара и места совершения платежа: порядок, принятый в таком месте, отвечает на вопросы о форме акта приемки, форме и содержании документов при платеже и т. п.
6) Закон страны продавца (lex venditoris). Для внешнеторговой купли-продажи товаров эта коллизионная привязка получила наибольшее число сторонников в теории и практике международного частного права.
Данный коллизионный принцип закреплен также в ряде международных договоров о внешнеторговой купле-продаже. Он положен в основу Гаагской конвенции 1955 года о праве, применяемом к международной продаже товаров со следующим, однако, ограничением: если продавец получает заказ в стране, где находится местопребывание покупателя, то применяется закон этой последней страны.
Привязка к закону страны продавца является выражением того широко признанного направления в современном международном частном праве, которое, считая необходимым сохранение четких коллизионных критериев, вместе с тем, исходит из того, что такие критерии должны носить детализированный характер:
быть установленными не для договоров вообще в виде единого принципа ("закон места совершения сделки"), а учитывать особенности каждого вида обязательств.
Этот общий принцип выражен в Законе о международном частном праве Австрии 1978 года (§ 36): "Взаимные договоры, по которым одна сторона обязуется в основном к уплате денег другой стороне, регулируются законом государства, в котором эта последняя сторона имеет свое обычное местопребывание. Если эта последняя сторона заключает договор в качестве предпринимателя, то вместо обычного места нахождения должно быть принято местонахождение предприятия, в сфере деятельности которого договор был заключен".
7) Закон места совершения правонарушения (lex loci delicti commissi). Значение определения компетентного закона для деликтных обязательств обусловлено тем, что внутреннее право отдельных стран часто по-разному отвечает на вопросы о бремени доказывания вины причинителя вреда, об ответственности за случай, с значении вины потерпевшего и на другие вопросы данного рода обязательств. Удельный вес коллизионных проблем в таких отношениях возрастает с расширением операций международного транспорта и ростом туризма.
В ст. 566-4 ГК РСФСР выражен следующий принцип: "Права и обязанности сторон по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда, определяются по закону страны, где имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для требования о возмещении вреда".
Этот принцип, (ч. ч. 2 и 3 той же статьи):
"Права и обязанности сторон по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда за границей, если стороны являются советскими гражданами или советскими организациями, определяются по советскому закону.
Иностранный закон не применяется, если действие или иное обстоятельство, служащее основанием для требования о возмещении вреда, по советскому законодательству не является противоправным".
Закон места совершения правонарушения, к которому отсылает ст.566-4 ГК РСФСР, определяет лишь отношения сторон, но не их дееспособность, которая и здесь подчинена общим нормам.
В континентальных странах Западной Европы коллизионный принцип закона места совершения правонарушения сохраняется, хотя и осложняется некоторыми изъятиями (см. гл. 15). При этом он по-разному толкуется: в одних странах (например, в Италии, Греции) понимается как место совершения вредоносного действия, в других - как место наступления соответствующего результата (Франция), в третьих (ФРГ) судебная практика предоставляет потерпевшему право основывать свой иск на любом из этих критериев.
В Англии иск из правонарушения, совершенного за рубежом, может рассчитывать на удовлетворение, лишь если действие могло бы служить основанием для иска по английскому праву.
8) Закон, с которым данное правоотношение наиболее тесно связано. Эта коллизионная привязка выработана практикой и доктриной англо-американского права применительно к договорным обязательствам, ее принято обозначать формулой: proper law of the contract. Связь договорного обязательства с определенным правопорядком устанавливается путем толкования договора и всех относящихся к нему обстоятельств. В этом вопросе англо-американские суды нередко проявляют крайний субъективизм и очевидное стремление, обращаясь к данной коллизионной привязке, расширять сферу применения собственного права.
Данная коллизионная привязка воспринята некоторыми источниками международного частного права, где она используется в отношении как договорных, так и других правоотношений. Общая формула о применении права, с которым отношение имеет наиболее тесную связь, содержится в ст. 4 Конвенции о праве, подлежащем применению к договорным обязательствам, подписанной в 1980 году странами Общего рынка. Закон о международном частном праве Австрии 1978 года в виде общего правила подчиняет фактический состав правоотношения с иностранным элементом правопорядку, с которым имеется наиболее тесная связь, указывая, что последующие коллизионные нормы закона являются выражением этого коллизионного принципа (§ 1).
9. Закон суда (lex fori). Этот принцип имеет важное значение для гражданского процесса, включая арбитраж. Согласно данному принципу, суд, несмотря на иностранный элемент в отношении, не применяет иностранного права для разрешения гражданско-процессуальных вопросов по делу. Применение в такого рода вопросах законодательства страны суда - общепризнанное начало.
В решении 1974 года по иску советского внешнеторгового объединения к индийской фирме ВТАК признала действительность оспаривавшегося ответчиком арбитражного соглашения, подчеркнув, что данный вопрос относится к процессу и подлежит разрешению по советскому праву независимо от того, материальному праву какой страны подчинены отношения сторон.
Применение принципа закона суда по процессуальным вопросам осложняется тем, что границы между материальным и процессуальным правом в разных законодательствах не совпадают. Например, институт исковой давности, являющийся материально-правовым в странах континентальной Европы, в англо-американском "общем праве" относится к процессу, вследствие чего суды Англии и США не применяют норм иностранных законов по исковой давности.12
Принцип "закон суда" в российском коллизионном праве получил широкое применение в области брачно-семейных отношений с иностранным элементом.
Не всегда совокупность вопросов по данному гражданскому правоотношению с иностранным элементом разрешается путем применения одной и той же коллизионной нормы. Часто "существо" данного отношения (права и обязанности сторон) подчинено правопорядку одной страны, а специальные вопросы (право-дееспособность сторон, форма сделки) - законам других стран.
1.3. Применение коллизионных норм.
Коллизионная норма, как и всякая правовая норма, при применении подлежит толкованию в целях раскрытия и уяснения ее содержания.. При толковании коллизионной нормы возникают некоторые дополнительные правовые вопросы, отражающие специфические черты международного частного права.
В привязке коллизионной нормы содержатся термины "местожительство лица" ("домицилий"), "место учреждения юридического лица", "местонахождение вещи", "место совершения сделки", "место совершения правонарушения" и др. Объем коллизионной нормы обозначается посредством терминов: "дееспособность", "собственность на вещь", "обязательство из договора", "обязательство из правонарушения", "исковая давность" и др. Названные термины и соответствующие им понятия далеко не всегда имеют одинаковое содержание во внутригосударственных правовых системах государств.
Различия эти в известной мере вызваны тем, что в "общем праве" и праве континентальном по-разному разграничены материальное право и гражданский процесс.
Наряду с этим в государствах имеются существенные особенности в некоторых одноименных правовых концепциях. Например, местом совершения контракта в Англии и Японии считается место отправления акцепта, а в большинстве других стран - место его получения; местом совершения правонарушения в одних странах считается место совершения вредоносного действия, в других - место наступления результата этого действия (например, смерть потерпевшего).
В конце прошлого века западноевропейские правоведы (Кан - в Германии и Бартэн - во Франции) указали на явление, которое ранее не привлекало к себе внимания. Кан назвал его "скрытыми коллизиями", а Бартэн - "конфликтом квалификаций". Оба автора пришли к выводу о том, что коллизионные нормы различных стран, даже когда они выражают свои положения одинаковыми терминами, тем не менее содержат скрытые коллизии, порождающие проблемы конфликта квалификаций.
Коллизионные нормы "национальны" не только в том смысле, что каждое государство имеет свою систему коллизионного права, - они "национальны" по содержанию; каждая из них пользуется понятиями и терминами собственного гражданского права, своих гражданских кодексов; единообразно в этих случаях лишь словесное выражение, но не содержание коллизионных норм различных стран.
Конфликт квалификаций чаще всего разрешается следующим образом: суд (арбитраж), применяя коллизионную норму своей страны, квалифицирует понятия, которыми оперирует коллизионная норма, в соответствии с тем содержанием, какое эти понятия имеют в гражданском законодательстве данной страны. Теория квалификации по закону суда (lex fori) господствует в литературе и судебной практике на Западе, но имеет и многочисленных противников.13
Отечественная доктрина международного частного права исходит из значения общих правовых понятий при регулировании отношений с субъектами права иных правовых систем.
Всякая коллизионная норма направлена на признание действия неопределенного круга иностранных правовых систем я возникших под их действием субъективных прав. Поэтому эта норма, очевидно, может быть выражена лишь посредством терминов и понятий, которые являются по своему содержанию общими для соответствующих правовых систем. Другими словами, понятия и термины в коллизионной норме по содержанию могут не совпадать с одноименными понятиями во внутреннем праве данной страны.
Когда в коллизионной норме нашего закона применяются такие понятия, как "собственность", "гражданская правоспособность", эти понятия по своему содержанию могут и не совпадать с одноименными понятиями нашего материального права. Поэтому сфера действия коллизионной нормы (ее объем) должна быть выражена посредством "обобщенных" юридических понятий - общих для различных правовых систем. Что же касается квалификации коллизионных привязок, то здесь положение иное: полная точность указаний о применении права может быть обеспечена лишь путем применения квалификации привязки по закону суда, то есть путем использования тех же понятий, которые по соответствующим правовым институтам содержатся во внутреннем гражданском (семейном, трудовом) праве данной страны. Таков общий подход нашей доктрины к квалификации юридических понятий. Однако следует обратить внимание на то, что в отношении коллизионной привязки в отдельных, конкретных случаях сам закон дает определение понятий, применяемых в коллизионной норме.
В практике международной торговли большие трудности возникают из-за различного понимания того, что является местом заключения контракта. В английском праве это место определяется по месту отправки акцепта ("теория почтового ящика"), а в большинстве других стран - по месту получения акцепта.
В нашем законодательстве эта трудность устранена благодаря ч. 2 ст. 165 Основ гражданского законодательства 1991 года. Напомним, что в данной статье устанавливается отсылка к законам места совершения обычной сделки. В ч. 2 этой статьи говорится о том, что "место совершения сделки определяется по советскому праву". Фактически здесь прямо применена квалификация привязки по закону суда. Можно привести и другой пример. Согласно ст. 159 Основ, вопросы исковой давности решаются по праву страны, применяемому для регулирования соответствующего отношения. В то же время предусматривается, что "требования, на которые исковая давность не распространяется, определяются по советскому праву".
Если говорить о вторичной квалификации, то есть о квалификации после того, как уже применена коллизионная норма, то такая дальнейшая квалификация должна осуществляться на основе той правовой системы, к которой эта коллизионная норма отсылает. Применительно к исковой давности из такого принципа исходила долголетняя практика Внешнеторговой арбитражной комиссии при Торгово-промышленной палате СССР.
Один из самых сложных вопросов применения коллизионных норм - это вопрос об обратной отсылке. Возникла эта проблема в международных отношениях в связи с рядом судебных дел, рассматривавшихся еще в конце прошлого века. Остановимся на одном из них.
Английский подданный, проживавший постоянно в Бельгии, составил завещание, по которому завещал довольно крупную сумму каким-то лицам. Завещание составлялось им собственноручно и нигде не было заверено. Наследники умершего оспорили его действительность. Дело в том, что завещание было составлено по правилам английского закона, но нарушало правила законодательства Бельгии - страны, где проживал этот английский подданный. В английском коллизионном праве говорится, что завещание должно составляться по законам страны места нахождения лица. Таким образом, английское право отсылает к бельгийскому. Если применить бельгийское право, то нужно признать, что завещание недействительно.
Однако в бельгийском праве имеются не только материально-правовые нормы, но и коллизионные нормы. Последние исходят из принципа закона гражданства. Таким образом, само бельгийское право как бы отказывается от решения этого вопроса, отсылая к английскому праву. Английское же право опять отсылает к бельгийскому.
Как понимать отсылку к иностранному закону? Если ее понимать как отсылку только к нормам материального права, то это означает неприменение доктрины обратной отсылки. Если же ее понимать как отсылку к праву иностранного государства в целом, то это означает принятие данной доктрины.
Законодательная практика и доктрина иностранных государств не дают однозначного ответа на вопрос о применимости обратной отсылки и отсылки к праву третьей страны. Закон о международном частном праве Польши признает оба этих вида отсылок. Закон о международном частном праве Венгрии признает отсылку к своему праву. Закон ФРГ не признает отсылку в области договорного права, но признает в других случаях. Признается обратная отсылка по законам о международном частном праве Австрии и Швейцарии. Доктрина обратной отсылки не принята в Римской конвенции 1980 года о праве, применимом к договорным обязательствам. В ст. 15 этой конвенции, носящей заголовок "Исключение обратной отсылки и дальнейшей отсылки", предусматривается следующее: "Под правом государства, подлежащим применению в соответствии с настоящим соглашением, понимаются действующие в этом государстве правовые нормы, за исключением норм международного частного права".
По этому вопросу в нашей юридической литературе были высказаны следующие соображения. Проблема обратной отсылки - это одна из проблем применения иностранного права, поскольку оно должно применяться в силу действия коллизионных норм. Иностранное право применяется в России во всех случаях, когда коллизионные нормы отсылают к иностранному праву. Если российский закон отсылает к иностранному закону, а иностранный закон сам отказывается от регулирования каких-либо отношений, нет оснований не применять в данном случае российский закон.
Это положение о возможности принятия обратной отсылки было сформулировано в литературе по международному частному праву в самом общем виде. Вместе с тем в действующем законодательстве вопрос об обратной отсылке решен не полностью.
Что же касается применения права к внешнеторговым сделкам, то на практике было выражено отрицательное отношение к применению обратной отсылки.
Отрицательное отношение к применению обратной отсылки получило в России законодательное закрепление в Законе о международном коммерческом арбитраже 1993 г. В соответствии с этим Законом третейский суд должен разрешать споры в соответствии с такими нормами права, которые стороны избрали в качестве применимых к существу спора. "Любое указание на право или систему права какого-либо государства,- говорится в ст. 28 Закона,- должно толковаться как непосредственно отсылающее к материальному праву этого государства, а не к его коллизионным нормам".
В проекте Закона РФ о международном частном праве предусматривается возможность применения как обратной отсылки, так и отсылки к праву третьей страны. В то же время в проекте предусматривается, что правила не применяются, во-первых, в случае, когда иностранное право применяется на основании соглашения сторон, и, во-вторых, в случае, когда соглашение сторон дает основание считать, что они имели в виду подчинить свои отношения тому иностранному праву, которое подлежит применению в соответствии с положениями Закона РФ о международном частном праве.
Действие коллизионной нормы, то есть, иными словами, применение иностранного права, может быть ограничено путем использования оговорки о публичном порядке. Согласно правилам, действующим в ряде стран, иностранный закон, к которому отсылает коллизионная норма, может быть не применен и основанные на нем права могут быть не признаны судами или иными органами данного государства, если такое применение закона или признание права противоречило бы публичному порядку данного государства.
Понятие публичного порядка (ordre public, public policy) отличается в судебной практике и доктрине многих государств крайней неопределенностью; более того, некоторые юристы на Западе утверждают, что неопределенность - основной характерный признак этого понятия. Суды используют оговорку о публичном порядке с целью ограничения, а иногда и полного отрицания применения иностранного права, и прежде всего права страны другой социально-экономической системы. Определение пределов применения этой оговорки во многих государствах полностью предоставляется судейскому усмотрению. Вследствие этой практики оговорка о публичном порядке превратилась в один из типичных "каучуковых параграфов".
Российское законодательство исходит из того, что в некоторых случаях могут быть установлены ограничения применения иностранного закона. Такие ограничения содержит ст. 158 Основ гражданского законодательства 1991 года. Эта статья предусматривает следующее: "Иностранное право не применяется в случаях, когда его применение противоречило бы основам советского строя". Статья 169 Кодекса о браке и семье РСФСР устанавливает, что "применение иностранных законов о браке и семье или признание основанных на этих законах актов гражданского состояния не может иметь места, если такое применение или признание противоречило бы основам советского строя".
Следует обратить внимание на то, что в приведенных статьях говорится не о случаях противоречия самого иностранного закона основам нашего строя, а о противоречии этим основам применения иностранного закона. Приведем пример: обычное право иностранного государства, допускающее полигамию, противоречит основам российского семейного права, но из этого не вытекает, что полигамные браки, заключенные в стране, где они действительны, не могут порождать юридических последствий, которые были бы признаны в России (требование об уплате алиментов на содержание детей и т. п.).
Для нашей практики характерен крайне осторожный подход к вопросу об использовании оговорки о публичном порядке, хотя возможность неприменения иностранного права есть. Наличие принципиального различия между нашим законом и законом другого государства не может само по себе быть основанием для применения оговорки о публичном порядке, поскольку такое применение этой оговорки могло бы привести к отрицанию применения в России права иностранного государства вообще. Таким образом, речь может идти не о противоречии между законами, а о тех отдельных случаях, "когда применение иностранного закона,- как отмечал Л. А. Лунц,- могло бы породить результат, недопустимый с точки зрения нашего правосознания". На практике наши судебные и административные органы стараются не прибегать к этой оговорке.
Следует отметить, что случаи применения оговорки о публичном порядке к внешнеторговым отношениям в нашей практике вообще не имели места, хотя эта возможность и предусмотрена действующим законодательством. Таким образом, широкое применение категории публичного порядка не соответствует задачам международного частного права и снижает его роль в налаживании сотрудничества государств с различными правовыми системами.
В современном международном частном праве широкое признание наряду со ссылкой на оговорку о публичном порядке получила возможность неприменения иностранного права со ссылкой на строго императивные нормы национального права, которые должны пользоваться приоритетом перед нормами иностранного права, подлежащего применению в силу коллизионных норм.
Такое же правило в более расширенном виде вошло в текст Римской конвенции 1980 года о праве, применимом к договорным обязательствам. Согласно ст. 7, "ничто в настоящей Конвенции не ограничивает применение норм права страны суда в случаях, когда они являются императивными независимо от права, применимого к договору".
Исходя из этой практики, в проект Закона РФ о международном частном праве вошла статья, согласно которой положения законодательства РФ, имеющие императивный характер, подлежат обязательному применению к договорным отношениям независимо от избранного сторонами права.14
Несмотря на свою традиционность, применение коллизионно-правового способа связано с большими трудностями юридико-технического характера. Некоторые из них обусловлены национальным характером коллизионных норм. Так же как и нормы гражданского права, коллизионные нормы разных государств неизбежно отличаются по своему содержанию: они по-разному решают коллизионные вопросы при регулировании однородных гражданских отношений с иностранным элементом. В результате выбор права при одной и той же совокупности фактических обстоятельств может быть разным в зависимости от того, по коллизионному праву какого государства он будет осуществляться. Причем, от решения коллизионного вопроса в конечном итоге зависит решение дела по существу. Описываемое явление носит название "коллизии коллизий", т. е. коллизии коллизионных норм, и является деструктивным фактором в организации международного гражданского оборота.
Расхождение в содержании гражданского и коллизионного права различных государств приводит к появлению так называемых "хромающих отношений". Это такие отношения, которые по праву одного государства являются юридически действительными, законными, а по праву другого государства они - незаконны и не порождают никаких юридических последствий. Такие отношения возникают в практике довольно часто, осложняя реализацию международных гражданско-правовых связей.
Сложность коллизионно-правового способа регулирования связана с возможным применением иностранного права: коллизионная норма может отослать как к собственному праву, так и к иностранному. В последнем случае суд или иной правоприменительный орган будет обязан в силу предписаний отечественной коллизионной нормы рассмотреть дело на основе иностранного гражданского права. Судьи ex officio применяют и знают свое собственное право, иностранное право они знать не обязаны. Как показывает практика, установить содержание и квалифицированно реализовать нормы иностранного права довольно сложно.
Осуществление коллизионного способа регулирования затрудняется и тем, что многие государства либо вообще не имеют системы коллизионных норм, либо она слабо развита. Правда, в последнее время набирает силу процесс создания и совершенствования национального коллизионного права. В ряде стран были приняты новые законы или подготовлены проекты. Например, в 1978 г. был принят Закон о международном частном праве в Австрии; в 1979 г. - Закон о международном частном праве в Венгрии; в 1982 г. - Закон о разрешении коллизий между законом и кормами иностранного права в Югославии. Закон о международном частном праве и процессе в Турции; в 1986 г. - Закон о новом регулировании в области международного частного права в ФРГ; в 1987 г. - Закон о международном частном праве в Швейцарии; подготовлены и обсуждены проекты соответствующих законов в Бельгии, Италии, Франции и других странах. Тем не менее эта проблема и до сих пор остается острой.
Сложность проблем, возникающих при применении коллизионного способа регулирования, порождает серьезные, подчас непреодолимые, трудности в правовой регламентации гражданских правоотношений, осложненных иностранным элементом. Интересы развития международного гражданского оборота требуют совершенствования этого способа. С конца XIX в. начался процесс унификации, т. е. создания единообразных (унифицированных) коллизионных норм. Унификация осуществляется в форме международных договоров, заключаемых между государствами. Последние берут на себя международно-правовое обязательство применять сформулированные в договоре единообразные коллизионные нормы по определенному кругу гражданских правоотношений. Использование унифицированных норм снимает частично рассмотренные недостатки коллизионного способа: способствует ликвидации такого негативного явления, как "коллизия коллизий", уменьшает вероятность возникновения "хромающих отношений", восполняет пробелы в национальном коллизионном правее
Однако, несмотря на то, что унификация является более совершенной формой регулирования, она не получила большого распространения. Начавшийся в конце XIX в. процесс унификации завершился принятием в 1902 и 1905 гг. пяти конвенций, устанавливающих правила разрешения коллизий по ряду вопросов в сфере семейно-брачных отношений. Но и они не получили широкого распространения: в них участвовали лишь некоторые европейские государства (Россия, хотя и активно участвовала в их разработке, к ним не присоединилась), причем, впоследствии число участвующих государств уменьшалось. Некоторые из них в 70-с годы были заменены новыми. Из других соглашений, направленных на унификацию коллизионного права, можно отметить Конвенцию о праве, применимом к международной купле-продаже, 1986 г., заменившую аналогичную конвенцию 1955 г.
Примером наиболее удачной унификации коллизионного права является региональная унификация, предпринятая латиноамериканскими странами. На VI панамериканской конференции в 1928 г. был принят договор, получивший название по имени его составителя известного кубинского юриста. Кодекс Бустаманте.. По существу, это - единственная довольно полная унификация коллизионного права (состоит из 437 статей). Правда, даже в своем регионе договор не получил всеобщего применения: его ратифицировали 15 государств Центральной и Южной Америки. США не присоединились к нему). Кодекс Бустаманте оказал серьезное влияние на развитие коллизионного права на всех континентах. Более широко унификация коллизионных норм происходит на двусторонней основе, как правило, в форме заключения договоров об оказании правовой помощи.15
.
Материально правовой метод.

2.1. Понятие унификации права.
Второй способ регулирования гражданских отношений, осложненных иностранным элементом, - материально-правовой.. Сущность его заключается в создании специальных норм гражданско-правового характера, которые должны непосредственно применяться к данным отношениям, минуя коллизионную стадию, стадию выбора права. Одной из причин возникновения коллизии и самой проблемы выбора права являются различия в содержании гражданского права разных государств. Следовательно, коллизионную проблему можно снять, если будут созданы и применяться единообразные, одинаковые по своему содержанию гражданско-правовые нормы. На этом прежде всего основан материально-правовой метод: он осуществляется посредством создания унифицированных (единообразных) материальных норм гражданского права, что снимает коллизионную проблему.
Материально-правовой способ регулирования в отличие от коллизионного, являющегося отсылочным способом, часто в литературе называют прямым способом регулирования. Здесь необходимо предостеречь от возможного неправильного толкования этого термина. Прямое регулирование в данном контексте используется только для противопоставления коллизионному регулированию. Прямое регулирование означает такое регулирование, при котором не возникает коллизионный вопрос и не возникает проблема выбора права. Унифицированные нормы регулируют отношения прямо, минуя коллизионную стадию. В то же время унифицированные нормы применяются не прямо, не непосредственно, а через определенный национально-правовой механизм, который придает международно-правовой норме национально-правовую силу. В равной степени это относится к унифицированным коллизионным нормам.
Материально-правовой способ регулирования может осуществляться и в национально-правовой форме: государство в своем внутреннем праве устанавливает материальные гражданско-правовые нормы, специально предназначенные для регулирования гражданских правоотношений с иностранным элементом. Число таких норм возрастает. К ним относятся, например, нормы, регулирующие правовое положение субъектов международного гражданского оборота (иностранцев на территории России, российских граждан за рубежом, совместных предприятий, учрежденных на территории России с участием иностранных фирм); нормы, определяющие правовой режим иностранных инвестиций в России и российских инвестиций за рубежом, и т.д. Эти нормы непосредственно устанавливают права и обязанности участников соответствующих гражданских правоотношений.
Однако доктрина неоднозначно решает вопрос о том, относится ли рассматриваемая форма регулирования к международному частному праву. Одни авторы отвечают на него положительно (И.С. Перетерский, М.М. Богуславский, В.П. Звеков, М.Н. Кузнецов), другие - отрицательно (Л.А. Лунц, Г.К. Матвеев). Представляется, что регулирование посредством национальных гражданско-правовых норм лежит вне сферы международного частного права. Главный аргумент в пользу такого вывода состоит в том, что наличие подобных норм в отличие от унифицированных не снимает коллизионную проблему: они применяются после того, как коллизионный вопрос решен в пользу российского права. Коль скоро избрано российское право, существует обязанность применить не только специальные нормы, предназначенные для регулирования гражданских отношений с иностранным элементом, но и любые другие нормы гражданского права по мере необходимости. Иначе говоря, механизм применения тех и других норм гражданского права к отношениям с иностранным элементом одинаков: через коллизионную норму, через выбор права. Следовательно, гражданско-правовые нормы, специально принятые для регламентации гражданских отношений с иностранным элементом, не преодолевают коллизионную проблему, не являются выражением общего метода международного частного права и не отражают его юридического своеобразия.
Что касается места, которое занимают подобные нормы, то они входят в систему гражданского права как нормы lex specialis. Как и любые другие специальные нормы, они применяются при наличии каких-то особых, дополнительных условий (в данном случае - при наличии иностранного элемента), оставаясь при этом нормами внутреннего гражданского права.16
Важно подчеркнуть, что обязательным условием унификации материального гражданского права как способа регулирования является использование международно-правовых форм (главным образом - международного договора).
В процессе взаимодействия государств происходит взаимовлияние национальных правовых систем, в результате чего в гражданском праве разных государств встречаются одинаковые по содержанию правила. Такие совпадения могут быть значительными; встречаются в практике и полные текстуальные совпадения законов разных стран. Известным примером такого совпадения является гражданское право Франции и Бельгии: в обеих странах действует Кодекс Наполеона.
Однако никакое фактическое совпадение, даже значительное, в гражданском праве разных стран не исключает возможности возникновения, между ними коллизий и необходимости выбора права: формально совпадающие нормы позитивного права получают различную интерпретацию в реальной юридической практике, подвергаются изменениям и дополнениям, что приводит к различной регламентации однородных гражданских отношений. При фактическом совпадении материального гражданского права действие коллизионных норм сохраняется. Так, если возникает гражданское правоотношение, состоящее из французских и бельгийских элементов, то, несмотря на действие Кодекса Наполеона и во Франции и в Бельгии, нужно поставить коллизионный вопрос и решить, гражданское право какого государства (Франции или Бельгии) подлежит применению.
Напротив, создание унифицированных материальных гражданско-правовых норм при использовании международно-правовой формы (договор, обычай), в которой выражена согласованная воля договаривающихся государств к единообразному регулированию определенного вида гражданских отношений, снимает саму предпосылку возникновения коллизии и ликвидирует условия-применения коллизионной нормы. Поэтому унификация материального гражданского права является выражением общего метода международного частного права, который заключается в преодолении коллизионной проблемы. Нормы, созданные в результате унификации, входят в систему международного частного права. 17
Многие унифицированные нормы международных договоров - результат компромисса и баланса интересов отдельных групп стран. В некоторых областях международного частого права, например семейном и наследственном, различия национальных правовых систем столь значительны, что выработка по этим вопросам широкого круга унифицированных материальных норм пока невозможна.18
Таким образом, создание материально-правовых норм в области международного частного права, и прежде всего унифицированных материально-правовых норм, как правильно подчеркивает С. Н. Лебедев, не должно вести к недооценке унификации коллизионных норм, которые, играют и будут в дальнейшем играть важную роль в регулировании международных хозяйственных отношений. Как отмечает А. Л. Маковский, материально-правовая унификация должна касаться основных вопросов регулирования международных гражданских отношений (в частности, в сфере торгового мореплавания) в сочетании с другими методами регулирования, в том числе с решением в тех же международных соглашениях относительно менее важных вопросов путем установления унифицированных коллизионных норм.19
Преимущества метода материально-правового можно сформулировать следующим образом:
1) материально-правовые нормы, создаваемые при использовании этого метода, по своему содержанию призваны непосредственно регулировать гражданско-правовые отношения с иностранным элементом, тот "международный фактический состав", о котором говорилось выше. Тем самым создается большая адекватность регулирования, чем при использовании коллизионного метода, поскольку коллизионная норма отсылает общим образом к праву какого-то государства, а нормы этого права, как правило, за очень редким исключением, формировались как нормы общего характера, призванные регулировать все гражданско-правовые, семейные и иные отношения без учета специфики "международного фактического состава". Иными словами, при материально-правовом методе всегда применяется специальное регулирование, а при коллизионном - общее регулирование;
2) использование этого метода создает гораздо большую определенность для участников соответствующих отношений, поскольку им, а также соответствующим органам, которые будут применять эти нормы, они (т.е. материально-правовые нормы) всегда известны заранее;
3) метод унификации права при создании материально-правовых норм, содержащихся в международных договорах, дает еще одно дополнительное преимущество. Оно позволяет в большей степени, чем при использовании коллизионного метода, избегнуть односторонности при создании правового регулирования, т.к. отношения, выходящие за рамки одного государства, фактически призвано в большинстве случаев регулировать в одностороннем порядке какого-либо государства.20
2.2. Сфера применения материально-правовых норм.
Унификация материального гражданского права, собственно как и унификация коллизионного права, возникла в практике международного частного права в конце XIX в. Интенсификация развития экономических, научно-технических и прочих международных связей показала недостаточность коллизионно-правовых отношений, которые опосредовали эти связи. Кроме указанных сложностей коллизионного способа регулирования побудительную роль к унификации сыграло то обстоятельство, что во внутреннем праве государств, к которому отсылали коллизионные . нормы, часто не было правил для решения вопросов, возникающих в международном гражданском обороте. Национальное гражданское право оказалось неприспособленным для регулирования нарождающихся новых международных хозяйственных связей. Наибольшее применение унификация материального гражданского права имеет при регулировании торговых, производственных, научно-технических, транспортных отношений.21
Первые попытки создания унифицированных правил, применение которых позволило бы устранить коллизии национальных законов о морской перевозке различных капиталистических стран, относятся к середине прошлого столетия. Еще в 1865 году Ассоциацией международного права были выработаны и опубликованы так называемые "Шеффилдские правила". По своему характеру эти правила представляли попытку установить в форме, близкой к типовому договору перевозки, правила, регулирующие отношения, связанные с морской перевозкой. Эти правила не имели законодательной силы и применение их в каждом отдельном случае зависело от воли сторон, заключающих договор перевозки. Выполнить свое назначение они могли бы только при условии, если бы получили широкое и повсеместное распространение в практике перевозок. Однако в действительности это не произошло. В 1885 году в Гамбурге на конференции этой же ассоциации были приняты новые правила, содержавшие ряд постановлений об ответственности перевозчика, которые получили название "Гамбургские правила", а в 1893 году ассоциацией были созданы "Лондонские правила фрахтования". Все эти правила также носили характер частной унификации морского права.
Одной из основных причин того, что все эти правила не заняли предназначавшегося им места в практике морских перевозок, были противоречия и конкуренция между судовладельческими кругами различных стран. В острой конкурентной борьбе судовладельцы предпочитали опираться на наиболее льготный для каждого из них национальный закон и выговаривать на основе этого закона в каждом отдельном случае наиболее льготные для себя условия перевозки, чем ставить себя в равное положение с судовладельцами других стран применением единообразных для всех условий перевозки.22
Унификация норм международного частного права позволяет решать ряд важных задач. Прежде всего, создается единообразие регулирования гражданских правоотношений с иностранным элементом, в частности внешнеторговых сделок. При этом принимаются во внимание особенности международных экономических связей, которые существенны и нередко не учитываются нормами внутреннего нрава. Новейшие виды внешнеторговых договоров в сфере специализации и кооперирования, научно-технического сотрудничества внутренним правом практически не регулируются, а в унифицированных нормах международных договоров получают необходимую регламентацию.
Кроме того, в процессе унификации учитываются интересы участников внешнеторгового оборота (продавцов и покупателей, перевозчиков и грузовладельцев и т. п.), которые нередко различны, и вырабатываются унифицированные нормы, приемлемые для широкого круга стран. Наконец, унификация норм международного гражданского процесса усиливает охрану прав участников внешнеторгового оборота и облегчает процессуальную деятельность суда и внешнеторгового арбитража при разрешении возникающих споров.23
Целям такого рода унификации гражданского законодательства служит ряд международных конвенций, например конвенции по железнодорожному, морскому и воздушному транспорту, конвенции по чекам и векселям и др. Эти конвенции в отношениях между участвующими в них и присоединившимися к ним странами в значительной мере упростили порядок регулирования соответствующих отношений.
В области торговли, например, широкое применение получили договоры, создавшие единообразные материальные гражданско-правовые нормы, такие как Женевские конвенции о векселях 1930 г.. Женевские конвенции о чеках 1931 г.. Конвенция об исковой давности в международной купле-продаже товаров 1980 г., Конвенция о международном финансовом лизинге 1988 г. Следует отметить и такой международный документ гражданско-правовых норм, регулирующих международную торговлю, как Общие условия поставок товаров между организациями стран-членов СЭВ 1968/1988 гг., сыгравший важную роль в процессе унификации. Практически он применяется и после того, как СЭВ перестал существовать. 24
В настоящее время имеется большое число международных договоров, содержащих унифицированные материальные нормы об основных институтах в области внешнеэкономических связей: договорах купли-продажи, перевозке, векселе, изобретательских и авторских правах. Многие из таких международных договоров получили широкое признание, а некоторые стали универсальными.
Активную работу в области унификации норм международного частного права ведет Комиссия ООН[ по праву международной торговли (ЮНСИТРЛЛ). В рамках ООН вопросами материально-правовой унификации занимаются, кроме того, ЮНКТАД, а также региональные органы, в частности Европейская экономическая комиссия, уделяющая особое внимание проблематике транспорта.
Унификация норм международного частного права входит в задачи многих специализированных международных организаций: в области транспорта - Международной организации гражданской авиации (ИКАО), Центрального бюро в Берне (железнодорожные перевозки), Международной морской организации (ИМО) и Международного морского комитета; в области изобретательского и авторского права -- Всемирной организации интеллектуальной собственности
Проекты ряда международных договоров по вопросам унификации были подготовлены Международным институтом по унификации частного права в Риме (УНИДРУА) - международной межправительственной организацией, объеднняющей около 50 международных организаций предусматривают дальнейшее расширение работ по унификации норм международного частного права, а также изучение возможностей ее осуществления и новых областях (общие положения договорного права, договор аренды -лизинг и др.).
Международные договоры, содержащие унифицированные нормы, являются результатом многолетней подготовительной работы, завершаемой на Дипломатических конференциях, где международный договор принимается. Подготовка таких международных договоров обычно начинается с разработки необходимых обоснований и сравнительного обзора норм национального права основных правовых систем, а также положений уже имеющихся в данной области международных договоров.25
Унификация норм международного частного права может достигаться также посредством применения международных торговых обычаев, которые в отдельных сферах международного общения (торговое мореплавание, международные расчеты) получили широкое признание и использование, о частности в договорах международной купли-продажи товара большое значение имеют способ транспортировки товара и опосредующие ее правила. В связи с этим в международной практике сложились определенные нормы, которые определяют момент перехода риска случайной гибели с продавца на покупателя и другие обязанности сторон. В результате стали применяться определенные типы договоров - договоры на условиях ФОБ (свободно на борту; FOB - free on board), СИФ (стоимость, страховка и фрахт; CIF-cost, insurance, freght) и др. Торговые обычаи, относящиеся к международной купле-продаже товара, были собраны Международной торговой палатой в сборнике "ИНКОТЕРМС" (Международные правила толкования торговых терминов). В настоящее время действуют ИНКОТЕРМС 1990 г., которые содержат правила единого толкования наиболее важных коммерческих терминов, используемых в договорах международной купли-продажи товаров. Они могут применяться, если стороны прямо ссылаются на них. 26
Наконец, созданию единого правового режима способствуют рекомендуемые международными организациями, национальными торговыми палатами, промышленными и торговыми ассоциациями примерные договоры и общие условия, которые отражают оправдавшую себя внешне-торговую практику. Полная унификация в таких случаях не достигается, однако создается известное единство в решении многих практически важных правовых вопросов. 27
По своим задачам унификация может быть универсальной, т. е. предназначаться для всех стран мира, или же носить более узкий, региональный, характер, г. е. иметь в виду взаимоотношения граждан и юридических лиц определенной группы стран, например Европы, Латинской Америки и др.
Примером регионального регулирования внешнеэкономических сделок могут служить Общие условия поставок товаров 1968 - 1988 гг. в ред. 1991 г. (ОУП 1991 г.). ОУП 1991 г. являются обновленным текстом ОУП, ранее применяемых между странами-членами Совета Экономической Взаимопомощи. Но даже после ликвидации организационных структур СЭВ они не утратили своего значения. В 1991 г. были внесены изменения, которые учли накопленный опыт применения ОУП, изменения в торговых отношениях между странами - бывшими членами СЭВ, а также положения универсальных международных договоров по вопросу купли-продажи товара (например. Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товара 1980 г.) и международных актов, связанных с ними (например, ИНКОТЕРМС 1990 г.).
В рамках Европейского Сообщества существует также международно-правовое регулирование договоров международной купли-продажи. Например, в 1980 г. была принята Конвенция о праве, применимом к договорным обязательствам. Существуют и общие условия, разработанные Европейской экономической комиссией ООН и имеющие рекомендательный характер: Общие условия поставки сухих фруктов. Общие условия поставок машин и оборудования и др.
Кроме того, есть ряд международных соглашений универсального уровня по регулированию внешнеэкономических сделок. Это прежде всего Гаагские конвенции 1964 г. "О единообразном законе о международной купле-продаже товаров" и "О единообразном законе о порядке заключения договоров международной купли-продажи товаров". В силу ограниченного числа стран, подписавших эти конвенции, они не получили широкого распространения. СССР (и, следовательно, Россия) не являлся участником этих конвенций. Особое значение имеет Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товара 1980 г. СССР присоединился к ней 23 мая 1990 г., поэтому ее положения в силу правопреемства являются обязательными для России и действуют в сфере регулирования внешнеэкономических сделок. Конвенция о договорах международной купли-продажи товара вступила в силу на территории России с 1 сентября 1991 г. и применяется к договорам международной купли-продажи товара, заключенным после этой даты. 28
Примером универсальной унификации международного частного права в области гражданского процесса является Венская конвенция о дипломатических сношениях 1961 г., Нью-Йоркская конвенция о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 г.29
2.3. Особенности применения унифицированных норм. Трансформация.
Унифицированные нормы регулируют отношения прямо, минуя коллизионную стадию. В то же время унифицированные нормы применяются не прямо, не непосредственно, а через определенный национально-правовой механизм, который придает международно-правовой норме национально-правовую силу. В равной степени это относится к унифицированным коллизионным нормам.
Для того чтобы унифицированные нормы, выраженные в международном договоре, создающем обязательства только для заключивших его государств, получили внутригосударственное действие и стали обязательными также для организаций и граждан стран - участников договора, необходима особая юридическая процедура - включение унифицированных норм в состав национального права. Такая процедура именуется трансформацией.30
Согласно ч. 3 ст. 3 Федерального Закона "О международных договорах Российской Федерации" от 15.07.1995 г.31 положения официально опубликованных международных договоров Российской Федерации, не требующие издания внутригосударственных актов для применения, действуют в Российской Федерации непосредственно. Для осуществления иных положений международных договоров Российской Федерации принимаются соответствующие правовые акты.
Фактически Закон закрепил широко признанное деление договорных положений не самоисполнимые и несамоисполнимые. К первым отнесены положения договоров не требующие издания внутригосударственных актов для применения, и только в этом смысле они действуют "непосредственно" Ко вторым отнесены положения, для осуществления которых необходимо издать конкретизирующие их правовые акты и потому они не могут применяться непосредственно Например, в соглашении о сотрудничестве в области экологии одно из положений обязывает стороны ежемесячно обмениваться отчетами о состоянии атмосферы. Это - самоисполнимое правило. А положение, обязывающее стороны принимать все необходимые меры для охраны окружающей среды, таковым не является.
Таким образом международное право непосредственно применяется только к государствам; таков механизм его действия. Что же касается непосредственного применения к физическим лицам, то оно возможно в исключительных случаях на основе договора между государствами, которые создают в этих целях соответствующий механизм. Примером может служить Устав Международного военного трибунала в Нюрнберге.
Возможность прямого применения норм международного права предусмотрена и Конституцией РФ (ч. 3 ст. 46). Закреплено право каждого обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, но для этого должны иметься соответствующий договор РФ и быть исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты
На международные договоры распространяется общее положение Конституции об опубликовании законов (ч. 3 ст. 15). Только официально опубликованные договоры могут действовать непосредственно. Некоторые юристы истолковали слово "непосредственно" как означающее прямое применение международных норм помимо национальной правовой системы. Государства имеют разные порядки взаимодействия международного и внутреннего права, но все они определяются последним и уже в силу того говорить о прямом действии международного права не приходится. Нормы международного права действуют в составе правовой системы страны, а не помимо ее, применяются в соответствии с ее целями и принципами и в установленном ею процессуальном порядке.
Возникает вопрос о соотношении договора и изданного для его осуществления правового акта. Применяющий право орган руководствуется правовым актом, который представляет собой официальное понимание государством своих международных обязательств. Лишь в случае явного расхождения применяются правила договора. Будучи включенными в правовую систему страны, международные нормы не утрачивают своей связи с международно-правовой системой. Они должны пониматься в свете иных международных норм и толковаться по правилам международного права. В соответствии с последним определяется действие норм во времени и пространстве.32
Согласно Конституции Российской Федерации, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законодательством, то применяются правила международного договора (п.4 ст.15).
Эти положения почти дословно воспроизводятся в Законе "О международных договорах Российской Федерации" (п.1, 2 ст.5). Они устанавливают принципиально новый порядок взаимодействия международного и внутреннего права - отвечающий реалиям современной международной жизни. В настоящее время не существует договоров, в которых участвовали бы все государства, а для не участвующего в договоре государства его положения не имеют силы. Значение общепризнанных принципов и норм международного права состоит именно в том, что они создаются международным сообществом в целом и становятся обязательными для всех государств. Это принцип суверенного равенства государств, принцип неприменения силы и угрозы силой и др. Если положения официально опубликованных международных договоров Российской Федерации не требуют издания внутригосударственных актов для применения, они действуют в нашей стране непосредственно.
В постановлении Пленума Верховного Суда России от 31 октября 1995 г. N 8 судам при осуществлении правосудия рекомендуется принимать во внимание тот факт, что общепризнанные принципы и нормы международного права наряду с международными договорами являются составной частью правовой системы Российской Федерации (п.5). Хотя в постановлении делается акцент на необходимость применения положений договора в случае, если он устанавливает иные правила, чем предусмотренные российским законодательством, логическое толкование постановления приводит к выводу, что было бы неправильно утверждать, что в таких случаях применимы только закрепленные в международных договорах общепризнанные принципы и нормы международного права.33
По юридико-техническим признакам унифицированные нормы однородны с соответствующими нормами материального и процессуального национального нрава и используют аналогичные правовые понятия и юридические конструкции. Однако в процессе международно-правовой унификации могут создаваться новые нормы и даже новые правовые институты, отражающие особенности внешнеэкономических связен н не известные национальному праву.
Особенность унифицированных норм проявляется в том, что поело трансформации н включения в состав внутреннего права они сохраняют в нем определенную обособленность и автономию: их толкование и применение не может осуществляться посредством обращения к правовым концепциям той системы права, в рамках которой они действуют, поскольку это привело бы к различному пониманию унифицированных норм в отдельных странах. Применение унифицированных норм должно учитывать происхождение и назначение таких норм - создавать единообразие в правовом регулировании.
По правовой силе унифицированные материальные нормы, как и нормы внутреннего права, могут быть обязательны для участников соответствующих отношений (императивные нормы) или же допускать соглашение сторон об отходе от предписаний унифицированной нормы (диспозитивные нормы). От некоторых унифицированных норм стороны могут отступать только при определенных условиях, например при специфике заключаемого договора. Такие нормы получили наименование относительно-императивных.
Правовая сила унифицированных норм определяется международным договором н зависит от назначения таких норм, а также возможности достижения в данной области достаточно широкой и стабильной унификации, приемлемой для всех участников данного договора. В транспортных конвенциях императивны многие нормы и прежде всего об ответственности
перевозчика. Однако некоторые международные договоры в области унификации содержат в основном диспозитивные нормы, например Конвенция ООН о договорах международной купли продажи товаров 1980 года.
Унифицированные процессуальные нормы, относящиеся к деятельности судов, по общему правилу, носят императивный характер, что отражает особенности судебной деятельности, которой присущи властные начала. Что касается унифицированных процессуальных норм о внешнеторговом арбитраже, то многие такие нормы являются диспозитивными, поскольку арбитраж в сфере внешнеэкономических связей в большинстве случаев основывается на соглашении спорящих сторон и им предоставляется возможность определять условия арбитражного разбирательства.
Наличие унифицированных норм еще не обеспечивает единообразное их понимание и применение в отдельных странах, принявших международный договор, устанавливающий такие унифицированные предписания. Дело в том, что применяют унифицированные нормы лица, находящиеся под влиянием национальных правовых концепций, которые могут иметь существенные различия. Для единообразного применения унифицированных норм должно быть обеспечено единое их толкование. В этих целях многие международные договоры предусматривают формулу, согласно которой при толковании и применения унифицированных норм надлежит учитывать их международный характер и необходимость достижения единообразия.34
Несмотря на развитие процесса унификации, некоторые области международного частного права остаются этим процессом пока еще слабо затронутыми. Сказанное относится, прежде всего, к проблематике дееспособности граждан и юридических лиц, общим положениям обязательного права, наследственному и семейному праву, где имеются исторически обусловленные различия в праве отдельных стран, создающие трудности для правовой унификации.
Кроме того, даже заключение по вопросам унификации широких по содержанию международных договоров не позволяет охватить унифицированными нормами все стороны регулируемых отношений. Всегда остается поле для пробелов, возникают новые вопросы, и они могут разрешаться только путем обращения к правилам национального права, определяемого при помощи коллизионных норм.
Заключение.
Таким образом, международному частному праву присущи два способа регулирования: во-первых, коллизионно-правовой, который осуществляется в двух правовых формах - национальной и международной, и, во-вторых, материально-правовой, осуществляемый в международно-правовой форме. Оба они направлены на преодоление коллизионной проблемы, хотя и разными средствами. Именно это объединяет их в юридическую общность: они являются различным проявлением общего метода международного частного права. В процессе регулирования гражданских правоотношений, осложненных иностранным элементом, оба способа взаимодействуют, дополняя друг друга
Унификация гражданского права - более совершенный способ регулирования. Его широкое внедрение может снять все недостатки коллизионно-правового способа и обеспечить гармонизированное регулирование международных гражданских отношений. К сожалению, это только идеал, еще далекий от своего воплощения. Унификация предполагает высокий уровень сотрудничества государств, характеризующийся высокой степенью доверия. Меняющийся в настоящее время характер межгосударственных взаимоотношений, проявляющийся в том числе в стремлении создать единое правовое пространство, европейское и мировое, может придать новый импульс процессу унификации гражданского права. А пока унификация не стала преобладающим способом регулирования, охватив в основном торговлю и то, что с ней тесно связано: перевозки, расчеты и т.д. Однако и здесь одновременно применяется коллизионный способ, иногда являющийся единственной возможностью для решения возникающих вопросов. В других же областях гражданских отношений: собственность, семейно-брачные, наследственные, деликтные и другие - по прежнему господствует традиционный способ регулирования посредством коллизионных норм.35


Библиография.
1. Конституция Российской Федерации. - М.: ИНФРА*М-НОРМА, 1996
2. Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. N 223-ФЗ //
Текст Семейного кодекса опубликован в "Российской газете" от 27 января
1996 г. Собрании законодательства Российской Федерации от 1 января 1996
г. N 1, ст. 16
3. Гражданский кодекс РСФСР (действующая часть). Основы гражданского законодательства Союза ССР и Республик (действующая часть) - М.: Издательство "СПАРК", 1996
4. Федеральный закон от 15 июля 1995 г. N 101-ФЗ "О международных договорах Российской Федерации" // Текст Федерального закона опубликован в "Российской газете" от 21 июля 1995 г., Собрании законодательства Российской Федерации от 17 июля 1995 г. N 29, ст. 2757
Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник. -2-е изд., перераб. и доп. - М.: Международные отношения, 1997 г.
Бояршинов Б.Г . Международные договоры в правовой системе Российской Федерации. // "Законодательство", 1997, N 4
Комментарий к Конституции Российской Федерации (под общ. ред. Кудрявцева Ю.В.) - М.: Фонд "Правовая культура", 1996.
Лунц Л.А., Марышева Н.И., Садиков О.Н. Международное частное право: Учебник.- М.: Юрид. лит., 1984 г.
Маковский А.Л. Об унификации норм морского права. // Проблемы международного частного права. - под редакцией проф. Л.А. Лунца. М.: Издательство Института международных отношений, 1960
Международное частное право: Учебное пособие. / Г.К. Дмитриева, А.С. Довгерт, В.П. Панов, Н.А. Шебанова и др. - М.: Юристъ, 1993
Постатейный комментарий к Федеральному закону о международных
договорах Российской Федерации (под ред. Звекова В.П., Осминина Б.И.). //
М.: Издательство "СПАРК", 1996
12 июля 1999 г.

________________ Трекова Е.Г.
1 Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник. -2-е изд., перераб. и доп. - М.: Международные отношения, 1997 г. С. 7 2 Международное частное право: Учебное пособие. / Г.К. Дмитриева, А.С. Довгерт, В.П. Панов, Н.А. Шебанова и др. - М.: Юристъ, 1993 С. 2 3 Международное частное право: Учебное пособие. / Г.К. Дмитриева, А.С. Довгерт, В.П. Панов, Н.А. Шебанова и др. - М.: Юристъ, 1993 С. 13 4 Международное частное право: Учебное пособие. / Г.К. Дмитриева, А.С. .Довгерт В.П. Панов, Н.А. Шебанова и др. - М.: Юристъ, 1993 с. 12 5 Лунц Л.А., Марышева Н.И., Садиков О.Н. Международное частное право: Учебник.- М.: Юрид. лит., 1984 г, с. 5 6 Гражданский кодекс РСФСР (действующая часть). Основы гражданского законодательства Союза ССР и Республик (действующая часть) - М.: Издательство "СПАРК", 1996 7 Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. N 223-ФЗ // Текст Семейного кодекса опубликован в "Российской газете" от 27 января 1996 г. Собрании законодательства Российской Федерации от 1 января 1996 г. N 1, ст. 16 8 Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник. -2-е изд., перераб. и доп. - М.: Международные отношения, 1997 г. С. 77 9 Там же, с. 83 10 Гражданский кодекс РСФСР (действующая часть). Основы гражданского законодательства Союза ССР и Республик (действующая часть) - М.: Издательство "СПАРК", 1996 11 Лунц Л.А., Марышева Н.И., Садиков О.Н. Международное частное право: Учебник.- М.: Юрид. лит., 1984 г. с. 50 12 Лунц Л.А., Марышева Н.И., Садиков О.Н. Международное частное право: Учебник.- М.: Юрид. лит., 1984 г. с. 62 13 Лунц Л.А., Марышева Н.И., Садиков О.Н. Международное частное право: Учебник.- М.: Юрид. лит., 1984 г. с. 65 14 Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник. -2-е изд., перераб. и доп. - М.: Международные отношения, 1997 г. с. 93-96 15 Международное частное право: Учебное пособие. / Г.К. Дмитриева, А.С. Довгерт, В.П. Панов, Н.А. Шебанова и др. - М.: Юристъ, 1993 С. 16-17 16 Международное частное право: Учебное пособие. / Г.К. Дмитриева, А.С. Довгерт, В.П. Панов, Н.А. Шебанова и др. - М.: Юристъ, 1993 С. 18 17 Международное частное право: Учебное пособие. / Г.К. Дмитриева, А.С. Довгерт, В.П. Панов, Н.А. Шебанова и др. - М.: Юристъ, 1993 С. 18 18 Лунц Л.А., Марышева Н.И., Садиков О.Н. Международное частное право: Учебник.- М.: Юрид. лит., 1984 г С. 43 19 Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник. -2-е изд., перераб. и доп. - М.: Международные отношения, 1997 г С. 83 20 Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник. -2-е изд., перераб. и доп. - М.: Международные отношения, 1997 г. С. 82 21 Международное частное право: Учебное пособие. / Г.К. Дмитриева, А.С. Довгерт, В.П. Панов, Н.А. Шебанова и др. - М.: Юристъ, 1993 с. 19 22 Маковский А.Л. Об унификации норм морского права. // Проблемы международного частного права. - под редакцией проф. Л.А. Лунца. М.: Издательство Института международных отношений, 1960 С. 113 23 Лунц Л.А., Марышева Н.И., Садиков О.Н. Международное частное право: Учебник.- М.: Юрид. лит., 1984 г С. 41 24 Международное частное право: Учебное пособие. / Г.К. Дмитриева, А.С. Довгерт, В.П. Панов, Н.А. Шебанова и др. - М.: Юристъ, 1993 С. 19 25 Лунц Л.А., Марышева Н.И., Садиков О.Н. Международное частное право: Учебник.- М.: Юрид. лит., 1984 г С. 42 26 Международное частное право: Учебное пособие. / Г.К. Дмитриева, А.С. Довгерт, В.П. Панов, Н.А. Шебанова и др. - М.: Юристъ, 1993 С. 95 27 Лунц Л.А., Марышева Н.И., Садиков О.Н. Международное частное право: Учебник.- М.: Юрид. лит., 1984 г. С. 41 28 Международное частное право: Учебное пособие. / Г.К. Дмитриева, А.С. Довгерт, В.П. Панов, Н.А. Шебанова и др. - М.: Юристъ, 1993 С. 95 29 Лунц Л.А., Марышева Н.И., Садиков О.Н. Международное частное право: Учебник.- М.: Юрид. лит., 1984 г. С. 29 30 Лунц Л.А., Марышева Н.И., Садиков О.Н. Международное частное право: Учебник.- М.: Юрид. лит., 1984 г С. 45 31 Федеральный закон от 15 июля 1995 г. N 101-ФЗ "О международных договорах Российской Федерации" // Текст Федерального закона опубликован в "Российской газете" от 21 июля 1995 г., Собрании законодательства Российской Федерации от 17 июля 1995 г. N 29, ст. 2757 32 Постатейный комментарий к Федеральному закону о международных договорах Российской Федерации (под ред. Звекова В.П., Осминина Б.И.). // М.: Издательство "СПАРК", 1996 33 Бояршинов Б.Г . Международные договоры в правовой системе Российской Федерации. // Законодательство", 1997, N 4 34 Лунц Л.А., Марышева Н.И., Садиков О.Н. Международное частное право: Учебник.- М.: Юрид. лит., 1984 г С. 47 35 Международное частное право: Учебное пособие. / Г.К. Дмитриева, А.С. Довгерт, В.П. Панов, Н.А. Шебанова и др. - М.: Юристъ, 1993 С. 20 2

Работа на этой странице представлена для Вашего ознакомления в текстовом (сокращенном) виде. Для того, чтобы получить полностью оформленную работу в формате Word, со всеми сносками, таблицами, рисунками, графиками, приложениями и т.д., достаточно просто её СКАЧАТЬ.



Мы выполняем любые темы
экономические
гуманитарные
юридические
технические
Закажите сейчас
Лучшие работы
 Астероиды
 Бухгалтерский учет расчетов с работниками по оплате труда
Ваши отзывы
Добрый вечер! Контрольную получил!!! Большое спасибо!!! Буду обращаться к вам еще!!!
Станислав

Copyright © refbank.ru 2005-2020
Все права на представленные на сайте материалы принадлежат refbank.ru.
Перепечатка, копирование материалов без разрешения администрации сайта запрещено.