Refbank.Ru - рефераты, курсовые работы, дипломы по разным дисциплинам
Рефераты и курсовые
 Банк готовых работ
Дипломные работы
 Банк дипломных работ
Заказ работы
Заказать Форма заказа
Лучшие дипломы
 Методы кредитно-денежной политики Центрального Банка
 Вексельное обращение в России
Рекомендуем
 
Новые статьи
 Онлайн-игра в автоматы без...
 Заочное обучение...
 Заочное обучение...
 Сочинение для ЕГЭ на тему о медицинских работниках по...
 Как оформить кредит на развитие малого...
 Для чего нужна накрутка лайков...
 Особенности местного бюджетного...
 Официальный сайт онлайн-казино русский...
 Главные достоинства Адмирал...
 Лучший азартных отдых в онлайн-казино Вулкан...
 Готовые сочинения по ЕГЭ на тему о влиянии фамилии на...
 Уникальный текст сочинения по русскому языку 11 класс. По...
 Что может...
 Куда вложить деньги? Конечно в недвижимость за...
 Университеты Англии открывают свои двери для Студентов из...


любое слово все слова вместе  Как искать?Как искать?

Любое слово
- ищутся работы, в названии которых встречается любое слово из запроса (рекомендуется).

Все слова вместе - ищутся работы, в названии которых встречаются все слова вместе из запроса ('строгий' поиск).

Поисковый запрос должен состоять минимум из 4 букв.

В запросе не нужно писать вид работы ("реферат", "курсовая", "диплом" и т.д.).

!!! Для более полного и точного анализа базы рекомендуем производить поиск с использованием символа "*".

К примеру, Вам нужно найти работу на тему:
"Основные принципы финансового менеджмента фирмы".

В этом случае поисковый запрос выглядит так:
основн* принцип* финанс* менеджмент* фирм*
История государства и права

курсовая работа

Уголовный процесс по Уставу уголовного судопроизводства 1864 года



ПЛАН:
лист
ВВЕДЕНИЕ 3
( 1. Уголовный процесс до реформы 1864 г. 5
( 2. Основные принципы уголовного судопроизводства
по реформе 1864 г. 10
( 3. Процесс в мировых судах. 16
( 4. Процесс в общих судебных местах. 22
ЗАКЛЮЧЕНИЕ 29
Список литературы 31
ВВЕДЕНИЕ
Судебная реформа 1860-64 гг. по праву занимает одно из наиболее заметных мест в числе государственных реформ второй половины XIX века. Без реформирования судебной системы было немыслимо дальнейшее развитие Российской империи, реформа означала окончательный отход от средневековой инквизиционной системы судопроизводства, введение многих демократических элементов, некоторые из которых только начинают возрождаться сейчас.
В этом ряду наиболее заметной была реформа именно уголовно-процессуального законодательства, в которой наиболее явно проявились наметившиеся в это время тенденции к гуманизации законодательства, защите прежде всего прав человека. Судебные Уставы ознаменовали начало новой эпохи в истории русского права. выполняя желание Александра II дать русскому народу "суд скорый, правый и милостивый", они провозгласили самостоятельность судебной власти, широкое участие народных масс в отправление правосудия, всесословность, гласность, состязательность. Как отмечали современники, российское послереформенное уголовное судопроизводство было самым передовым в Европе. Неслучайно в настоящее время в РФ возрождается институт присяжных, много лет идут разговоры о необходимости возрождения института мировых судей. В этих условиях важным представляется изучение опыта прошлого века.
В данной работе будет в основном рассмотрена именно реформа уголовно-процессуального законодательства, но по необходимости будет рассмотрена и реформа всей судебной системы вообще.
В первом параграфе настоящей работы будет рассмотрена система уголовного судопроизводства, сложившаяся в Российской империи накануне проведения реформ, заложенная еще при Петре I, и подвергнувшаяся некоторым изменениям при Екатерине II и Николае I.
Второй параграф будет посвящен подготовке и проведению реформы, в нем будет рассмотрены такие документы как Учреждение судебных следователей и Устав Уголовного судопроизводства, также будут рассмотрены основные принципы нового уголовного судопроизводства.
Третий параграф будет посвящен институту мировых судей, четвертый - процессу в судах общей юрисдикции, особое внимание будет уделено суду присяжных.
( 1. Уголовный процесс до реформы 1864 г.
Уголовный процесс России в первой половине XIX века базировался на принципах, заложенных еще Петром I в начале XVIII века. С течением времени, безусловно, происходили некоторые изменения, но основные принципы оставались неизменными: инквизиционный процесс, отсутствие гласности, письменность, формальная теория доказательств. Чтобы изучить дореформенное процессуальное право России необходимо обратиться к документам петровской эпохи.
Основополагающим документом в данной области считается "Краткое изображение процессов или судебных тяжеб". В настоящее время существуют различные датировки составления этого документа, достоверно известно только то, что в апреле 1715 г. оно впервые вышло отдельным томом, вместе с Воинскими Артикулами. Составление Краткого изображения приписывается обычно Э.Ф. Кромпену, но считается, что окончательная редакция была сделана самим Петром I. Помещение Краткого изображения в один том вместе с Воинскими Артикулами, да и само его содержание дало основание исследователям полагать, что Краткое изображение процессов относилось только к совершению процессуальных действий по воинским преступлениям. Однако, другие исследователи указывают на значительное применение норм Краткого изображения и в обычном уголовном и даже гражданском процессе. Осторожную формулировку по этому вопросу применяет М.Ф. Владимирский-Буданов: "Законодатель не объяснил, к какого рода судам и делам должно быть применено "Краткое изображение процессов". Думать надобно, что по первоначальной его мысли применение его ограничивается военными судами"1. Некоторые ученые прямо утверждали о применении этого закона в невоенных судах, ссылаясь на указ Петра I Сенату от 10 апреля 1716 г2. Другие исследователи, напротив, доказывают, что Краткое изображение применялось только в военных судах. Так, О.И. Чистяков пишет: "Указ от 10 апреля 1716 г. следует понимать не в том смысле, что он распространял Воинский устав на гражданские органы, а лишь в том, что эти органы, когда их деятельность в той или иной мере соприкасалась с армией, должны были иметь в виду этот закон"3. Все же наиболее предпочтительной представляется позиция, занятая М.А. Чельцовым-Бебутовым, который исходил из того, что Краткое изображение действительно было принято исключительно в качестве руководства для военных судов, но "практика его применения была более широка"4. Так это или нет, следует безусловно признать, что практическое рассмотрение дел в судах базировалось на принципах, заложенных в Кратком изображении, хотя в то же время официально Соборное уложение еще не потеряло силу.
Краткое изображение процессов совершило резкий поворот к следственному (инквизиционному) процессу. Большинство исследователей сходятся на том, что "до Петра Великого вообще надо признать еще состязательные формы процесса общим явлением, а следственные - исключением"5. Также и С.В. Юшков отмечает, что до Петра только "менее важные уголовные и гражданские дела... рассматривались в порядке обвинительного процесса, т.е. так называемого суда6. В целом, очевидно, розыск нельзя до Петра I считать господствующей формой процесса, но нельзя признать и исключением.
Суд призван был стать быстрым и решительным орудием в руках государства для пресечения всякого рода попыток нарушить установленный порядок.
В отличие от Соборного Уложения краткое изображение имеет очень четкую структуру. Вначале идут две главы, носящие как бы вводный характер. В них даются основная схема судопроизводства и положения процесса. Затем идет последовательное изложение хода процесса, своеобразно разделенное на три основные части.
Формулировки закона несравненно более четки, чем в Соборном Уложении. Пожалуй, впервые в русском праве часто даются общие определения важнейших процессуальных институтов и понятий, хотя и не всегда совершенные. Законодатель нередко прибегает к перечислению, классификации отдельных явлений и действий. Некоторые статьи закона содержат в себе не только норму права, но и ее теоретическое обоснование, иногда с приведением различных точек зрения по данному вопросу. По своей законодательной технике Краткое изображение стоит достаточно высоко. Недостатком закона является злоупотребление иностранной терминологией, обычно совсем не нужной, и не всегда грамотной. Как отмечал В.О. Ключевский Петр I был достаточно слаб в русской грамматике. По-видимому в иностранных языках он не был сильнее.
Важнейшей тенденцией Краткого изложения было сужение инициативы сторон за счет расширения прав суда, в то же время деятельность суда и оценка им обстоятельств дела все жестче регламентируется законом, для проявления собственного усмотрения и какой-либо инициативы судей почти не остается места. Воля сторон и воля суда поглощается и заменяется волей законодателя. Краткое изложение вводило формальную теорию доказательств, с раз и навсегда закрепленной их силой. Все доказательства делились на совершенные и несовершенные, причем оценивались в зависимости от приводящего их субъекта: свидетельство мужчины ценилось больше чем женщины, ученого человека чем неученого, знатного чем незнатного, духовного чем светского. Важнейшим и исчерпывающим доказательством считалось признание подозреваемого, в том числе и полученное под пыткой, применение которой, правда, строго регламентировалось.
По словам М.Ф. Владимирского-Буданова в Кратком изложении "нашло себе место полное применение понятия следственного (инквизиционного) процесса..."7.Тем не менее отдельные элементы состязательности все же сохраняются: возможность для сторон проявлять некоторую инициативу в движении дела, обмен челобитной и ответом, определение круга спорных вопросов и доказательств и др. Впрочем "чистого" следственного процесса, очевидно, не бывает.
Закон закрепляет стройную систему судебных органов, неизвестную до Петра I, довольно четко регламентирует вопросы подсудности. Впервые для совершения правосудия создаются специальные органы, однако они еще не отделены от администрации. Нет пока деления на органы предварительного следствия и суды.
Определенным диссонансом к предшествующему законодательству звучит именной указ от 5 ноября 1723 г. "О форме суда". Этот указ отменяет розыск и делает суд единственной формой процесса. если данный указ толковать буквально, то получается, что он отменяет все предшествующее процессуальное законодательство, в том числе и Краткое изображение процессов. Однако М.Ф. Владимирский-Буданов утверждал. Что указ "О форме суда" первоначально применялся лишь в невоенных судах, военная же юстиция продолжала пользоваться Кратким изображением. Затем соотношение этих законов изменилось: указ стал применяться в делах гражданских, а Краткое изображение - в уголовных, причем как в военных, так и в невоенных судах.
Но в дальнейшем эта двойственность форм процесса не удержалась: "Как узаконения, так и практика решительно наклонялись в сторону инквизиционного процесса"8.
Следующий существенный шаг в развитии уголовно-процессуального законодательства был сделан Екатериной II. Создав сложную, но достаточно четкую систему уголовных судов, принятием "Учреждения для управления губерний" она тщательно регламентировала формы их деятельности. Особенно подробно в этом законе рассмотрена многоинстанционная система обжалования приговоров и решений. Верховным кассационным судом оставался Сенат. Более четко наметилось отделение гражданского судопроизводства от уголовного, путем создания специальных уголовных и гражданских судебных органов.
Последние существенные изменения в дореформенный уголовный процесс были внесены после издания в первой половине XIX века Свода законов, в котором данным вопросам была посвящена книга "О судопроизводстве по преступлениям".
Производство уголовных дел подразделялось на следствие, суд и исполнение. При этом следствие и исполнение приговоров находились в руках полиции. Следствие проводилось полицейскими чиновниками и подразделялось на предварительное и формальное.
Судебное разбирательство было письменным, негласным и базировалось на доказательствах, собранных в процессе следствия. Суд не производил повторный допрос никого кроме обвиняемого, а в некоторых случаях мог не допрашивать и его. Члены суда знакомились с делом посредством выписок.
По-прежнему главенствующее положение занимала формальная теория доказательств, сковывающая инициативу суда. Оставалось деление доказательств на совершенные и несовершенные. Совершенными считались те, которые однозначно указывали на виновность обвиняемого. Важнейшим из них считалось признание обвиняемого. Однако, в условиях, когда из процессуальных действий была исключена пытка, добиться его стало гораздо трудней. К несовершенным доказательствам относились такие, которые оставляли сомнение в совершении преступления.
Именно поэтому в конце первой половины XIX стало стремительно расти число приговоров, когда обвиняемый, не будучи осужден, оставался в подозрении. Естественно, такое положение не способствовало осуществлению правосудия.
( 2. Основные принципы уголовного
судопроизводства по реформе 1864 г.
Необходимость реформы судебной системы и, в частности, уголовного процесса не вызывала сомнения в правящих кругах. О необходимости такой реформы говорила еще Екатерина II, отмечавшая необходимость выведения судебных учреждений из-под контроля административных органов, однако, практически не осуществившая это. Разработка нового уголовно-процессуального закона была начата при Александре I под руководством графа Сперанского М.М. и продолжена под руководством Блудова Д.Н. Разработанный комиссией к 1837 г. "Проект о следствии" не был, однако, принят.
Новый импульс подготовка судебной реформы получила в 50-х гг. и еще более интенсифицировалась после крестьянской реформы 1861 г. К началу 1861 г. на рассмотрение Государственного совета было представлено (с 1857 по 1861 г.) 14 законопроектов, предлагавших различные изменения в структуре судебной системы и судопроизводства, ограничение числа судебных инстанций, введение устности, гласности, состязательности и т.д. Материалы судебной реформы составили 74 тома.
Первый шаг в проведении судебной реформы был сделан еще до 1861 г. Это было принятие Закона о судебных следователях (май 1860 г.), в соответствии с которым впервые в России учреждался институт судебных следователей, независимых от административной власти. Одной из причин реформы была, безусловно, неудовлетворительная работа полиции. "Недостатки проводимого полицией предварительного расследования были настолько очевидны, что передача следствия органам юстиции могла быть осуществлена еще в условиях дореформенной судебной системы"9. Однако, исследователи отмечают и другую причину. Существовавшее в правительстве "сильное опасение, что введение нового положения будет сопровождаться народными волнениями и нарушением общественного порядка"10, вынудило царскую власть одновременно с выработкой основных принципов освобождения крестьян от крепостной зависимости приступить к созданию административного механизма, который бы позволил в случае необходимости административными мерами восстановить нарушенный общественный порядок и удержать реформу в соответствующих рамках. Идея отделения предварительного следствия от полиции возникла в Главном комитете по крестьянскому делу в связи с поиском средств и методов усиления исполнительной функции полиции. Ибо полиция рассматривалась как приоритетное средство государственного управления в период крестьянской реформы. Изучив положение земской полиции в соответствии с поставленными верховной властью задачами, комиссия пришла к выводу, что ее эффективность может быть повышена в результате резкого сокращения объема выполняемых ей функций, в первую очередь хозяйственно-распорядительских, судебных, следственных.
Одну из главных ролей в учреждении института судебных следователей было суждено сыграть Н.И. Стояновскому. Приступив к работе в комиссии с октября 1859 г., он фактически принял на себя весь труд по отделению предварительного следствия от полиции. В отличие от предшествующих проектов, содержащих механическое освобождение полиции от следственной функции, Стояновский на основе обобщения опыта западных стран рассматривал этот вопрос с точки зрения научно-теоретических положений о формах судопроизводства, судебном характере предварительного следствия, границах и значении стадий уголовного процесса и т.д.
К марту 1860 г. Стояновский подготовил проект "Учреждение следственных судей", который 3 апреля 1860 г. был направлен в Государственный совет. Проект был принят без существенных изменений, поменялось только название следственных чиновников, вместо следственных судей они были названы судебными следователями, исходя из того, что они должны не судить, а только собирать данные. 8 июня 1860 г. император утвердил Учреждение судебных следователей, а также Наказ судебным следователям и Наказ полиции о производстве дознания по происшествиям, могущим заключать в себе преступления и проступки11.
Наиболее важным моментом этой реформы было действительное отделение следствия от административной власти. Независимые следователи, по замыслу авторов проекта должны были честно, беспристрастно и эффективно проводить следствие по уголовным делам.
Уже после крестьянской реформы продолжалась подготовка реформы всей судебной системы. В конце 1862 г. в судебные инстанции был разослан проект "Основные положения судоустройства", в котором были сформулированы новые принципы: бессословность суда, отмена системы формальных доказательств, и определения "оставление в подозрении". Ничего, однако, не говорилось о независимости судей.
К новым принципам также относились: идея отделения суда от административной власти, установление состязательности, введение присяжных заседателей. Предполагалось, что у присяжных будут изъяты дела о государственных ("для сохранения уважения к институту присяжных") и должностных (из-за опасения чрезмерного возвышения судебной власти) преступлениях. Авторы проекта настояли также на выделении института мировых судей из общего порядка судопроизводства, подчеркивая их специфику.
Отзывы, поступившие с мест на разосланный проект, отметили неполноту и непоследовательность в отделении суда от администрации, непоследовательность в определении компетенции института мировых судей. Была усмотрена опасность в создании института присяжных поверенных и широких полномочиях следователей.
Дискутировался вопрос о моделях суда присяжных. Какую выбрать - континентальную (перед присяжными ставится вопрос: "виновен ли подсудимый?") или английскую (перед присяжными ставится вопрос: "совершил ли подсудимый данное деяние?"). В итоге остановились на континентальной модели. Были сомнения и относительно института мировых судей: как они должны были решать дело - по закону, или по своему усмотрению, лишь ссылаясь на закон? Выбрали первый вариант.
В ноябре 1864 г. были утверждены и вступили в силу основные акты судебной реформы: Учреждения судебных установлений, Устав уголовного судопроизводства, Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями.
В соответствии с этими актами в России создавались две судебные системы: местные и общие суды. К местным относились волостные суды, мировые судьи и съезды мировых судей, к общим - окружные суды, учреждаемые для нескольких уездов; судебные (по гражданским и уголовным делам) палаты, распространявшие свою деятельность на несколько губерний или областей; кассационные (по гражданским и уголовным делам) департаменты Сената. Власть этих судов распространялась на все сферы, кроме тех, где действовала юрисдикция духовных, военных, коммерческих, крестьянских и инородческих судов.
Уголовный процесс регламентировался Уставом уголовного судопроизводства от 20 ноября 1864 г. Устав Уголовного судопроизводства состоит из трех книг и шестидесяти глав. Книги включают себя разделы. Структура устава позволяет быстро найти нужную статью. Формулировки Устава достаточно четки и лаконичны. Составители проекта Устава подчеркнули в своей пояснительной записке, что "цель уголовного судопроизводства есть обнаружение так называемой материальной истины и наказание действительно виновного в совершении преступления или проступка".
Процесс согласно Уставу Уголовного судопроизводства распадался на несколько стадий. Предварительное расследование состояло из дознания и предварительного следствия. Дознание осуществлялось полицией, жандармами или администрацией. Целью дознания было установление факта преступления.
Предварительное следствие осуществлялось уже упоминавшимся выше институтом судебных следователей. Материалы по делу направлялись прокурору, который мог либо прекратить дело, либо возбудить его. Во втором случае прокурор составлял обвинительный акт, направлявшийся в суд.
Реформа судебной системы закрепила ряд новых принципов уголовного процесса. Первым из них был принцип только судебного порядка уголовного преследования. Он был закреплен в ст. 1 Устава Уголовного судопроизводства выражался в положении о том, что никто не может быть осужден без приговора суда. Однако, уже примечание к первой статье позволяло применять во внесудебном порядке полиции административные и дисциплинарные меры. На практике, это зачастую приводило к тому, что лица, оправданные судом, подвергались преследованию в административном порядке (как это было в "процессе 193-х").
Не менее важным был принцип отделения суда от администрации (ст. 5 Устава). Он достигался во-первых, выделением института судебных следователей, во-вторых, независимостью и несменяемостью судей. Также в Устав был заложен принцип отделения власти обвинительной от судебной (ст. 3).
Важное значение имело провозглашение в уголовно-процессуальном праве принципа презумпции невиновности, согласно которой любое лицо считалось невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена приговором суда. Всякие сомнения толковались в пользу обвиняемого. При равенстве голосов присяжных подсудимый признавался невиновным (ст. 89).
В соответствии со ст. 8 Устава отменялась формальная теория доказательств. На смену формальным доказательствам пришла система свободной оценки доказательств по внутреннему убеждению судей. На практике эта система означала, что судьи при определении виновности подсудимого должны были исходить не из раз и навсегда установленных правил о силе судебных доказательств, а оценивать их в зависимости от обстановки.
Разбирательство было устным, что обозначало необходимость непосредственного заслушивания всех причастных к делу, гласным и публичным. Правда, некоторые дела (например, представляющие угрозу для безопасности государства) могли быть объявлены закрытыми. Вводилась состязательность процесса. Подсудимый являлся равной стороной. Прения осуществлялись его представителем - адвокатом, и представителем прокуратуры со стороны обвинения. Формирование принципа состязательности в судебном процессе потребовало создать новый специальный институт - адвокатуру (присяжных поверенных). Правда, состязательность вводилась только на судебной стадии, следствие оставалось инквизиционным. Так же и адвокат допускался к участию в деле только на стадии судебного разбирательства.
В ходе подготовки и проведения реформы был создан новый институт присяжных заседателей. Изменились функции прокуратуры, а именно: поддержание обвинения в суде, надзор за деятельностью судов, следствием и местами лишения свободы. Прокурорская система возглавлялась генерал-прокурором. При сенате учреждались должности двух обер-прокуроров, а в судебных палатах и окружных судах - должности прокуроров и товарищей прокуроров. Все прокуроры назначались императором по представлению министра юстиции.
( 3. Процесс в мировых судах
При реформе судебной системы, составители проектов законов, в том числе и Устава о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, стояли на исторической почве. Русскому праву была известна подобная форма юстиции. Еще в XVI столетии московское правительство решилось предоставить право вершить суд исключительно обществу в лице выборных губных старост и целовальников. Им была дана обширная власть, контролируемая, правда, государством. В последствие и в сословных судах судопроизводство зачастую обходилось без коронных судей, довольствуясь наличием судей, избранных обществом.
Впервые мысль об учреждении в уездах "мировых судов" (juges de paix) была высказана в 1827 г. графом Кочубеем. Затем над созданием в России мировой юстиции более двадцати лет работали различные правительственные комиссии. В лице мировых судов законодатель стремился создать суд, рассматривающий маловажные дела и отвечающий таким требованиям, как доступность, разветвленность, быстрота, единоличное рассмотрение дел. Высшей целью этих судов признавалось примирение сторон.
В судебной системе России мировой суд являлся нижестоящим по отношению к окружному суду и вышестоящим по отношению к суду волостному. "Место, занимаемое мировым судом в системе судебных установлений, определяется тем взаимоотношением, которое существует между мировыми и общими судебными учреждениями с точки зрения подведомственных им дел"12.
Должность мирового судьи считалась общественной службой, была выборной и состояла в пятом классе. Помимо прочих условий претендент на пост мирового судьи должен был отвечать требованиям имущественного ценза, причем достаточно высокого. Это объяснялось требованием о необходимости повышенной имущественной независимости мирового судьи, так как, в отличие от коронного судьи, он получал гораздо меньшее содержание. Срок службы избранного мирового судьи составлял три года. Составители уставов сочли необходимым обеспечить несменяемость только для должностей судейского звания в общих судебных местах, заменив ее для мировых установлений "срочной несменяемостью, обеспечиваемою лишь на избирательный трехлетний период".
Мировые судьи в России подразделялись на участковых и почетных. Участковый судья в отличие от почетного получал от земства определенное содержание. Но он мог отказаться от содержания и в этом случае носил титул "почетного участкового судьи". Отличие почетного мирового судьи от участкового состояло в том, что он не получал за свою работу никакого жалования, мог совмещать с любой другой деятельностью, и не имел строго определенных обязанностей. Почетными мировыми судьями становились люди с высоким достатком, обычно представители дворянства.
Высшим судебным начальством для мировых установлений признавался Сенат, являвшийся органом кассационного производства по делам мирового разбора, а в некоторых случаях и апелляционной инстанцией для рассмотрения уголовных дел о мировых судьях. В российской судебной системе Сенат был единой для мировых и общих судов кассационной инстанцией.
В области уголовного судопроизводства ведомству местных судов подлежали проступки, за которые Уставом о налагаемых мировыми судьями наказаниях предусматривались следующие санкции: выговоры, замечания и внушения; денежные взыскания не свыше 300 руб.; арест не свыше трех месяцев и заключение в тюрьму на срок не свыше одного года и шести месяцев.
Процедура рассмотрения дел у мирового судьи была призвана соответствовать целям создания местных судов и характеризовалась особым, сокращенным порядком. Заключался этот порядок, кроме единоличного рассмотрения дел судьей, в отказе от разделения следствия на предварительное и судебное, а также в отсутствии в судебном разбирательстве обвинительного акта. Производство дел у мирового судьи состояло в устном и непосредственном разборе, который должен был оканчиваться, по возможности, в одно заседание. Как отмечает М.А. Чельцов-Бебутов мировые суды отличались прежде всего отсутствием четко определенных стадий и меньшим формализмом. 13 Мнение, высказанное в объяснительной записке графа Блудова, что "для разбирательства дел в мировом суде не нужно никаких многосложных форм и обрядов", стало руководящей идеей российской мировой юстиции.
Как предварительное следствие, так и обвинительный акт заменялись актами полицейского дознания. Стоит отметить, что полицейское дознание по делам, подсудным мировым судам отличалось от дознания, проводимого по делам, подсудным общим судам, по характеру имевшихся у полиции властных полномочий приближаясь к следствию. Так, полиция могла проводить осмотры, обыски, допросы и т.д.
Интересным представляется тот факт, что процессуальное положение потерпевших в мировом и общих судах существенно отличалось друг от друга. Потерпевший в мировом суде пользовался правами обвинителя, притом не только по делам о преступлениях, преследуемых в порядке частного обвинения, но равным образом и по делам публичного обвинения. Ему предоставлялось право обличать обвиняемого перед судом, он давал не показания, а объяснения, которые не могли рассматриваться в качестве доказательств. В общем суде потерпевший признавался "бесприсяжным свидетелем" и его показания служили одним из доказательств, т.е. статус его был на порядок ниже.
Особое преломление в мировом суде получил принцип состязательности в уголовном процессе. Стороны в мировом суде обладали гораздо большей, чем в общем суде, самостоятельностью. С другой стороны требование принципа состязательности о пассивности роли суда не являлось характерным для мировой юстиции. Напротив, как отмечает, И. Г. Шаркова, судья сам разыскивал доказательства. А также пополнял доказательства, представленные сторонами, пока не приходил к убеждению, что сделано все возможное для достижения истины14. М.А. Чельцов-Бебутов указывал, что на мирового судью прямо возлагалась обязанность активного исследования дела15.
Закон оставлял на усмотрение мирового судьи решение вопроса о порядке судебного следствия. Так, в случае если обвиняемый признавал себя виновным и его признание не вызывало у судьи сомнения, судья был в праве приступить к постановлению приговора, не производя дальнейшего расследования.
Рассмотрев все имеющиеся в деле доказательства, мировой судья переходил к выслушиванию судебных прений, после чего приступал к постановлению приговоров. Он решал вопрос о виновности подсудимого по своему внутреннему убеждению, руководствуясь законом. При вынесении оправдательного приговора обвиняемый немедленно освобождался и в этом случае, если судья приходил к выводу о недобросовестности обвинения (оговор, желание отомстить и т.п.), обвинитель приговаривался к уплате судебных издержек, а при наличии просьбы обвиняемого - и к вознаграждению последнего за понесенные им убытки.
Обвинительные приговоры мирового судьи делились на неокончательные (те, которые могли быть обжалованы в апелляционном порядке) и окончательные, которые не обжаловались, но могли проверяться с точки зрения законности (в кассационном порядке).
Апелляции рассматривались съездом мировых судей. Съезд мировых судей объединял мировых судей округа, действовал периодически и состоял из председателя, непременного члена и мировых судей округа. На заседании съезда требовалось участие не менее чем трех судей.
Судья, постановивший обжалуемое определение, обязан был в трехдневный срок представить поступившую к нему жалобу в мировой съезд. Присутствовать при слушании обжалуемого дела в мировом съезде судья, на приговор которого принесена жалоба, не мог. Съезд рассматривал поступившее дело в полном объеме устно, публично. Сторонам предоставлялось право предъявлять новые доказательства. Мировой съезд был не вправе отказать в допросе свидетелей, допрошенных участковым судьей при рассмотрении дела в суде первой степени, а также свидетелей, допрос которых судьей неправомерно не производился.
Разбирательство в мировом съезде происходило в том же порядке, как и у мировых судей, но с соблюдением некоторых правил, обусловленных коллегиальным рассмотрением дел. До постановления приговора, так же как и участковый судья, председатель съезда обязан был приложить усилия к мирному разрешению дела, конечно же, в тех случаях, когда закон разрешал прекратить дело за примирением сторон. Приговором мирового съезда либо утверждался приговор мирового судьи, либо постановлялся новый приговор как оправдательный, так и обвинительный. Причем наказание, назначенное приговором съезда, не могло быть усилено, кроме случаев, когда вынесения более строгого приговора требовал обвинитель.
Съезд мировых судей кроме того выполнял функции кассационной инстанции. Рассмотрев кассационную жалобу, съезд мог либо удовлетворить их, либо направить дело на новое рассмотрение к другому мировому судье. Жалобы на приговоры съезда приносились в Кассационный по уголовным делам департамент Правительствующего Сената.
Как отмечают современники, институт мировых судов быстро завоевал доверие среди населения. Однако, наряду с достоинствами, у него были и недостатки. Трехлетний срок службы мирового судьи по причине своей чрезмерной краткости отрицательно сказывался на выполнении судьей своих должностных обязанностей. Задуманный как "суд скорый", мировой суд. Соединяя в одной кассационной инстанции с общими судами, превращался в медлительное судопроизводство. Однако, главным недостатком принято считать, что составителями уставов не было завершено объединение местной юстиции, в результате чего волостной суд оказался вне судебной системы16.
( 4. Процесс в общих судебных местах
Образцом для построения процесса по общеуголовным делам послужил Французский кодекс 1808 г. В нем характерно разделение производства на предварительное следствие, негласное, находящееся под сильным влиянием прокурора, и судебное разбирательство, в котором в порядке гласного и устного состязания между прокурором и подсудимым с защитником проводилась проверка судом всех доказательств и выносился приговор. Однако составители Устава Уголовного судопроизводства внесли в него ряд поправок, смягчивших резко розыскной характер предварительного расследования французского процесса.
Расследование дела было поручено судебному следователю, который, хотя и не имел формального звания судьи, как во французском законодательстве (выше уже отмечалось, почему оно было отвергнуто), но находился, однако, в организационном и процессуальном подчинении окружного суда, а не прокурора.
Само принятие следователем к своему производству уголовного дела считалось как бы актом судебным, поэтому начатое следователем производство по делу не могло быть прекращено прокурором.
Следствие было обязательно по всем делам о тяжких преступлениях, подсудным окружному суду или судебной палате (ст. 249 Устава уголовного судопроизводства).
Устав уголовного судопроизводства нигде не говорит об участии сторон в предварительном следствии. Однако, он допускал некоторую активность участвующих в деле лиц, потерпевшего, гражданского истца т обвиняемого. Так, следствие могло быть начато следователем и без предварительного полицейского дознания по жалобе потерпевшего. Обвиняемый имел право присутствовать при всех следственных действиях, и лишь в случае необходимости следователь первоначально допрашивает свидетелей в отсутствие обвиняемого. Протоколы таких допросов должны быть прочитаны обвиняемому, и он может просить о предложении свидетелям дополнительных вопросов, а также предоставлять доказательства в опровержение собранных против него улик. На все действия следователя обвиняемый может приносить жалобы, которые должны быть немедленно представлены в суд и рассмотрены им.
Такими же правами пользуются на предварительном следствии потерпевший и гражданский истец. Ходатайства всех этих участников процесса, отстаивающих противоположные интересы, и составляют элемент состязательности предварительного следствия по Уставу Уголовного судопроизводства, несколько смягчающий его инквизиционный характер17.
В руках полиции было оставлено первоначальное дознание, которое чины полиции проводили под руководством прокурора. Кроме того в некоторых случаях следователь мог быть временно заменен полицейскими чиновниками согласно ст. 258 Устава для производства неотложных следственных действий.
Хотя следователь в дисциплинарном отношении был подчинен надзору только со стороны суда и считался на правах члена суда несменяемым, на деле он сильно зависел от прокуратуры. Дальнейшее продвижение следователя по служебной лестнице зависело от характеристики, даваемой ему обычно прокурором окружного суда.
Несменяемость следователя на практике тоже превратилось в фикцию. Вместо того, чтобы представлять кандидата на пост судебного следователя к назначению его высочайшим приказом, что делало его несменяемым, министр юстиции в соответствующих случаях стал "причислять к министерству" этих кандидатов, а затем своим приказом "командировать их к исполнению должности следователя" в определенный участок. Таким образом, лицо. назначенное приказом министерства, не было уже несменяемым "судебным следователем" и могло уже в течении ряда лет оставаться "исполняющим обязанности" следователя. Этим путем очень быстро было покончено с существованием независимых от прокуратуры судебных следователей. О широте применения такого порядка свидетельствует тот факт, что к 1898 г. из 1487 судебных следователей России только 154 пользовались судейской несменяемостью18. Все это позволило А.А. Головачеву спустя десять лет после реформы дать ей такую жесткую оценку: "... можно положительно сказать, что учреждение судебных следователей не принесло ровно никакой пользы. Это было не учреждение новых судебных должностей, а просто увеличение числа новых становых приставов, специально предназначенных для производства следствий"19.
Оконченное предварительное следствие направлялось к наблюдавшему за его производством товарищу прокурора, который либо составлял обвинительный акт, либо заключение о прекращении дела. В дальнейшем прохождение дела могло быть двояким. Если дело было подсудно окружному суду без участия присяжных заседателей, оно вносилось прокурором непосредственно в этот суд. Если же дело было подсудно окружному суду с участием присяжных заседателей, то оно пересылалось прокурору следственной палаты, который передавал дело на рассмотрение закрытого заседания всех членов уголовного департамента судебной палаты.
В стадии подготовки дела к слушанию прокурор имел преимущество перед обвиняемым: суд не мог отказать ему в вызове любых свидетелей; соответствующие ходатайства обвиняемого суд мог удовлетворить или нет.
Судебное разбирательство было построено по французскому типу с обязательным участием государственного обвинителя - прокурора (кроме дел частного обвинения). В отличие от французского порядка судебное следствие начиналось оглашением обвинительного акта без вступительной речи прокурора.
В судебном состязании, кроме прокурора, принимали участие гражданский истец (потерпевший), обвиняемый и его защитник. По закону они пользовались в ходе судебного заседания и прений сторон одинаковыми процессуальными правами: представлять доказательства, отводить судей, присяжных и экспертов, задавать вопросы допрашиваемым лицам и др.
По окончании судебного следствия суд выслушивал заключительные прения сторон, названные так в законе, потому, что они должны были подвести итог всем проверенным в суде доказательствам. Прения состояли из обвинительной речи прокурора (или частного обвинителя), объяснений гражданского истца и защитительной речи защитника или объяснений подсудимого.
В науке того времени дискутировался вопрос о роли прокурора в судебном процессе. Так, Н.А. Буковицкий указывал, что прокурор - не судья, он должен во всех случаях поддерживать обвинение и не обязан выискивать доказательства, свидетельствующие в пользу обвиняемого. Ему возражал А.Ф. Кони, считавший, что "прокурор есть говорящий публично судья", поэтому прокурор обязан с полным беспристрастием приводить в своей речи все обстоятельства, говорящие в пользу обвиняемого. Однако, и он вынужден был признать, что практика свидетельствует об обратном.
По делам рассматриваемым без присяжных заседателей, стороны в своих речах касались не только вопроса о доказанности преступления подсудимого, но и выдвигали свои соображения о размере наказания.
Иным был порядок разбирательства дел с участием присяжных заседателей. Присяжным заседателем могло стать лицо в возрасте от 25 до 70 лет, обладающее цензом оседлости. (ст. 81 Учреждения судебных установлений). Для выборов присяжных составлялись общие списки, в которые включался широкий круг лиц. Существовали и исключения. В списки не могли быть внесены: военные, священники, учителя, прислуга и наемные рабочие (ст. 85).
Каждая сессия суда с участием присяжных заседателей начиналась с торжественного приведения их к присяге, разъяснения председателем суда их обязанностей, правил о силе приведенных доказательств, "законов о свойствах рассматриваемого преступления" и предупреждения их против "всякого увлечения в обвинении или оправдании подсудимого". На сессию вызывалось 30 заседателей по заранее составленному путем жеребьевки сессионному списку. Перед началом каждого дела стороны могли отводить заседателей из предъявленного сессионного списка, при этом они не были обязаны приводить какие-либо мотивы отвода (ст. 655 Устава Уголовного судопроизводства). Прокурор (или частный обвинитель) имел право отвести не более шести заседателей, подсудимый или подсудимые - не более двенадцати (ст. 656). По закону 1884 г. это широкое право на отвод было сужено. Как обвиняющая, так и защищающаяся сторона могли отвести не более трех заседателей каждый. Такое изменение ст. 656 Устава объяснялось желанием уравнять права сторон.
Скамья присяжных по каждому делу составлялась путем жребия, выбиралось 12 присяжных (2 являлись запасными) и из них один старшина. Присяжные в зале заседания находились отдельно от коронного состава суда. Они имели право в ходе судебного следствия задавать вопросы допрашиваемым лицам и участвовать в осмотре вещественных доказательств, просить у председателя суда разъяснений по различным вопросам и "вообще всего для них непонятного".
Решение всех процессуальных вопросов производилось только коронным составом суда.
Функцией присяжных заседателей было только решение вопроса о виновности подсудимого на основании установленных в ходе суда доказательств. Закон не требовал от присяжных мотивировки их решения. Оно выносилось в форме вердикта, то есть ответа на вопрос о виновности. Для облегчения присяжными выполнения их функции закон возлагал на председательствующего в суде обязанность дать присяжным перед уходом их в совещательную комнату, то есть после выслушивания прений сторон и последнего слова подсудимого (резюме). При этом председатель не имел права высказывать своего личного мнения о виновности или невиновности подсудимого.
Вердикт присяжных постановлялся простым большинством голосов. Если голоса разделялись поровну, подсудимый считался оправданным (ст. 89). Присяжные имели право указать в своем ответе о виновности подсудимого на то, что по обстоятельствам дела он заслеживает снисхождения, и в таких случаях суд обязан был снизить наказание, назначаемое законом за данное преступление.
Таким образом, присяжные решали в судебном заседании только вопросы факта преступления, вопросы права, т.е. конкретное наказание за совершенное преступление решал коронный суд. Отмена вердикта присяжных была возможна в исключительных случаях, когда суд единогласно постановлял, что присяжными осужден невиновный. В этом случае он выносил постановление о передаче дела на рассмотрении нового состава присяжных, решение которых было окончательным (ст. 94).
Решения судов могли быть обжалованы как в порядке кассации, так и в апелляционном порядке. Обжалование в порядке апелляции было возможно только для неокончательных приговоров. Они обжаловались в Судебную палату. На судебные палаты возлагались дела по жалобам и протестам на приговоры окружного суда, а также дела о должностных и государственных преступлениях по первой инстанции. Дела рассматривались при участии "сословных представителей": губернского и уездного предводителя дворянства, городского головы губернского города и волостного старшины. Судебные палаты могли в порядке апелляции заново, в полном объеме и по существу рассмотреть решенное окружным судом без участия присяжных дело.
Приговоры с участием присяжных хотя и считались окончательными, все же могли быть обжалованы, так же как и решения съезда мировых судей в кассационном порядке. Правда, в кассационном порядке рассматривались жалобы только на прямые нарушения законов в ходе судебного заседания, и не пересматривалось существо дела (кроме дел по вновь открывшимся обстоятельствам). Кассации подавались в Кассационный департамент Сената, который мог направить дело в суд для нового рассмотрения. При этом Сенат мог давать разъяснения процессуального и материального законов, которые были обязательны для судов низшей инстанции. Кроме этого Сенат в порядке особого производства рассматривал дела о служебных преступлениях. В 1872 г. было учреждено Особое присутствие Сената, рассматривающее политические дела особой важности.
Особое место в системе судебных органов занимал Верховный уголовный суд. Он рассматривал дела о важнейших государственных преступлениях, которые происходили на территории многих губерний и дела о преступлениях высших должностных лиц. Приговоры Верховного суда не подлежали никакому обжалованию.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
В данной курсовой работе мною были рассмотрены вопросы, связанные с реформированием судебной системы во второй половине прошлого века. Как уже отмечалось выше, реформа впервые в России вместо существовавшего тогда "шемякина суда" создала судебные органы, организованные по образцу развитых европейских стран, а в чем-то и превосходящие их. Тем не менее реформа не была доведена до конца. Мало того, давление сверху, отдельные неудачные моменты в работе этих судов привели к новому реформированию, которое правильнее назвать конрреформированием. Законы от 19 мая 1871 г, 7 августа 1872 г, 9 мая 1878 г., 8 апреля 1879 г., 14 августа 1881 г., 20 мая 1885 г., 7 июля 1889 г. привели к значительному откату от демократических судебных преобразований 60-х годов. Тем не менее опыт организации судебной системы и, в особенности, суда присяжных и мировых судов тщательно изучается в настоящее время.
Суд присяжных сразу завоевал доверие в народе. Как отмечал А.Ф. Кони, суд присяжных можно назвать самым демократическим образованием судебной системы, ведь его участниками были буквально "люди с улицы", чаще всего крестьяне. Неудивительно, что в наше время при реформировании уголовного процесса прежде всего обратились именно к возврату суда присяжных. Можно по разному оценивать опыт работы суда присяжных в РФ в настоящий период. Критика его порой справедлива, безусловно, у суда присяжных есть свои недостатки (дороговизна организации, непрофессионализм - если это считать недостатком - участников, чрезмерная порой мягкость в вынесении приговоров), но есть и существенные преимущества перед обычным судом. Необходимость или отсутствие таковой для введения суда присяжных в РФ может быть еще предметом споров, но мне хотелось бы отметить следующий момент: представляется неверным затягивание суда присяжных именно как эксперимента. В конце концов эксперимент есть эксперимент, его можно вводить на некоторое время, но не превращать в систему. Ситуация, когда обвиняемый на территории Саратовской области может потребовать суд присяжных, а в большинстве других районов страны - нет, вряд ли позволяет говорить о единстве осуществления правосудия в РФ. Так или иначе, но решение нужно принимать.
Очень интересным в нынешних условиях представляется опыт, связанный с работой мировых судов. В настоящее время уже ставится вопрос о возрождении данного института в современной России. Построение в РФ правового государства постепенно ведет к тому, что граждане все чаще обращаются за разрешением своих проблем в судебные органы, что ведет к резкому возрастанию загрузки судов общей юрисдикции. В данных условиях было бы целесообразно ввести упрощенный и недорогой порядок разбирательства дел меньшей значимости, каким мог бы стать мировой суд. Однако, при его формирование следует учесть опыт, в том числе и неудачный мировых судов прошлого столетия. Остается надеяться, что судьба возрождаемой у нас мировой юстиции будет удачнее предшествующего ей дореволюционного мирового установления. Залогом тому служит хотя и медленное, но верное следование Концепциям судебной реформы, призванной создать в обновляющейся России подлинно демократическое правосудие.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
История отечественного государства и права. Ч. 1. М., 1992
Мамонтов А.Г. Россия 1860 г.: учреждение судебных следователей // Государство и право, 1996, № 3
Российское законодательство X-XX вв. Т.4, Т.8, 1991
Чельцов-Бебутов М.А. Курс уголовно-процессуального права. М., 1995
Шаркова И.Г. Мировой судья в дореволюционной России // Государство и право, 1998, № 9
Юшков С.В. История государства и права СССР. Ч. 1, М., 1950

1 Владимирский-Буданов М.В. Обзор истории русского права. Киев; СПб., 1909, с. 642. 2 Юшков С.В. История государства и права СССР. Ч. 1, М., 1950, с. 376. 3 История отечественного государства и права. Ч. 1. М., 1992, с. 240. 4 Чельцов-Бебутов М.А. Курс уголовно-процессуального права. М., 1995, с. 709. 5 Владимирский-Буданов М.В. Обзор истории русского права. Киев; СПб., 1909, с. 640. 6 Юшков С.В. История государства и права СССР. Ч. 1, М., 1950, с. 303. 7 Владимирский-Буданов М.В. Обзор истории русского права. Киев; СПб., 1909, с. 640. 8 Там же, с. 642. 9 Комментарий к ст. 249 Устава уголовного судопроизводства // Российское законодательство X-XX вв. Т.8, 1991, с. 283. 10 Материалы для истории упразднения крепостного состояния помещичьих крестьян в царствование Императора Александра II. Берлин, 1860-1861, с. 268. 11 Мамонтов А.Г. Россия 1860 г.: учреждение судебных следователей // Государство и право, 1996, № 3, с. 149. 12 Полянский Н. Устав уголовного судопроизводства. М., 1914, с. 154. 13 Чельцов-Бебутов М.А. Курс уголовно-процессуального права. М., 1995, с. 777. 14 Шаркова И.Г. Мировой судья в дореволюционной России // Государство и право, 1998, № 9, с. 83. 15 Чельцов-Бебутов М.А. Курс уголовно-процессуального права. М., 1995, с. 778. 16 Шаркова И.Г. Мировой судья в дореволюционной России // Государство и право, 1998, № 9, с. 85. 17 Чельцов-Бебутов М.А. Курс уголовно-процессуального права. М., 1995, с. 781. 18 Бразоль, Следственная часть. "Судебные уставы за 50 лет". Т. 2, СПб., 1914, с. 106. 19 Головачев А.А. Десять лет реформе 1861-1867. СПб., 1872, с. 180. 30

Работа на этой странице представлена для Вашего ознакомления в текстовом (сокращенном) виде. Для того, чтобы получить полностью оформленную работу в формате Word, со всеми сносками, таблицами, рисунками, графиками, приложениями и т.д., достаточно просто её СКАЧАТЬ.



Мы выполняем любые темы
экономические
гуманитарные
юридические
технические
Закажите сейчас
Лучшие работы
 Изображение Московского Кремля в произведениях А.Н. Островского, Г.П. Данилевского и М.Н. Загоскина
 Экономика Франции и Германии после войны
Ваши отзывы
Добрый вечер! Контрольную получил!!! Большое спасибо!!! Буду обращаться к вам еще!!!
Станислав

Copyright © refbank.ru 2005-2020
Все права на представленные на сайте материалы принадлежат refbank.ru.
Перепечатка, копирование материалов без разрешения администрации сайта запрещено.