Refbank.Ru - рефераты, курсовые работы, дипломы по разным дисциплинам
Рефераты и курсовые
 Банк готовых работ
Дипломные работы
 Банк дипломных работ
Заказ работы
Заказать Форма заказа
Лучшие дипломы
 Бухгалтерский учет поступления и выбытия основных фондов
 Финансовый менеджмент безналичных расчетов населения через отделения Сберегательного банка РФ
Рекомендуем
 
Новые статьи
 Онлайн-игра в автоматы без...
 Заочное обучение...
 Заочное обучение...
 Сочинение для ЕГЭ на тему о медицинских работниках по...
 Как оформить кредит на развитие малого...
 Для чего нужна накрутка лайков...
 Особенности местного бюджетного...
 Официальный сайт онлайн-казино русский...
 Главные достоинства Адмирал...
 Лучший азартных отдых в онлайн-казино Вулкан...
 Готовые сочинения по ЕГЭ на тему о влиянии фамилии на...
 Уникальный текст сочинения по русскому языку 11 класс. По...
 Что может...
 Куда вложить деньги? Конечно в недвижимость за...
 Университеты Англии открывают свои двери для Студентов из...


любое слово все слова вместе  Как искать?Как искать?

Любое слово
- ищутся работы, в названии которых встречается любое слово из запроса (рекомендуется).

Все слова вместе - ищутся работы, в названии которых встречаются все слова вместе из запроса ('строгий' поиск).

Поисковый запрос должен состоять минимум из 4 букв.

В запросе не нужно писать вид работы ("реферат", "курсовая", "диплом" и т.д.).

!!! Для более полного и точного анализа базы рекомендуем производить поиск с использованием символа "*".

К примеру, Вам нужно найти работу на тему:
"Основные принципы финансового менеджмента фирмы".

В этом случае поисковый запрос выглядит так:
основн* принцип* финанс* менеджмент* фирм*
История государства и права

курсовая работа

Кодификация уголовного права в XIX веке



Содержание
страница
Введение 3
Предпосылки кодификации уголовного права
в первой половине XIX века. 7
Отражение уголовно-правовых норм в т. 15
Свода законов. 10
Уложение о наказаниях уголовных и
исправительных 1845 г. 13
Попытки пересмотра Уложения о наказаниях
и разработка Уголовного уложения 1903 года. 24
Заключение 33
Список использованной литературы 34
Введение
Данная работа посвящена изучению вопросов, связанных с кодификацией уголовного права в XIX веке. Этот период представляет особый интерес для истории государства и права, т. к. применявшиеся тогда уголовно-правовые нормы и законы оказали существенное влияние на современное право - многие положения законодательства того времени актуальны и по сей день.
В уголовном праве начала XIX в. намечается некоторое смягчение наказаний, судьям предписывается точно определять вид и меру наказания (хотя в законодательстве фигурируют неопределенные наказания), признается цель исправления преступников по незначительным преступлениям, ставится вопрос об отмене наказания кнутом.
Особо следует отметить новации уголовного права, реализованные в Т. XV Свода Законов. Впервые в российском уголовном праве появляется деление на общую и особенную часть. Разрабатывается формальное определение преступления (нарушение законодательных предписаний, за которые предусмотрено наказание). Даются первые общие определения вины, стадий совершения преступления, видов соучастия. Но система наказаний не была разработана, санкции статей остались в большинстве своем неопределенными. Архаичной оставалась и система преступлений.
Но наиболее важные изменения происходят в связи с принятием Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года, которое действовало вплоть до 1917 года (в редакциях 1857, 1866, 1885гг.).
Под преступлением понимается всякое нарушение закона, посягающее на неприкосновенность прав власти верховной, права и безопасность частных лиц. Посягательство на правила, предписанные законом к охране прав, признавалось проступком. Такое деление уголовных правонарушений в практике не прижилось и в 1866 году было ликвидировано. В понятие преступления входили признаки противоправности, наказуемости, виновности и деяния.
Уложение пыталось реализовать основной принцип буржуазного уголовного права "нет преступления без указания на то в законе", но весьма непоследовательно. Допускалась аналогия наказания.
Предусматривались следующие формы вины: умысел (внезапно возникший и предумышленный), неосторожность (ее определения не давалось). Детально регламентировались вопросы вменения. Не подлежали ответственности лица, совершившие случайные деяния (без наличия вины), безумные и сумасшедшие, лица, действовавшие в состоянии необходимой обороны, причинившие вред в результате непреодолимой силы. Уголовная ответственность наступала с 7 лет, но дети в возрасте 7-10 лет отдавались для вразумления родителям и опекунам, также поступали с детьми в возрасте 10-14 лет, действовавшими "без разумения", для несовершеннолетних в возрасте 14-21 года предусматривались менее тяжкие наказания, чем для взрослых.
В уложении фигурировали 4 стадии совершения преступления: 1) умысел (подлежал наказанию только за государственные преступления); 2) приготовление (приискание и приобретение средств для совершения преступления), 3) покушение (действие, которым начинается и продолжается приведение преступного умысла в исполнение); 4) совершившееся преступление (когда последовало "преднамеренное виновным или же иное от его действий зло").
Детально регламентировались вопросы соучастия и прикосновенности к преступлениям.
Цель наказания не провозглашалась, но явствовала уже из самого названия кодекса. Законодатель попытался соединить цели исправления и устрашения. Впервые в российском законодательстве создается лестница наказаний. Предусматривались уголовные (сопряженные с лишением всех прав состояния) и менее тяжкие ? исправительные, а также дисциплинарные наказания. Лестницу наказаний составляли уголовные и исправительные наказания, которые делились на 11 разрядов и 37 степеней. Первые четыре разряда считались уголовными наказаниями (смертная казнь, каторжные работы, ссылка в Сибирь, ссылка на Кавказ). Остальные семь разрядов были исправительными (ссылка в Сибирь без лишения всех прав состояния, ссылка в другие отдаленные губернии либо заключение в рабочем доме, заключение в крепости, смирительном доме, в тюрьме, кратковременный арест, выговоры, замечания, денежные взыскания). Для низших сословий сохранялись телесные наказания, правда, наказание кнутом отменялось.
Характерной чертой Уложения была жесткая регламентация деятельности судьи по назначению наказания в зависимости от степени вины, степени участия в преступлении, от стадии преступной деятельности и других обстоятельств, регламентация оснований для увеличения, смягчения и отмены наказаний.
Система особенной части придерживалась феодальных приоритетов. На первом месте стояли религиозные преступления, затем государственные, против порядка управления, должностные, и далее в соответствии с системой Свода законов. Последними разделами кодекса были преступления против жизни, чести и здоровья частных лиц и против частной собственности.
В вопросах имеющих политическое звучание сохранялись феодальные приоритеты, а при регулировании личностных отношений и отношений частной собственности достаточно смело использовались буржуазные принципы.
Основным достоинством особенной части явилось введение определенных и относительно-определенных санкций. Существует мнение, что Уложение усилило наказания, однако этот вывод не подтверждается законодательным материалом, поскольку в Своде законов и предшествующем законодательстве наказания были в основном неопределенными. Если и можно говорить об усилении репрессивности Уложения, так только за счет максимальной регламентации всех сторон общественной жизни.
С теоретической точки зрения Уложение было результатом взаимопроникновения двух идей: полицейского и правового государства. Оно отражало стремление бюрократии урегулировать все стороны деятельности личности, контролировать все сферы общественных отношений.
В основе понимания преступного лежал так называемый формальный признак - предусмотренность преступления в законе. В буржуазном праве действовали четыре важных принципа:
1) нет преступления, не предусмотренного законом; 2) нет наказания, не предусмотренного законом; 3) привлечение к ответственности может иметь место лишь в случае виновности; 4) презумпция невиновности (обвиняемый становится виновным лишь на основании приговора суда). Утверждение этих принципов потребовало регламентации оснований привлечения к уголовной ответственности, и юриспруденция выработала понятие состава преступления - совокупности необходимых элементов для доказательства обвинения. Одновременно оформилось четкое деление уголовного права на общую и особенную части.
Совершенствование понятий состава преступления происходило постепенно, отдельные аспекты состава со временем видоизменились. Выделилось четыре составляющих: субъект, объект, противозаконное действие и вина. В теории объект не всегда отграничивался от предмета посягательства, понятие вины порой поглощалось вменяемостью, причинная связь деяния и последствий трактовалась неоднозначно. Иногда в конкретных составах имели место пережитки. За однотипное посягательство - избиение детьми родителей и родителями детей - предусматривалось различное наказание. В ряде случаев на степень тяжести наказания влияла сословность.
Субъектом преступления могло быть вменяемое лицо, достигшее определенного возраста. По традиции за некоторые преступления к ответственности привлекали с семилетнего возраста. Полная уголовная ответственность наступала с 21 года, с этого возраста применялась смертная казнь. Виновность понималась как состояние, в котором лицо сознавало или могло сознавать характер своих действий. Закон устанавливал формы умысла - прямого и косвенного, различных форм неосторожности.
В понимании объекта преступления единства не было. Дебатировался вопрос о признании объектом субъективного права личности, правовых благ (состояний, вещей и интересов, охраняемых законом). Закон же, не давая теоретического определения объекту, закреплял лишь конкретные случаи посягательства. Под объективной стороной понималось действие или бездействие преступного характера.
Разрабатывались вопросы причинной связи, совокупности преступлений, стадий преступной деятельности и т.д.
К концу XIX в. уголовное право представляло собой сложную и емкую отрасль, теоретический уровень его соответствовал уровню и достижениям мировой юридической науки.
Предпосылки кодификации уголовного права в первой половине XIX века
При рассмотрении предпосылок кодификации уголовного права в XIX в. следует изучить предпосылки, возникшие в период с конца XVIII века до начала XIX в.
Рассматриваемый период характеризуется совершенствованием регламентации конкретных видов преступной деятельности, развитием понятий соучастия, вины, необходимой обороны.
Вместе с тем произошли некоторые изменения, связанные с применением смертной казни.
XVIII в. в Европе был одним из самых жестоких, кровь на эшафотах лилась рекой, абсолютистские государства отвечали на кризис общества террором. В 1764 г. итальянский аббат Ч. Беккариа опубликовал книгу "О преступлении и наказании", где доказывал бессмысленность казней и призывал к ограничению террора. Успех книги был колоссальный, она переводилась на многие языки, под ее воздействием началось ограничение смертных приговоров.
В России эта тенденция наметилась за два десятилетия до появления книги. Императрица Елизавета указами 40-50-х г. приостановила применение смертной казни. Это было обусловлено рядом причин. Прежде всего нельзя не отметить влияния православной идеологии. Кроме того, перед переворотом и захватом власти Елизавета дала клятву - в случае успеха не проливать крови. Отмена казни объективно была выгодна дворянству, ибо участие его в интригах и переворотах часто порождало жесточайшие репрессии.
В мае 1744 г. появился знаменитый указ императрицы о том, что в стране безвинно чинится смертная казнь, последовало указание о присылке в Сенат всех дел со смертными приговорами, их применение было приостановлено. На местах оказались этим не слишком довольны, посыпались ходатайства об отмене указа, но в 1746 г. он был подтвержден. В 1753-1754 гг. казнь заменялась "политической смертью", в 1754 г. ее отменили для участников дуэлей. До издания Свода законов 1832 г. она фактически была приостановлена и имелось лишь несколько случаев вынесения смертных приговоров: Пугачеву в 1775 г., Мировичу в 1764 г., двум участникам чумного бунта в Москве в 1771 г., пятерым декабристам в 1826 г. (любопытно, что смертный приговор Пугачеву сначала не был утвержден). В то же время в Англии, например, смертная казнь в начале XIX в. назначалась за кражу на сумму всего в 5 шиллингов, а французские революционные суды отправили на гильотину 19 тыс. человек. И все же карательная практика в России оставалась жестокой. При Елизавете были тысячи сосланных, а в 1755 г. 49 человек, арестованных за участие в башкирском восстании, умерло под пытками во время допросов.
В "Наказе" Екатерины II провозглашался самый демократичный принцип презумпции невиновности: "Человека нельзя считать виновным ранее приговора судейского". Целью наказания называлось не устрашение, а исправление. Императрица отменила смертный приговор Радищеву, а после пугачевского бунта Сенат повелел уничтожить все орудия казни и пытки (кнут оставался). Было указано руководствоваться впредь законами об отмене казней.
Свод законов 1832 г. предусматривал смертную казнь лишь за тяжкие государственные и карантинные преступления (последнее вызывалось крайней опасностью массового заражения во время эпидемий). В первой половине XIX в. вышел из употребления кнут - Уложение 1845 г. его отменило, сохранив применение смертной казни, предусмотренное в Своде законов. Продолжали применяться шпицрутены, прогонка сквозь строй. При подобных экзекуциях присутствовал врач, и наказание при необходимости прекращалось. Существовали негласные указания об ограничении числа ударов.
Указом 1765 г. была проведена градация телесных наказаний: не достигшие 10-летнего возраста от них освобождались, 10-15-летние наказывались плетьми. В 1798 г. от телесных наказаний освобождались достигшие 70 лет.
В связи с отменой смертной казни стала развиваться ссылка и каторга.
Свод законов 1832 г. и Уложение о наказаниях 1845 г. закрепили уголовное право как целостную систему норм. XV том Свода делился на Общую и Особенную части. Достаточно подробно были разработаны нормы о виновности и ее формах, соучастии, необходимой обороне и т.д. Вместе с тем сохранялись пережитки прошлого в виде телесных наказаний и сословные привилегии.
В Уложении 1845 г. была сделана попытка вернуться к исправительной роли уголовного права в виде деления наказаний на уголовные и исправительные. К уголовным наказаниям относились смертная казнь, лишение прав состояния с каторгой и ссылкой, к исправительным - ссылка, исправительный дом или заключение в тюрьму, арест, выговор, штрафы, розги.1
Отражение уголовно-правовых норм
в т. 15 Свода законов.
Систематизация российского законодательства, проведенная при Николае I, в области уголовного права пошла дальше, чем в других отраслях права, и завершилась изданием Уложения о наказаниях уголовных и исправительных.
Свод законов Российской империи, в котором уголовному праву посвящен преимущественно том XV, представлял собой новую форму действовавших ко времени его составления законов и имел силу лишь при условии соответствия статьям Полного собрания. Ссылки на ПСЗ не означали текстуального соответствия статей Свода законам, включенным в Полное собрание, - допускалась и новая редакция, и объединение нескольких законов в одну статью, и т. д., но при условии, что сохраняется прямая связь между Сводом и Полным собранием законов. Это требование существенно ограничивало стремление составителей Свода сделать его содержание более современным и четким.
Вопрос о юридической природе Свода законов не был решен с достаточной определенностью. В п. 4 императорского Манифеста от 31 января 1833 г. по поводу его издания сказано, что "Свод законов ничего не меняет в силе и действии их, но приводит их только в однообразие и порядок". Таким образом, предполагалось, что Свод законов действует на одинаковых началах с Полным собранием законов. Но в научных исследованиях и практической деятельности юристов Свод рассматривался как новый закон, имеющий силу лишь при условии соответствия его содержания нормам, включенным в Полное собрание законов, на которых он основан.
Многие историки-юристы полагали, что законы, вошедшие в Полное собрание, не потеряли своей силы. И. П. Загоскин, например, писал, что Соборное уложение "в качестве законодательства действующего напечатано во главе Полного собрания законов Российской империи; отсюда отдельными статьями своими... оно рассеяно по различным томам Свода законов".1 То же писал и В. Н. Латкин: "Все это заставляет нас смотреть на Уложение как на один из памятников действующего права, имеющий до сих пор практическое значение".1
В томе XV Свода законов впервые были выделены общая и особенная части уголовного права, даны понятия преступления, форм вины, видов соучастия и многих других институтов. Свод законов содержал значительно более четкие формулировки, более точные определения по сравнению с ранее действовавшими законами, но преодолеть архаизм прежнего законодательства составители не смогли, поскольку вынуждены были формулировать положения Свода (и давать ссылки на статьи), исходя из содержания Полного собрания законов. Так, ст. 1 тома XV Свода законов, определявшая понятие преступления, содержала ссылки на законы 1720 и 1775 годов; ст. ст. 3-6 о формах вины имели ссылку на Артикул воинский Петра I, на Соборное уложение 1649 года (гл. X, ст. ст. 223, 225; гл. XXII, ст. ст. 18, 20). Многие институты уголовного права не получили достаточно четкого определения: не были решены вопросы о возрасте наступления уголовной ответственности, об обстоятельствах, устранявших наступление уголовной ответственности, и др.
Общая часть составляла первый раздел книги первой тома XV Свода законов - "О существе преступлений и разных родов казней и наказаний". В ней имелись главы "О существе преступлений и разных степенях виновности", "О разных родах казней и наказаний", "Об изъятии от телесного наказания по состоянию подсудимого", "О мере наказания по мере вины", "Об освобождении от наказания, отсрочке и отмене оного", "О последствиях наказаний и о гражданских взысканиях по преступлениям", "О пространстве действия уголовных законов".
Определяя систему преступлений, Свод законов поставил на первое место преступления против веры, на второе - преступления государственные, на третье - преступления "против правительства". Далее следовали преступления чиновников по службе; преступления против безопасности, жизни и прав общественного состояния лиц; преступления против уставов о повинностях, уставов казенного управления и благоустройства;
преступления против прав семейственного состояния; специальные разделы определяли наказание "за противозаконное удовлетворение плотских страстей", за преступления против прав на имущества, за лживые поступки.
Исследователи обращали внимание на характерную для прежнего законодательства и не преодоленную при составлении Свода казуальность, недостаточную определенность признаков составов преступлений, крайнюю дробность различных оттенков преступных деяний, неопределенность санкций, наличие пробелов в уголовном законодательстве и разбросанность норм уголовного права по различным томам Свода законов. Вместо общих формулировок закон часто вводил чрезвычайно конкретные индивидуальные признаки составов преступлений и в то же время вместо определения наказаний содержал выражения: "поступить по законам", "наказать по всей строгости законов", "наказать по мере вины", "судить как ослушника законов".
При составлении тома XV Свода была сделана попытка отделить уголовно-правовые нормы от уголовно-процессуальных. В значительной мере это удалось. Вместе с тем в книге первой тома осталось много статей, содержавших нормы судопроизводства. Так, ст. ст. 109-111, основанные на положениях еще Соборного уложения 1649 года, устанавливали порядок оценки результатов повального обыска и оставления подсудимого "в подозрении" при недостатке "полных доказательств". В Своде законов была проведена систематизация законодательства и по другим отраслям права, но достаточно четкого разграничения уголовного законодательства и административного не произошло.
Изменения в социально-экономическом строе общества настоятельно требовали обновления и упорядочения уголовного законодательства, что ощущалось не только развивающейся буржуазией, но и дворянством. Необходимость новой систематизации уголовного законодательства была связана и с реформами государственного аппарата, развитием системы полиции и политического сыска, и с более точным обозначением правового статуса различных сословных групп в Своде законов (т. IX). Свод законов более четко определил компетенцию судебных и судебно-административных органов, что также требовало реформы законодательства, его совершенствования.1
Уложение
о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г.
Кризис феодально-крепостнической системы, развитие капитализма в России привели к обострению классовых противоречий, усилению крестьянских выступлений и выступлений посессионных работных людей. Большое влияние на общественную жизнь страны оказала Отечественная война 1812 года, вызвавшая рост национального самосознания и антикрепостнического движения в стране. Россия вступила в первый этап освободительного движения - дворянский. Императорская власть столкнулась с новыми формами борьбы с крепостным правом и самодержавием, с первым революционным выступлением - восстанием декабристов. Подавление восстания, следствие и суд над декабристами не остановили освободительного революционного движения. Оно продолжалось в форме создания противоправительственных кружков, распространения революционных идей, критики существующего строя. На обострение классовой борьбы в России оказывала воздействие и революционная ситуация в Европе. Усиление карательной политики самодержавия вызывало потребность в более определенном формулировании в законе наказуемых деяний, в более четком определении составов государственных преступлений и преступлений против порядка управления.
Разработка теоретических положений, необходимых для проведения кодификации уголовного законодательства, связана с именами многих известных деятелей России того времени, и прежде всего с именем М. М. Сперанского. Как уже отмечалось, он предполагал осуществление третьего этапа кодификации - подготовку уголовного уложения. При этом он исходил из следующих соображений: "Статьи всякого кодекса тесно связаны между собой, и почти невозможно исправить одной, не сделав изменения и во многих других; это отдельное исправление некоторых только постановлений, может быть, доколе не исправятся и другие, повлекло бы за собою еще более против нынешнего порядка неудобств, и ...единственное исправление прочное есть исправление систематическое". Большой интерес представляют также уголовно-правовые взгляды А. Н. Радищева, Н. С. Мордвинова, А. П. Куницына, Г. И. Солнцева, Н. И. Тургенева и многих других.1
Уложение, по мнению его составителей, должно было объединить все уголовное законодательство, привести его в единую систему. Важной предпосылкой успеха в этой работе стал опыт осуществления систематизации законодательства в России, разработки Свода законов, возросший за время проведения кодификационных работ уровень юридической техники.
Подготовка Уложения была начата сразу после издания Свода законов. Поначалу она велась в Министерстве юстиции и во Втором отделении Собственной его императорского величества канцелярии, а в 1839 году целиком сосредоточилась во Втором отделении. Отделение широко использовало для составления проекта том XV Свода законов издания 1832 года. Изучалось и ранее действовавшее уголовное законодательство России, а также судебная и административная практика. Кроме того, были изучены проекты прусского (1830), баварского (1831), шведского (1832) и баденского (1839) уголовных кодексов, 15 действовавших в то время кодексов-шведский (1734), прусский (1798), австрийский (1803), французский (1810), баварский (1813), неаполитанский (1819), греческий (1833), римский (1836), саксонский (1840), ганноверский (1840) и др., а также уголовные законы Англии.
К 1844 году был составлен "Проект нового Уложения о наказаниях уголовных и исправительных, с подробным обозначением оснований каждого из внесенных в сей проект постановлений". Он содержал таблицу из трех частей, позволявшую сопоставить статьи Уложения со статьями книги первой тома XV Свода законов и ознакомиться с теоретическими обоснованиями и пояснениями к статьям. Была также подготовлена общая объяснительная записка к проекту. Оба документа были изданы для ознакомления и обсуждения.
Проект Уложения был передан для рассмотрения в Государственный совет, а затем утвержден указом императора от 15 августа 1845 г. и введен в действие с 1 мая следующего года. В 1857 году Уложение было внесено в том XV Свода законов с некоторыми изменениями. Позднейшие изменения уголовных законов вносились в Продолжениях к Своду.
Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года представляло собой обширный кодекс (2224 статьи), имевший 12 разделов, распадающихся на главы, некоторые главы - на отделения, отделения - на отделы. Группировка составов преступлений была осуществлена более чем по 150 направлениям. Казуальность, характерная для Свода законов, преодолена не была.
Первый раздел Уложения представлял собой общую часть уголовного кодекса. В нем было дано понятие наказуемого деяния - преступления и проступка (ст. 4). Закон указывал на противоправность как на важнейший элемент преступления. Этот же принцип формулировался в ст. 96, требующей определения наказания за преступления и проступки на точном основании постановления закона. Следует отметить большую по сравнению со Сводом законов (т. XV, ст. ст. 1, 2) юридическую четкость понятия преступления.
Уложение, так же как и Свод законов, знало два понятия уголовно наказуемого деяния - преступление и проступок. Но если Свод законов устанавливал различие между ними по тяжести наказания, то Уложение - по объекту посягательства (ст. ст. 1,2). Исследователи Уложения 1845 года, в частности Н. С. Таганцев, отмечали крайнюю нечеткость применения терминов преступление и проступок в особенной части1. Например, ст. ст. 144-146 говорили только о преступлении, устанавливали общую норму о применении наказаний для несовершеннолетнего в случае совершения последним и преступлений и проступков. Статья 163 предусматривала различные сроки давности во всех первых пунктах только для преступлений (тогда как по тексту закона можно полагать, что речь шла и о проступках). В новых редакциях Уложения (1866, 1885 гг.) различие между преступлением и проступком по объекту посягательства было исключено из общей части уголовного кодекса.
В первом разделе Уложения определялись формы вины (ст. ст. 5, 7) и виновность как необходимое основание наступления ответственности, стадии совершения преступления, виды соучастия, обстоятельства, устраняющие наступление уголовной ответственности, смягчающие или отягчающие ее. Впервые был установлен возраст наступления уголовной ответственности. Свод законов указывал на малолетство лишь как на обстоятельство, уменьшающее вину и наказание. Статья 125 тома XV Свода законов под малолетством понимала возраст до 17 лет. Для лиц, не достигших этого возраста, устанавливались особые правила смягчения и применения наказания (ст. 126). Уложение, так же как и Свод, кроме определения абсолютного возраста наступления уголовной ответственности рассматривало малолетство и несовершеннолетие (ст. 142) как обстоятельства, уменьшающие вину и строгость наказания.
Уложение более четко определяло действие уголовного закона во времени и пространстве. В соответствии со ст. 60 тома I Свода законов, Уложение не имело обратной силы. Исключение составляли статьи, смягчающие или отменяющие ответственность. Новый закон исходил из принципа, что никто не может отговариваться неведением закона, если он был в установленном порядке обнародован.
Уложение устанавливало принцип применения его положений ко всем российским подданным в, пределах государства, допуская некоторые изъятия, предусмотренные специальными положениями. Эти изъятия существовали для дел, подсудных духовному суду и военным судебным органам (ст. 174). Церковному суду подлежали дела о проступках, за которые устанавливалось только церковное покаяние или отсылка в распоряжение духовного начальства. Если же сверх этого наказания закон предусматривал какое-либо другое, то дело передавалось государственному судебному органу.
Преступления, совершенные военнослужащими, подлежали военно-уголовному суду в соответствии с Военно-уголовным кодексом (Военно-уголовный устав 1839 года). Кроме этого, каторжные и ссыльные на поселение в Сибирь подлежали действию особого уголовного кодекса, помещенного в том XIV Свода законов, - Устава о ссыльных. Крепостные крестьяне подлежали суду вотчинной юстиции за многие преступления и проступки. Сельско-судебный устав 1839 года (том XII Свода законов) устанавливал наказания для государственных крестьян.
Уложение 1845 года не распространялось на Польшу и Финляндию, его действию не подлежали некоторые народы России (например, чукчи и другие сибирские народы). На иностранных подданных, не имевших дипломатического иммунитета, Уложение распространялось. Закон предусматривал также ответственность российских подданных, совершивших преступление против Российского государства или российских подданных за рубежом, причем он содержал значительно более четкие по сравнению со Сводом законов (ст. ст. 175-181 тома XV) общие положения относительно ответственности иностранцев и российских подданных, совершивших преступления за рубежом. Свод формулировал эти положения крайне казуально, основываясь на договорах с Турцией, Персией, Китаем, Португалией, конвенциях с Австрией, Пруссией, трактатах с Англией, Швецией.
Общая часть Уложения устанавливала наказания уголовные и исправительные (глава вторая первого раздела), из которых наиболее тяжкими были: лишение всех прав состояния и смертная казнь; лишение всех прав состояния и ссылка на каторгу;
лишение всех прав состояния и ссылка на поселение в Сибирь;
лишение всех прав состояния и ссылка на поселение на Кавказ.
Уложение сохранило телесные наказания (были отменены лишь кнут и рвание ноздрей). Лестница наказаний имела совершенно четкий сословный характер, типичный для феодального права: лица, не изъятые от наказаний телесных, подвергались наказанию плетьми, клеймению, наказанию розгами. По Своду законов от телесных наказаний освобождались дворяне (включая личных и иностранных), духовенство, жены и вдовы священнослужителей, духовные лица других христианских вероисповеданий, высшие чины исламского духовенства, почетные граждане, купцы первой и второй гильдий, их жены и дети, некоторые разряды сельских должностных лиц. В 1835 году были освобождены от телесных наказаний дети священнослужителей, в 1842 году - учащиеся технологического института; некоторые лица, окончившие с успехом курс наук реальных классов при гимназиях и уездных училищ, и некоторые другие лица, получившие образование. В приложении к Уложению 1845 года дополнительно к вышеуказанным причислялись литераторы, их жены и вдовы, вдовы потомственных дворян, вышедшие замуж за лиц, не изъятых от наказаний телесных, лица, окончившие курс некоторых учебных заведений, нижние чины со знаками отличий, станционные смотрители и ливрейные лакеи двора императора (на время состояния на службе.
Уложение устанавливало и другие льготы для высших сословий. Так, ст. 60 давала возможность замены для дворян и чиновников кратковременного ареста в тюрьме домашним арестом или арестом в помещении ведомства, где они служат.
Закон (ст. 61) определял дополнительные наказания, особенные наказания за преступления и проступки по службе (ст. 67) и возможность замены одних наказаний другими (ст. ст. 72-95). Исследователи отмечали чрезвычайную сложность системы наказаний, недостаточную определенность санкций, возможность замены одних наказаний другими, наличие во многих статьях особенной части отсылок к другим статьям для определения меры наказания. Наказания распределялись по разрядам, каждый разряд делился на несколько родов и каждый род - на несколько степеней (с высшей и низшей мерой).
Особенная часть Уложения (разделы II - XII) определяла систему преступлений. На первом месте традиционно (начиная с Соборного Уложения 1649 года) находились преступления против веры (разд. II), на втором-государственные (разд. III), на третьем - преступления и проступки против порядка управления (разд. IV), на четвертом-должностные преступления (разд. V).
Раздел VI. О преступлениях и проступках против постановлений о повинностях государственных и земских (ст. ст. 534- 580):
глава I. О преступлениях и проступках против постановлений о повинности военной службы;
глава II. О нарушении постановлений о повинностях земских.
Раздел VII. О преступлениях и проступках против имущества и доходов казны (ст. ст. 581-1006):
глава I. Положения общие;
глава II. О нарушениях уставов монетных;
глава III. О нарушении уставов о гербовой бумаге;
глава IV. О нарушении уставов горных;
глава V. О нарушении уставов о соли;
глава VI. О нарушении постановления по питейному сбору и акцизу;
глава VII. О нарушении уставов о выделке и продаже табака;
глава VIII. О нарушении уставов таможенных;
глава IX. О нарушении уставов о казенных лесах.
Раздел VIII. О преступлениях, и проступках против общественного благоустройства и благочиния (ст. ст. 1007-1851):
глава I. О преступлениях и проступках против постановлений, ограждающих народное здравие;
глава II. О нарушении постановлений для обеспечения народного продовольствия;
глава III. О нарушении общественного спокойствия, порядка и ограждающих оные постановлений;
глава IV. О преступлениях против общественной нравственности и нарушении ограждающих оную постановлений;
глава V. О нарушении постановлений о цензуре;
глава VI. О нарушении постановлений о воспитании юношества;
глава VII. О нарушении правил благоустройства и хозяйства в городах и селениях;
глава VIII. О нарушении правил Устава строительного;
глава IX. О нарушении правил осторожности от пожаров;
глава X. О нарушении правил, установленных для сохранения путей сообщения;
глава XI. О нарушении уставов почтовых;
глава XII. О нарушении постановлений о кредите;
глава XIII. О нарушении уставов торговых;
глава XIV. О нарушении уставов фабричной, заводской и ремесленной промышленности.
Раздел IX. О преступлениях и проступках против законов о состояниях (ст. ст. 1852-1919):
глава I. О незаконном лишении прав состояния;
глава 11. О присвоении прав состояния или особых оного преимуществ или же звания, или почетных достоинств, титулов и иных отличий;
глава III. О нарушении прав и преимуществ, дарованных высочайшею властью разным в государстве состояниям;
глава IV. О злоупотреблении особых по состоянию присвоенных прав;
глава V. О нарушении постановлений об актах состояния;
глава VI. О нарушении постановлений о народной переписи.
Раздел X. О преступлениях против жизни, здоровья, свободы и чести частных лиц (ст. ст. 1920-2039):
глава I. О смертоубийстве;
глава II. О самоубийстве;
глава III. О нанесении увечья, ран и других повреждений здоровью;
глава IV. О поединках;
глава V. О произвольном оставлении человека в опасности и неоказании ему помощи;
глава VI. Об оскорблениях чести;
глава VII. О противозаконном задержании и заключении;
глава VIII. О нападении с насилием;
глава IX. Об угрозах.
Раздел XI. О преступлениях против прав семейственных (ст.ст.2040-2093):
глава I. О преступлениях против союза брачного;
глава II. О злоупотреблении родительской власти и о преступлениях детей против родителей;
глава III. О преступлениях против союза родственного;
глава IV. О злоупотреблении власти опекунов и попечителей.
Раздел XII. О преступлениях и проступках против собственности частных лиц (ст. ст. 2094-2224):
глава I. О насильственном завладении чужим недвижимым имуществом, о захватах и неправильном пользовании доходами или иными выгодами чужого имения и об истреблении граничных меж и знаков;
глава II. Об истреблении и повреждении чужого имущества;
глава III. О похищении чужого имущества;
глава IV. О присвоении и утайке чужой собственности;
глава V. О преступлениях и проступках по договорам и другим обязательствам.
По сравнению со Сводом законов система преступлений стала более четкой и соответствующей объектам посягательства. Особенная часть Уложения содержала определения конкретных видов преступлений и проступков, устанавливала наказания за их совершение. Однако анализ особенной части свидетельствует, что составители Уложения не сумели избежать казуальности, не сумели они преодолеть и другой дефект Свода- объединение в разделах разнородных преступлений. Так, раздел V - о преступлениях и проступках по службе государственной и общественной - устанавливал ответственность за такие деяния, как неисполнение указов, предписаний, подлоги по службе, мздоимство и лихоимство, и наряду с этим - за нарушение долга подчиненности, слабый за подчиненными надзор, за медленность, нерадение и несоблюдение установленного порядка в отправлении должности и т. п.
В разделе VIII о преступлениях и проступках против общественного устройства и благочиния - одна из статей говорила об ответственности за создание сообщества для преступлений государственных, другая - о появлении "в публичных местах или многочисленных собраниях... в безобразном, противном приличию... виде", "пьяным до беспамятства", третья - устанавливала ответственность за явное неповиновение фабричных и заводских людей владельцу или управляющему заводом, "за стачку между работниками какого-либо завода, фабрики или мануфактуры прекратить работы прежде истечения условленного с содержателями сих заведений времени, для того чтобы принудить хозяев к возвышению получаемой ими платы...".
Раздел IX - о преступлениях и проступках против законов о состояниях - объединял статьи, устанавливавшие ответственность крепостных крестьян "за подачу на помещиков своих воспрещенной законом жалобы", за сочинение крестьянами подложных отпускных, за самовольный переход от одного владельца к другому, и статьи, определявшие наказания "за оставление места дворянского съезда прежде окончания действий оного", за неявку к исполнению должности избранного на нее дворянина, "за оставление заседания общества городского и сельского прежде закрытия оного" и т. п.
Для Уложения, так же как для Свода, характерно отсутствие достаточно четкого разграничения уголовной, административной и дисциплинарной ответственности. И это закономерно, так как в первой половине XIX века суд в России не был отделен от администрации, широкие судебные полномочия имели органы полиции и политического сыска. Многие составы преступлений, вошедшие в Уложение, в Своде законов были помещены в Полицейском уставе о предупреждении и пресечении преступлений (т. XIV).
Раздел VII - о преступлениях и проступках против имущества и доходов казны - содержал многочисленные составы преступлений и проступков, являвшихся по существу административными правонарушениями (например, правонарушения, связанные с питейным сбором и акцизом, выделкой и продажей табака и др.). Уложение устанавливало и соответствующие характеру проступков наказания - штрафы, конфискацию водки, спирта и т. д.
Раздел VIII - о преступлениях и проступках против общественного благоустройства и благочиния - содержал главы о нарушении правил Устава строительного, о нарушении Уставов почтовых. Уставов торговых, о нарушении Уставов фабричной, заводской и ремесленной промышленности. Многие административные правонарушения указывались в статьях о нарушении Уставов врачебных, о нарушении правил о воспитании юношества, в разделах о преступлениях и проступках против общественного благоустройства и благочиния, о преступлениях и проступках против имущества и доходов казны. Ярким примером могут служить ст. 792 ("Кто из продавцов табаку будет обзрезывать картузы курительного и нюхательного табаку для продажи оного в таком виде, тот за сие подвергается взысканию: в первый раз 5 руб.; во второй - 10 руб."), ст. 954 ("За выпуск без надлежащего дозволения скота на пастьбу в казенный лес взыскивается за каждую козу по 50 коп..."), а также ст. 1919 ("Те, которые получив свободу из помещичьего владения по судебному решению, в течение одного года со дня объявления им сего решения не примкнутся ни к какому званию, подвергаются... денежному взысканию по 10 руб. за каждое из принадлежащих к семейству их лицо...").
Уложение применяло и типичные для административной, полицейской ответственности взыскания - штрафы, кратковременный арест в помещениях при полиции с привлечением (мещан и крестьян) по распоряжению местного начальства к установленным правительством работам. В примечании к ст. 61 сказано, что "отдача под надзор полиции, высылка за границу, запрещение жительства в столицах, или иных местах, или же в собственном виновного имении, с учреждением над оным опеки, кратковременный арест, выговоры, замечания, внушения и денежные взыскания, а для людей, не изъятых от наказаний телесных, и легкие наказания розгами (не более сорока ударов) могут в некоторых особенных случаях быть определяемы... без формального производства суда", т. е. в административном порядке.
За преступления и проступки по службе устанавливались такие типично дисциплинарные взыскания, как исключение из службы, отстранение от должности, исключение части стажа из общего времени службы (что имело значение для назначения пенсии, наград, присвоения знаков отличия), выговор, замечание и некоторые другие (ст. 67).
Как уже отмечалось, Уложение содержало крайне громоздкую систему наказаний. Сложность их применения усугублялась откровенно сословным подходом, неопределенностью санкций, наличием многочисленных отсылок. Так, ст. 347 раздела о преступлениях против порядка управления отсылала для установления наказания к санкциям, определенным ст. ст. 264, 271, 272 раздела о государственных преступлениях, ст. 348 имела ссылку на ст. 22 первого раздела Уложения, составлявшего его общую часть. Исследователи отмечали несоответствие наказаний тяжести содеянного, невозможность для суда уменьшить меру наказания ниже низшего предела, установленного законом, с учетом смягчающих вину обстоятельств. Вместе с тем закон предоставлял суду возможность выбора между несколькими родами наказания, иногда определял род наказания без указания степени наказания.
Все сказанное выше свидетельствует о том, что Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года не представляло собой достаточно четкого, юридически точно разработанного уголовного кодекса. И в то же время нельзя не отметить значительного отличия и совершенства по сравнению с прежним уголовным законодательством России. Уложение не может быть охарактеризовано однозначно. С одной стороны оно определило понятие преступления, основания наступления уголовной ответственности и другие институты общей части, типичные для буржуазного уголовного права. Был определен возраст уголовной ответственности, действие закона во времени и пространстве, принцип личной ответственности ("в делах уголовных всякий должен ответствовать за себя сам" - т. XV Свода законов, кн. 2, ст. 850) и многое другое. С другой стороны, оно отразило феодально-крепостническую сущность политической системы России, сохранило сословный подход при решении вопроса о наказании, установило тяжкие наказания для крепостных крестьян, нарушавших сословное законодательство России и выступавших против власти помещиков.
Уложение разрабатывалось в условиях дворянского периода революционного движения, обострения классовой борьбы в стране, роста крестьянских волнений и выступлений работных людей, что не могло не найти отражения в его статьях. Больше всего самодержавие боялось явлений, подобных восстанию декабристов. Об этом свидетельствуют составы государственных преступлений, организация политического сыска того времени. Вместе с тем Уложение устанавливало уголовную ответственность за новые формы классовой борьбы, типичные для эпохи капитализма, - стачки рабочих.
При всех недостатках Уложения его принятие имело большое значение для дальнейшего развития уголовного законодательства России, для развития уголовно-правовых теорий, для подготовки и проведения в последующем судебной реформы, принятия Устава о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. Подготовка проекта Уложения, а в еще большей степени практика его применения показали несовершенство организации судебной деятельности в России. 1
Попытки пересмотра Уложения о наказаниях и разработка Уголовного уложения 1903 года.
Система уголовного права пореформенного периода строилась на основе Уложения о наказаниях уголовных и исправительных, новые редакции которого появились в 1857, 1866, 1885 гг. (в нем предусматривалось 180 видов наказаний и не менее 2 тысяч составов преступлений).
Вторая половина XIX в. характеризуется ростом преступности. Причины этого явления кроются в разрушении традиционной религиозной идеологии и экономическом неблагополучии части населения. Криминалист Е. Анучин сделал вывод, что "преступнейшими оказываются именно те сословия, которые находятся в самых неблагоприятных экономических условиях". В крупных промышленных центрах разлагающее влияние капитализма было особенно велико: в Петербурге за первое двадцатилетие после отмены крепостного права число краж увеличилось в восемь раз, поджогов - в десять раз.
Разработка нового уголовного уложения была стимулирована рядом существенных недостатков, содержавшихся в Своде законов. К ним И.С. Таганцев относил противоречия, формализацию, неполноту, неопределенность санкций и отсутствие четкой иерархии наказаний.
В 1865 г. делается попытка сочетать Уложение о наказаниях уголовных и исправительных с Уставом о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. В редакции 1885 г. Уложение включает более широкий круг актов: законы об оскорблении государя (1882 г.), о взрывчатых веществах (1882 г.), об отмене работных домов (1884 г.), об изменении паспортного устава (1885 г.), о рабочих и сельскохозяйственных работниках (1886 г.). Однако противоречия, различие организующих принципов и боязнь теоретических обобщений сохранились в этой редакции. Кроме того, в нее проникает "принцип аналогии", дающий право суду дополнять закон в случаях пробелов в праве.
В течение двадцати лет разрабатывалось новое уголовное уложение (подготовленное лишь к 1903 г.), а источниками действующего права с тот же период были Уложение о наказаниях уголовных и исправительных (ред. 1885 г.), Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями (1864 г.), Военно-уголовный кодекс (1875 г.), Военно-морской устав (1886 г.).
Цели наказания. В рассматриваемый период цели наказания отличались многоаспектностью. Государство стремилось к перевоспитанию преступников. Играло определенную роль и устрашение. Путем уголовной репрессии законодатель стремился исключить неугодные государству деяния. В России развивались практически все школы (теории) уголовного права - классическая, социологическая, историческая и т.д., однако антропологическая школа (теория врожденной преступности) заметного распространения не имела. Была весьма популярна теория исправления и перевоспитания преступников на основе различных систем лишения свободы. В этой связи развивался институт условного освобождения, сохранялось деление наказаний на основные (казнь, каторга, тюрьма и т. д.) и дополнительные (лишение титулов, званий, полицейский надзор и др.).
К началу XIX в. государство встало на путь "разумных репрессий", стали практиковаться условное и условно-досрочное освобождение, легкие виды наказаний и амнистии.
Смертная казнь. К середине XIX в. в Европе уходило в прошлое увлечение либеральными доктринами, укреплялся прагматический подход к преступности, расширялось применение смертной казни. Российские законы сохранили гуманные черты в этой области. Большинство русских криминалистов отрицательно относились к применению смертной казни. Например, Н. Сергеевский писал: "Выше личности человека ничего нет... Мы должны прямо признать, что смертная казнь в современном государстве противоречит его существенной черте". Русскому праву было свойственно максимально ограничивать смертную казнь в действии законов. По общему законодательству она назначалась за некоторые государственные и карантинные преступления. По военному законодательству смертная казнь предусматривалась за мародерство, грабежи, насилия, измену и т.д.
В 1862 г. в столице начались небывалые пожары: масса населения осталась без крова. Пожары охватили и другие города. Царь распорядился судить поджигателей по законам военного времени, что означало вынесение смертных приговоров, не предусмотренных за поджоги обычным правом. В то время уже бушевало польское восстание, и в 1863 г. встал вопрос о смертных приговорах в этой связи. Было издано Положение, согласно которому генерал-губернаторам предоставлялось право объявлять губернии на военном положении, за бунт, измену, насилия, разбои и грабежи могли судить по военным законам. Вскоре последовал указ для западных губерний, разрешающий полиции после троекратного предупреждения толпе применять оружие. Таким образом, складывалась практика вынесения смертных приговоров по чрезвычайным законам. После покушения на императора в 1866 г. политика ужесточилась, и двойное применение смертной казни - по обычным и чрезвычайным законам - закрепилось.
Указ 1878 г. допускал вынесение смертных приговоров за сопротивление властям, нападения на войска и полицию, если они сопровождались покушениями на убийство. Указ вошел в Положение 1881 г.
За двадцать лет после отмены крепостного права (1861-1881 гг.) по обычным законам было казнено около 100 человек, по чрезвычайным - 1,5 тыс. В начале XX в. по обычным законам применение смертной казни еще более сузилось. Не все приговоры приводились в исполнение. По некоторым сведениям, реализовывалось около половины из них.
Тюремное заключение. После отмены крепостного права тюремная реформа в России готовилась довольно долго. В 1879 г. было создано Главное тюремное управление, где сосредоточилось руководство тюрьмами.
1. В тюрьмах стал активно применяться труд заключенных, улучшилось их медицинское обслуживание и материальное обеспечение. Но режим содержания во многом зависел от условий самой тюрьмы. К заключенным за нарушение дисциплины могли применяться розги (до 50 ударов), трехдневный перевод на хлеб и воду, помещение в карцер (сроком до одного месяца).
Законом предусматривались и другие виды лишения свободы: заключение в крепость, исправительный дом, арест.
Ссылка и каторга. Каторга в России была срочной (до 20 лет) и бессрочной. Применялась она за государственные и иные тяжкие преступления (убийства, бандитизм). Осужденные лишались прав состояния и титулов. Отбывали каторгу на рудниках, в Сибири, на Сахалине. Женщины на рудниках не работали. По истечении некоторого срока каторжане "примерного поведения" переводились на более легкий режим, увеличивалось время отдыха, был не таким строгим надзор. Со временем каторжане могли строить собственные дома и обзаводиться семьями. Отбывшие каторгу переводились в категорию ссыльно-поселенцев и определялись на местожительство в отдаленные районы с соответствующей материальной помощью.
Ссылка представляла собой принудительное поселение в определенных местах. Ее основная цель - изъять лицо из густонаселенных мест и ограничить тем его влияние. Ссыльные обеспечивались льготами на приобретение имущества, суточными, деньгами на отопление и т.д.
Телесные наказания. С отменой крепостного права возобладала оценка телесных наказаний как безнравственных, складывались условия для их постепенной отмены. Комиссия 1861 г. признала, что телесные наказания не "достигают своих целей", "противны христианству и православию", а свобода и право собственности "действительны лишь при ограждении чести и личного достоинства".
Указом от 17 апреля 1863 г. были отменены телесные наказания для женщин, дополнительные телесные наказания, запрещалось наложение клейма и знаков на преступников, ограничивалось применение розог. К духовенству, учителям, крестьянской администрации они вообще не применялись. В армии отменялись шпицрутены. В 1866 г. еще более ограничилось применение розог: как самостоятельный вид они могли применяться лишь по приговорам волостных судов. Однако Воинский устав 1869 г. сохранил розги как дисциплинарное наказание. В 1871 г. были отменены шпицрутены для ссыльных, в 1885 г, запрещены розги в 1900 г. - телесные наказания для бродяг.
Антимонополистическое уголовное законодательство. Русское уголовное право содержало две важные головные нормы против злоупотреблений в торгово-промышленной деятельности. Одна предусматривала уголовную ответственность за преднамеренное повышение цен на продовольствие, другая - за повышение или понижение цен с намерением стеснить действия третьих лиц. Они ограничивали недобросовестную конкурентную борьбу и охраняли "частную конкуренцию". Статьи эти вошли в законодательство в середине XIX в. и сначала охватывали сферу предпринимательской деятельности, но со временем стали использоваться против монополий как "антимонополистическое законодательство". Практика эта в литературе изучена слабо, но есть указания на несколько уголовных дел подобного рода. Так, в Петроградском коммерческом суде слушалось дело против общества "Продуголь" и было признано, что общество стремилось к "уничтожению всякой конкуренции с целью стать полновластным хозяином рынка". Однако путем закулисных махинаций "Продуголь" склонил противников к мирному исходу дела.
Вплоть до 1903 г. применялись церковные наказания (покаяние, заточение в монастырь), оказавшие влияние на полицейский устав. Субъектом преступления до 1903 г. могли быть юридические лица, например, крестьянская община.
Закон различал следующие категории преступлений: тяжкие преступления (за которые могло быть назначены смертная казнь, каторга, поселение); преступления (за которые могли назначаться заключение в крепость, тюрьму, исправительный дом); проступки (за которые назначались арест, штраф). Закон предусматривал случаи, когда ответственность за убийство и иные преступления исключалась: когда совершивший деяние действовал во исполнение закона или приказа, с дозволения власти или осуществляя профессиональные обязанности, в состоянии крайней необходимости или необходимой обороны.
Закон разделял умысел на предумышленный и внезапный, умышленные преступления - на совершенные хладнокровно или в состоянии аффекта. Практика Сената часто руководствовалась принципом объективного вменения: достаточно было факта преступления, хотя вина отсутствовала, для применения наказания. По Своду законов наказывалась неосторожная вина (на основании особых постановлений или по усмотрению суда при наличии особых обстоятельств).
В "Уставе о наказаниях, налагаемых мировыми судьями" предусматривались наказания за неосторожные проступки и преступления, совершаемые по небрежности. В проекте Уложения преступная неосторожность не наказывалась, а неосторожные проступки наказывались только в случаях, предусмотренных законом. Уложение предусматривало три типа неосторожности: тяжелая, средняя, легкая.
Предусматривалось наказание за голый умысел в разряде государственных преступлений, за угрозу (паже нереальную) поджога. Приготовление к преступлению наказывалось, если приобретение средств для совершения преступления само по себе являлось незаконным или было связано с угрозой лицу или обществу.
Покушение на преступление определялось как "действие, которым начинается приведение злого умысла в исполнение", и наказывалось только в случаях, предусмотренных в законе. Свод законов не делил покушения на стадии, но настаивал на уменьшении наказания за покушение в сравнении с законченным преступлением. Уложение 1885г. подразделяет покушение на законченное и незаконченное и ставит наказание в зависимость от стадии покушения. В проекте нового Уложения (1903 г.) предусматривался добровольный отказ от преступления.
Виды соучастия по Уложению 1885 г. делились на:
скоп, включавший главных виновников и участников и образовывающийся в момент совершения преступного действия,
сговор, в котором участвовали зачинщики (интеллектуальные и физические), сообщники (участвующие и согласившиеся), подстрекатели, пособники; сговор мог быть на совершение нескольких преступлений, не все его участники являлись исполнителями, при сговоре ответственность наступала и за совершенные действия;
шайка, состоявшая из главных виновных, сообщников и пособников (по "Уставу о наказаниях, налагаемых мировыми судьями" соучастники делились на совершивших деяние, подстрекавших к нему, и соучастников; По проекту нового Уложения соучастники делились на непосредственно участвующих и участвующих, прямо подстрекавших и пособников).
Уложение 1885 г. наряду с соучастием знало понятие прикосновенности: сюда относились попустители, укрыватели и недоносители.
Возрастной ценз для привлечения к уголовной ответственности (1885 г.) определялся в семь лет, с 1903 г. ? в десять лет. Наказания смягчались в применении к преступникам, не достигшим 18-летнего возраста. Наказания делились на:
главные (смертная казнь; поселение; заключение в исправительный дом, крепость, тюрьму; арест, штраф);
дополнительные (лишение всех или особенных прав состояния, звания, титулов, семейных прав, право на участие в выборах, прав заниматься определенной деятельностью, помещение в работный дом, конфискация имущества);
заменяющие (принудительное лечение, опека). В Уложении (редакции 1885 г.) предусматривалась смертная казнь через повешение. Каторга назначалась на срок от четырех до двадцати лет или бессрочно. Ссылка имела 30 степеней: от года до четырех лет в разные районы страны (по степени удаленности от центра). Заключение в исправительный дом могло продолжаться от полутора до шести лет, тюремное заключение - от двух месяцев до двух лет, арест - от одного дня до шести месяцев.
К уголовным и исправительным наказаниям (общим, особенным, дополнительным, главным) не относились применяемые меры полицейского воздействия. Уложение 1885 г. предусматривало ряд других мер: отдача под надзор, высылка за границу, запрещение жить в определенных местах, выговор, розги.
Принятый в 1876 г. "Устав о пресечении преступлений" в значительной степени смешивал полицейскую власть с судебной, в практике такая тенденция была еще более очевидной. Так, в областях усиленной или чрезвычайной охраны арест, секвестр (приостановка хозяйственной деятельности, арест имущества без конфискации) и штрафы налагались в административном, а не судебном порядке. Сельские общества передавали своих "порочных" членов земским начальникам и государственным органам для применения к ним тюремного заключения и ссылки.
Наряду с формами правового воздействия сохранялись:
власть организаций (учреждений, обществ и т.п.); дисциплинарная власть церкви (взыскания за нарушения благочиния при богослужении, за греховные деяния); родительская власть (по-прежнему применялись домашние меры исправления);
власть хозяина над рабочим (взыскание за грубость, прекословие); власть сословных организаций (учреждение опеки над своим членом, исключение из дворянства). Эти сферы не были урегулированы нормами и в значительной мере опирались на традицию, практику и корпоративные нормы.
В целом же система преступлений в своей основе сохранялась прежней, включая 11 родов и 37 степеней.
В 1903 г. вступило в силу новое уголовное Уложение, которое состояло из 37 глав и 687 статей. Число составов преступлений было сокращено в нем до шестисот пятнадцати.
Разработка проекта была закончена в 1895 г. Проект был представлен в Министерство юстиции, где обсуждался особым совещанием при министре. Обсуждение завершилось в конце 1897 г., а в начале 1898 г. проект был направлен в Государственный совет. Здесь также было образовано Особое совещание, которое дополнило и исправило проект, и в конце 1901 г. он поступил на рассмотрение Особого присутствия департамента Государственного совета. В начале 1903 г. проект был подписан императором, позже Уложение вступило в законную силу.
В новом Уложении четко различались общая и особенная части. В общей части давались понятия преступления, умысла, неосторожности, приготовления, покушения, соучастия. Общая часть содержала следующие главы: 1) о преступлениях и преступниках вообще; 2) о наказаниях; 3) об определении наказания по преступлениям; 4) о смягчении и отмене наказаний; 5) о пространстве действий постановлений настоящего Уложения.
Уложение давало формальное определение преступления:
"Деяние, воспрещенное законом во время его учинения, под страхом его наказания". Принцип аналогии отвергался: "нет преступления, нет наказания без указания на то законе". Уложение принимало трехчленное деление: тяжкое преступление, преступление, проступок. Объект преступления Уложением не отвергался.
Субъектом преступления было лицо, достигшее десятилетнего возраста (вменяемое и физическое). Законодатель предусматривал ситуацию "уменьшенной" вменяемости, относящейся к лицам в возрасте от десяти до семнадцати лет.
Новое Уложение в отличие от старого не делило умысел не заранее обдуманный и внезапно возникший. Неосторожность подразделялась на преступную небрежность (преступник не предвидел последствий, хотя мог и должен был их предвидеть) и преступную самонадеянность (предвидел наступление последствий, но легкомысленно предполагал их предотвратить). Приготовление к преступлению (приобретение или приспособление средств для приведения в исполнение преступного умысла) наказывалось лишь в случаях, указанных законом. Добровольный отказ исключал наказание. Покушение на преступление (действие, которым начинается исполнение преступного умысла, но не доведенное до конца по обстоятельствам, не зависящим от воли виновного) наказывалось в случаях, предусмотренных законом (при покушении на тяжкое преступление во всех случаях). Соучастниками признавались лица, действующие заведомо сообща или согласившиеся на совершение деяния, учиненного несколькими лицами. Закон давал определение исполнителя, подстрекателя и пособника. При совершении проступка наказывался только исполнитель, участие в сообществе и шайке наказывалось особо.
При применении необходимой обороны превышением ее пределов признавались чрезмерность или несвоевременность защиты.
Впервые давалось определение пространства действия закона: он распространялся на всю территорию России, одинаково на всех лиц, на ней пребывающих.
Система наказаний была упрощена, все наказания делились на главные, дополнительные и заменяющие. В Уложении предусматривались восемь родов главных наказаний и восемь родов дополнительных. Сословная принадлежность преступника и жертвы учитывалась судом при определении наказания (предложение отменить сословный критерий было отвергнуто Государственным советом). Смертная казнь совершалась через повешение, публично и не применялась к лицам моложе семнадцати и старше семидесяти лет. Приговоренные к смертной казни лишались всех прав состояния и иных прав. Каторга назначалась без срока или на срок от четырех до пятнадцати лет, ссылка назначалась без срока, но с правом досрочного освобождения за хорошее поведение. Заключение в крепость назначалось на срок до шести лет, в тюрьму - до двух лет, арест
- на срок до шести месяцев, помещение в исправительный дом
- до восьми лет.
Особенная часть Уложения состояла из 36 глав, большинство которых включало нормы, предусматривающие ответственность за религиозные, государственные, должностные преступления.
Вступление в силу Уложения было отложено, но в действие постепенно вводились главы и статьи, содержавшие новые составы политических преступлений. Законом 1904 г. были введены в действие статьи о бунте против верховной власти, о государственной измене, о смуте.1
Заключение
В начале XIX в России особенно остро стояла проблема систематизации российского законодательства, особенно в области уголовного права.
Свод законов Российской империи, в котором уголовному праву посвящен преимущественно том XV, представлял собой новую форму действовавших ко времени его составления законов.
В томе XV Свода законов впервые были выделены общая и особенная части уголовного права, даны понятия преступления, форм вины, видов соучастия и многих других институтов. Свод законов содержал значительно более четкие формулировки, более точные определения по сравнению с ранее действовавшими законами, но преодолеть архаизм прежнего законодательства составители не смогли, поскольку вынуждены были формулировать положения Свода (и давать ссылки на статьи), исходя из содержания Полного собрания законов.
Свод законов более четко определил компетенцию судебных и судебно-административных органов, что также требовало реформы законодательства, его совершенствования.
В 1845 г. был принят новый уголовный кодекс "Уложение о наказаниях уголовных и исправительных". Уложение разрабатывалось в условиях дворянского периода революционного движения, обострения классовой борьбы в стране, роста крестьянских волнений и выступлений работных людей, что не могло не найти отражения в его статьях. Больше всего самодержавие боялось явлений, подобных восстанию декабристов. Об этом свидетельствуют составы государственных преступлений, организация политического сыска того времени. Вместе с тем Уложение устанавливало уголовную ответственность за новые формы классовой борьбы, типичные для эпохи капитализма, - стачки рабочих.
При всех недостатках Уложения его принятие имело большое значение для дальнейшего развития уголовного законодательства России, для развития уголовно-правовых теорий, для подготовки и проведения в последующем судебной реформы.
Список использованной литературы
Архипов И. В. К истории уложения о наказаниях // Правоведение, 1990, №6.
Загоскин И. П. Уложение царя и великого князя Алексея Михайловича и Земский Собор 1648-1649 годов. -Казань, 1879.
Исаев И. А. История государства и права России: Полный курс лекций. -М.: Юрист, 1994.
Латкин В. Н. Лекции по внешней истории русского права. -СПб. 1998.
Ошерович Б. С. Очерки по истории русской уголовно-правовой мысли (вторая половина XVIII - первая четверть XIX века). -М., 1946.
Рогов В. А. История государства и права России IX - начала ХХ веков. -М.: Зерцало, ТЕИС, 1995.
Российское законодательство Х-ХХ вв. -М., 1988. Т. 6.
Солодкин И. И. Очерки по истории русского уголовного права. -Л., 1961.
Таганцев Н. С. Лекции по русскому уголовному праву. Часть общая. Вып. 1. -М.: Издательство "Просвещение", 1993.
1 Рогов В. А. История государства и права России IX - начала ХХ веков. -М.: Зерцало, ТЕИС, 1995. Стр. 238-246. 1 Загоскин И. П. Уложение царя и великого князя Алексея Михайловича и Земский Собор 1648-1649 годов. -Казань, 1879, с. 4. 1 Латкин В. Н. Лекции по внешней истории русского права. -СПб.. 1998, с. 104. 1 Российское законодательство Х-ХХ вв. -М.,1988. Т. 6. Стр. 180-250. 1 Солодкин И. И. Очерки по истории русского уголовного права. -Л., 1961 1 Таганцев Н. С. Лекции по русскому уголовному праву. Часть общая. Вып. 1. -М.: Издательство "Просвещение", 1993. 1 Российское законодательство Х-ХХ вв. -М.,1988. Т. 6. Стр. 180-250. См. также Исаев И. А. История государства и права России: Полный курс лекций. -М.: Юрист, 1994. Стр. 186-188, 218-227. 1 Исаев И. А. История государства и права России: Полный курс лекций. -М.: Юрист, 1994. Стр. 186-188, 218-227. См. также: Архипов И. В. К истории уложения о наказаниях // Правоведение, 1990, №6. Стр. 49-57. -7-

Работа на этой странице представлена для Вашего ознакомления в текстовом (сокращенном) виде. Для того, чтобы получить полностью оформленную работу в формате Word, со всеми сносками, таблицами, рисунками, графиками, приложениями и т.д., достаточно просто её СКАЧАТЬ.



Мы выполняем любые темы
экономические
гуманитарные
юридические
технические
Закажите сейчас
Лучшие работы
 Полная характеристика понятий, вид суждения, вид умозаключения, краткая характеристика основных логических законов
 Место и роль государства в политической системе общества
Ваши отзывы
Огромное спасибо! Не знаю чтобы я без Вас делала! Вчера сдала курсовую на "отлично", преподаватель был в восторге! На весеннюю сессию обязательно обращусь сразу к вам.
Ольга

Copyright © refbank.ru 2005-2020
Все права на представленные на сайте материалы принадлежат refbank.ru.
Перепечатка, копирование материалов без разрешения администрации сайта запрещено.