Refbank.Ru - рефераты, курсовые работы, дипломы по разным дисциплинам
Рефераты и курсовые
 Банк готовых работ
Дипломные работы
 Банк дипломных работ
Заказ работы
Заказать Форма заказа
Лучшие дипломы
 Экспертная оценка объекта недвижимости (ЖСК "Полянка")
 Экономико-статистический анализ производства и реализации продукции в ОАО "Молочный комбинат"
Рекомендуем
 
Новые статьи
 Онлайн-игра в автоматы без...
 Заочное обучение...
 Заочное обучение...
 Сочинение для ЕГЭ на тему о медицинских работниках по...
 Как оформить кредит на развитие малого...
 Для чего нужна накрутка лайков...
 Особенности местного бюджетного...
 Официальный сайт онлайн-казино русский...
 Главные достоинства Адмирал...
 Лучший азартных отдых в онлайн-казино Вулкан...
 Готовые сочинения по ЕГЭ на тему о влиянии фамилии на...
 Уникальный текст сочинения по русскому языку 11 класс. По...
 Что может...
 Куда вложить деньги? Конечно в недвижимость за...
 Университеты Англии открывают свои двери для Студентов из...


любое слово все слова вместе  Как искать?Как искать?

Любое слово
- ищутся работы, в названии которых встречается любое слово из запроса (рекомендуется).

Все слова вместе - ищутся работы, в названии которых встречаются все слова вместе из запроса ('строгий' поиск).

Поисковый запрос должен состоять минимум из 4 букв.

В запросе не нужно писать вид работы ("реферат", "курсовая", "диплом" и т.д.).

!!! Для более полного и точного анализа базы рекомендуем производить поиск с использованием символа "*".

К примеру, Вам нужно найти работу на тему:
"Основные принципы финансового менеджмента фирмы".

В этом случае поисковый запрос выглядит так:
основн* принцип* финанс* менеджмент* фирм*
Уголовное право

курсовая работа

Необходимая оборона



План:
Введение 3
Понятие и значение необходимой обороны. 4
Условия правомерности необходимой обороны, относящиеся
к общественно - опасному посягательству. Мнимая оборона 7
Условия правомерности необходимой обороны, относящиеся к
защите. Превышение пределов необходимой обороны. 15
Заключение 28
Задача 1 29
Задача 2 30
Задача 3 31
Список использованной литературы 32
Введение.
Цивилизованное, демократическое общество, стремление к которому ныне провозглашено в Российской Федерации, предполагает развернутую правовую систему защиты прав, свобод и законных интересов граждан. Тем более это касается таких естественных и неприкосновенных (неотчуждаемых) благ, как жизнь и здоровье человека, его честь, а достоинство, свобода и личная неприкосновенность. Они являются абсолютными и незыблемыми благами, данными человеку от рождения. На защиту этих общечеловеческих ценностей в первую очередь ориентирована Глава 2 Конституции Российской Федерации (ст. 20, 21, 22 и др.). А в части 1 статьи 45 Конституции провозглашено: "Государственная защита прав и свобод человека и гражданина гарантируется".
На охрану основных прав и свобод граждан ориентированы принимаемые на основе Конституции отраслевые нормы права. В частности, за неправомерное посягательство на них уголовным законом предусмотрена соответствующая ответственность. Однако защиту прав человека нельзя ограничивать лишь деятельностью правоохранительных органов. Гражданин не должен рассматриваться лишь как объект охраны со стороны государства. Его естественным и законным правом признается его собственное активное отражение угрожающей ему, другому лицу, обществу или государству опасности.
В части 2 той же статьи Конституции указано: "Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом". И это справедливо. В данной работе будут мною освещены следующие вопросам: понятие и значение необходимой обороны, условиям ее правомерности, а также другим вопросам данной темы.
Глава I. Необходимая оборона.
Рассматриваемое обстоятельство - сложившийся институт уголовного права. Необходимая оборона как обстоятельство, Исключающее преступность деяния, возникло в связи с необходимостью защиты законных интересов личности, общества, государства. В Российском государстве на разных этапах его истории институт необходимой обороны различно определялся законодателем. Согласно Руководящих начал по уголовному праву 1919 г. наказание не применялось к совершившему насилие над личностью нападающего, если это насилие явилось в данных условиях необходимым средством отражения нападенияя или средством защиты от насилия над его или других личностью, если при этом не было превышения меры необходимой обороны. Уголовный кодекс 1922 г. в ст. 19 несколько расширил право необходимой обороны, допустив защиту не только самой личности обороняющегося или других лиц, но и их прав. В ст. 9 Основных начал уголовного законодательства СССР и союзных республик 1924 года необходимая оборона предусматривалась также для защиты советской власти и революционного порядка. С помощью необходимой обороны государство привлекает граждан к охране широкого круга ценностей. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г., рассматривая вопросы практики применения судами законодательства о необходимой обороне, считает использование гражданами права необходимой обороны важным условием дальнейшего повышения их активности в деле предупреждения и пресечения преступных посягательств1.
Необходимая оборона - это субъективное право на отражение нападения. Согласно ст. 37 УК гражданин, решает - воспользоваться данным правом или уклониться от обороны. Чрезвычайно важно подчеркнуть равенство граждан в реализации права на необходимую оборону независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения (ч. 2 ст. 37 УК РФ). В последнее время значительно расширен круг лиц, которым допускается иметь табельное оружие (включая частных детективов и охранников). Правила применения ими оружия регламентированы специальными нормативными актами, предусматривающими ряд положений, нарушение которых влечет наложение мер административного и (или) дисциплинарного взыскания, в том числе лишение лицензии2. Однако за применение оружия, даже в нарушение специальных правил, но с соблюдением требований уголовного закона, уголовная ответственность наступать не должна. Только в исключительных случаях такие действия могут подпадать под признаки должностного преступления, когда именно несоблюдение конкретных норм стало причиной тяжких последствий.
Большое значение для правоприменительной практики имеет, и указание закона на то, что право на необходимую оборону не зависит "от возможности избежать посягательства либо обратиться за помощью к другим лицам или органам власти". В более ранней редакции уголовного закона такой оговорки не было, в связи, с чем допускались ошибки в определении наличия состояния необходимой обороны. Теперь совершенно ясно: даже когда опергруппа спешит для оказания помощи, никто не лишает гражданина права защищаться собственными силами.
Предоставленное законом право на необходимую оборону является важной гарантией реализации конституционных положений о неприкосновенности личности, жилища, имущества граждан. Оно обеспечивает условия для выполнения гражданами их конституционного долга по охране собственности, общественных и государственных интересов.
В соответствии с ч. 1 ст. 37 УК не является преступным причинение вреда посягающему в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны. Вопросы пределов необходимой обороны будут раскрыты мною в следующих главах, поэтому здесь этих вопросов я касаться не буду.
Необходимая оборона по своему содержанию представляет собой правомерное причинение вреда при защите право охраняемых интересов личности, общества и государства от общественно опасных посягательств. Такое причинение вреда формально содержит признаки преступления, но соблюдение правил обороны устраняет основания для уголовной ответственности.
Необходимая оборона предполагает защиту не только своих, но и любых других (по принадлежности) право охраняемых интересов. Самооборона - как краткий синоним рассматриваемого понятия вовсе не указывает на чьи-то эгоистические мотивы, а означает лишь то, что обороняющийся устраняет посягательство сам, своими силами. Гражданин вправе защищать собственные жизнь, здоровье, жилище, сбережения, транспортное средство и т. д. Словом все, что защищено законом. Но в равной мере это относится и к жизни, здоровью, жилищу... родственников, друзей, соседей и даже совершенно не знакомых людей. Не исключается защита законных интересов фирмы, родного колхоза, любимой общественной организации, фонда и т. д. Наконец, и само государство отнюдь не против того, чтобы граждане отстаивали его интересы.
Такие действия признаются не только не уголовно наказуемыми, но, более того, морально поощряемыми, общественно полезными, поскольку препятствуют реализации преступных намерений, создают обстановку нетерпимости к противоправным проявлениям, воспитывают у населения активную гражданскую позицию.3
Итак, каковы же условия правомерности необходимой обороны? Правомерность необходимой обороны определяется двумя группами условий, а именно: 1) относящихся к посягательству; 2) относящихся к самой защите.
Глава2. Условия правомерности необходимой обороны , относящиеся к общественно- опасному посягательству.
К первой группе условий относят следующие:
- общественную опасность посягательства,
- его наличность и действительность (реальность).
Общественная опасность.
Одним из критериев правомерности необходимой обороны является уголовно-правовой запрет на то деяние, которому противостоит защищающееся лицо. Посягательство должно носить противоправный, преступный характер. Но возможная перспектива привлечения посягающего к уголовной ответственности не является обязательным и необходимым условием защиты. Обороняться можно и от общественно опасных действий лиц, не подлежащих уголовной ответственности вследствие, допустим, недостижения возраста уголовной ответственности или невменяемости. То есть, даже если нападающий, как говорят, со справкой, но его действия объективно общественно опасны, никаких исключений из правил необходимой обороны не предусмотрено.
Поскольку уголовный закон называет посягательство общественно опасным, оно должно носить объективно противоправный характер. Из закона видно, какие объекты (охраняемые правом общественные отношения) могут защищаться путем причинения вреда нападающему. Это - все те права и интересы, которые охраняются уголовным законом.
Очевидно, что состояние необходимой обороны наиболее актуально при покушении на убийство, причинение телесных повреждений, разбой, изнасилование, при вымогательстве, хулиганстве и других проявлениях насильственного характера. Не следует, однако, думать, что право на защиту определяется степенью общественной опасности. Последнее влияет лишь на пределы обороны, о чем речь пойдет ниже. Таким образом, самозащита возможна и при посягательствах невысокой общественной опасности, включая, например, оскорбление, клевета и др. (напомним, что институт необходимой обороны предусмотрен и административным законодательством). Так что по общему правилу возникновение состояния необходимой обороны не зависит от степени опасности посягательства. В этой связи актуален вопрос лишь о пределах необходимой обороны.
Однако нельзя "обороняться" от законных, пусть даже неблаговидных действий.
Например, увидев, что подростки сидят на лавочке в парке, положив ноги на сиденье, пенсионер Шайахметов сделал подросткам замечание о недопустимости такого поведения. Подвыпившие подростки в грубой форме предложили ему не лезть не в свое дело и идти своей дорогой. В ответ М. ударил палкой в лицо одному из парней, причинив ему легкий вред здоровью. Разумеется, эти действия никак нельзя признать правомерными. К этому выводу и пришел Саратовский районный суд города Саратова. Областной суд также оставил приговор без изменений4.
Лишен права на защиту и правонарушитель, чьи действия пресекаются должностными лицами или гражданами. Противодействие лицам, осуществляющим правомерное задержание, доставление в соответствующие органы власти и т. п., также находится за рамками необходимой обороны и, стало быть, не освобождает от ответственности за причинение вреда. Вместе с тем не исключается защита от неправомерных действий должностных лиц, включая незаконное задержание, или от действий, превышающих пределы необходимой обороны.
Не является обоснованной ссылка на состояние необходимой обороны со стороны лица, втянутого в драку ее инициатором и объясняющего свои действия тем, что зачинщику также угрожала опасность. Не может быть признано находящимся в состоянии необходимой обороны лицо, которое спровоцировало нападение, чтобы использовать его как повод для совершения противоправных действий (расправы, мести и пр.). Такие случаи, однако, не следует смешивать с ситуацией, когда вред причиняется правомерно с целью пресечь, скажем, нарушение общественного порядка.
Наряду с качественной стороной - характером посягательства (объектом) - различается его количественная сторона - степень общественной опасности, которая в неменьшей мере влияет на правомерность необходимой обороны. В частях 2 и 3 ранее действующего Уголовного кодекса проводилась такая дифференциация посягательств по степени общественной опасности:
а) нападение, соединенное с насилием, опасным, для жизни, или угрозой такого насилия в отношении обороняющегося или другого лица, а также:
б) нападение, не сопряженное с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица либо угроза применения такого насилия.
Термин "нападение" вряд ли можно назвать здесь удачным. По смыслу ряда статей УК РСФСР (см. ст. 77, 77, 146) и в соответствии со сложившейся судебной практикой5 под нападением следует понимать внезапное для потерпевшего физическое насилие. Между тем, как было отмечено, обороняться можно не только от насильственных действий. Уголовный кодекс Российской Федерации устранил это несоответствие.
Посягательство, с точки зрения оснований для необходимой обороны, должно пониматься как любое деяние, направленное на достижение общественно опасных последствий, либо как угроза совершения такого деяния. Последнее подразумевает всякое выражение намерения реально причинить ущерб правам и законным интересам обороняющегося или других лиц.
Наличность посягательства.
Наличность посягательства означает, что опасность правоохраняемым объектам угрожает в данное конкретное время. Общественно опасное деяние должно быть уже начавшимся, но еще не оконченным. Если перспектива посягательства только возможна, с точки зрения субъекта, но никаких проявлений, направленных на его реализацию еще нет, то нет и права на необходимую оборону. Точно так же состояние необходимой обороны прекращается, когда имевшее место посягательство предотвращено - самим обороняющимся либо другими лицами - или окончено, и таким образом, в применении средств защиты явно отпала необходимость.
Надо иметь в виду и то, что основания для обороны могут возникнуть не только в самый момент общественно опасного посягательства, но и при наличии реальной его угрозы, то есть такого состояния, когда без активной защиты угроза, скажем, применения насилия может быть приведена в исполнение. Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 16 августа 1984 г. разъяснил, что состояние необходимой обороны возникает не только в самый момент общественно опасного посягательства, но и при наличии реальной угрозы нападения6.
Пример: волкодав гражданина Поливанова искусал питбультерьера гражданина Новикова. Хозяин питбультерьера Новиков и его знакомый Лебедев, угрожая владельцу расправой, потребовали компенсацию в пять тысяч американских долларов, мотивируя это тем, что питбультерьер был им приобретен для участия в боях и теперь он не сможет приносить ему доход, т. к. для боев он теперь стал непригоден. Поливанов ответил, что названной суммы у него нет, хотя он готов возместить ущерб в разумных пределах. Тогда Новиков и Лебедев стали избивать его, требуя отдать в залог его машину, забрали у него паспорт. Позднее Новиков пришел к Поливанову домой и снова стал угрожать ему, пытался его ударить, но тот схватил приготовленный пистолет и предупредил, что, если насилие не прекратится, откроет огонь. Несмотря на это, Новиков стал приближаться к Поливанову, и последний дважды нажал на спусковой крючок. В результате нападавший получил серьезные ранения.
Описанные действия вполне оправданы, т. к. вымогатель требовал сумму, явно превышающую нанесенный ущерб, вел себя агрессивно, ворвался в квартиру, где находилась семья Поливанова, включая малолетнего ребенка. О возможном насилии свидетельствовал факт уже имевшего место избиения. При таких обстоятельствах Поливанов имел все основания опасаться не только за свои жизнь и здоровье, но и за благополучие членов семьи. Суд Ленинского района г. Сургута признал, что Поливанов действовал в пределах необходимой обороны, т.к. угроза была для него реальной. Областной суд г. Сургута оставил приговор без изменений7.
Состояние необходимой обороны может иметь место и тогда, когда защита последовала непосредственно за актом хотя и оконченного посягательства, но по обстоятельствам дела для обороняющегося не был ясен момент его окончания. В частности, переход оружия или других предметов, используемых при нападении, от посягавшего к обороняющемуся сам по себе еще не может свидетельствовать об окончании нападения. Так, в производстве Верховного суда РСФСР было такое дело: Клесов был осужден по ст. 105 УК РСФСР. Он был признан виновным в убийстве Козлова при превышении пределов необходимой обороны. Из материалов дела было видно, что Козлов ударил Клесова несколько раз руками и ногами, причинив легкие телесные повреждения. А затем он, увидев нож, схватил его, однако Клесову в борьбе удалось вырвать нож и, отражая нападение, ударить им потерпевшего в грудь. От полученного ранения Козлов скончался. Однако Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда прекратила производство по делу за отсутствием в действиях Клесова состава преступления. Этот вывод основан на том, что из показаний осужденного, свидетельских показаний и заключения экспертизы можно сделать вывод о том, что жизни Клесова и его близких угрожала реальная опасность. Наличие таких данных доказывает, что Клесов действовал в пределах необходимой обороны8.
Однако действия обороняющегося, причинившего вред посягающему, не могут считаться совершенными в состоянии необходимой обороны, если вред причинен после того, как посягательство было предотвращено или окончено и в применении средств защиты явно отпала необходимость9. Если ответные действия начаты тогда, когда посягательство уже явно прекратилось, то при наличии сильного душевного волнения у виновного, допустившего запоздалую оборону, налицо смягчающее обстоятельство, указанное в УК РФ. В случае же когда защита хотя и последовала непосредственно за актом хотя бы и оконченного посягательства, но по обстоятельствам дела для обороняющегося не был ясен момент его окончания, то состояние необходимой обороны может в этом случае иметь место. На этом акцентирует внимание Верховный Суд СССР в упомянутом постановлении. Из приведенных выше положений следует, что наличным посягательство считается, как правило, с момента покушения до момента его фактического завершения с учетом сознания защищающимся субъектом, что оно уже началось, но еще не завершилось. Если же вред причиняется заведомо до начала посягательства или после очевидно его окончания и эти обстоятельства осознаются лицом, причинение вреда квалифицируется как акт самочинной расправы и влечет ответственность за совершение умышленного преступления.
Действительность посягательства.
Посягательство должно быть действительным, то есть реально существующим, а не порожденным воображением. Нельзя приступать к оборонительным действиям, полагаясь лишь на впечатление.
Так Липатов, услышав ночью во дворе своего дома какой - то подозрительный шум, вышел во двор и увидел там человека, который подозрительно оглядывался по сторонам. Как бы выискивая, что бы украсть. Не разобравшись в ситуации, Липатов ударил его взятым из дома ломом по голове. Как позже выяснилось, пострадавшим, которого Липатов принял за вора, был его сосед, который, находясь в состоянии алкогольного опьянения, по ошибке зашел во двор дома Липатова. Такая ошибка "обороняющегося" не может быть признана извинительной. Он обязан был убедиться в нарушении правоохраняемого интереса со стороны человека, которого он увидел и, более того, сделать вывод относительно характера и опасности конкретных действий или, по крайней мере, намерений. В нашем же случае ничего не говорило о наличии злого умысла. Совершенно справедливо действия Липатова были квалифицированы при пересмотре дела в порядке надзора Астраханским областным судом как умышленное убийство. Одни только расплывчатые подозрения не дают оснований для необходимой обороны10.
Не исключено, однако, что лицо в силу каких-то причин ошибочно, но вполне обоснованно принимает то или иное поведение за посягательство и действует как в состоянии необходимой обороны. Такие действия называются мнимой обороной, и их правовая оценка может быть различной - в зависимости от конкретных обстоятельств. Когда вся обстановка происходящего указывала на реальную опасность для правоохраняемых интересов, а защита, хотя и мнимая, соответствовала правилам необходимой обороны, ответственность за причинение вреда не наступает.
Однако и состояние мнимой обороны признается существующим только в случаях, когда внешняя обстановка и развитие события похожи на существование общественно опасного посягательства. Если же с учетом обстановки предположение о нападении было абсурдным, абсолютно необоснованным, лицо должно нести ответственность за умышленное преступление. При мнимой обороне лицо причиняет вред другому, ошибочно считая, что налицо посягательство. Уголовно-правовая оценка причиненного вреда в ситуации мнимой обороны дана в постановлении Пленума Верхов Суда СССР от 16 августа 1984 г. "О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств". Пленум указал, что "в тех случаях, когда обстановка происшествия основание полагать, что совершается реальное посягательство и лицо, применившее средства защиты, не сознавало и не могло сознавать ошибочность своего предположения, его действия следует рассматривать как совершенные в состоянии необходимой обороны. Если при этом лицо превысило пред щиты, допускаемой в условиях соответствующего ре, посягательства, оно подлежит ответственности за прев1-пределов необходимой обороны. Если же лицо причиняет вред, не сознавая мнимости посягательства, но по обстоятельствам должно было и могло это сознавать, действия такого лица подлежат квалификации по статьям Уголовного кодекса, прдусматривающим ответственность за причинение вреда по неосторожности.
В целом извинительной ошибкой при мнимой обороне является такое заблуждение, когда у оборонявшегося были достаточные основания усмотреть наличие и источник посягательства. В положительном случае имеет место невиновное причинение вреда. Если же при этом причинен вред больший, чем требовалось бы при условии действительной защиты, то речь должна идти о превышении пределов необходимой обороны.
Глава 3. Условия провомерности необходимой оброны, относящиеся к защите. Превышение пределов необходимой обороны.
Как уже отмечалось, к самой защите от общественно опасного посягательства также предъявляется ряд требований. Во-первых, законодателем определен круг тех интересов, которые могут быть защищены посредством необходимой обороны. Во-вторых, вред, причиняемый в состоянии необходимой обороны должен причиняться непосредственно посягающему, и ни в коем случае не другим лицам (без учета извинительной мнимой обороны). В-третьих, защита должна быть своевременной. В-четвертых, защита должна быть соразмерной характеру и опасности посягательства. И, наконец, в-пятых, защита не должна превышать пределов необходимости.
Позитивное свойство необходимой обороны состоит в том, что она направлена на защиту правоохраняемых интересов как обороняющегося, так и другого лица, общества или государства. Ранее было сказано о таком условии правомерности обороны, как общественная опасность посягательства, которая реально вытекает из противоправности нападения. Поэтому по большому счету вывод об общественной опасности субъект должен делать на основании уго-ловно-правового запрета, установленного для того или иного деяния.
Разумеется, учитывая недостаточную компетентность отдельного субъекта в вопросах права, не исключены ошибки в определении законности или незаконности защищаемых им прав. Но на практике правосознание граждан, как правило, не допускает подобного рода заблуждений. Во всяком случае, терминологическая путаница, бытующая среди населения, не служит причиной неправомерной обороны. Например, не многие отдают себе отчет в различии таких понятий, как грабеж (открытое похищение чужого имущества) и кража (то есть тайное похищение). Однако практически все знают, что закон стоит на охране собственности, любая форма ее похищения, тем более сопряженного с насилием (как то разбой или грабеж) преследуется по закону. Другое дело, когда имущество изымается правомерно, скажем, в порядке возмещения ущерба. Но в этом случае на отсутствие противоправности указывает, в частности, сама процедура истребования предметов и вещей - с разъяснением прав и обязанностей собственника, уведомлениями и т. д. Если же таковая была нарушена и по обстоятельствам происходящего невозможно было установить законность изъятия имущества, то по указанным выше критериям защита от этих действий должна быть признана соответствующей правилам необходимой обороны.
Следующее условие правомерности необходимой обороны, относящееся к защите, связано с тем, что защита должна совершаться путем причинения вреда только посягающему, нападающему, а не третьим лицам. Этот вред может заключаться в лишении жизни, причинении вреда здоровью, уничтожении или повреждении имущества, в ограничении свободы нападающего и т.п.
Закон не персонифицирует нападающего. Им может быть и родственник, и посторонний человек, непосредственный начальник, представитель власти и др. Причинение вреда другим лицам, заведомо непричастным к посягательству, влечет привлечение к ответственности на общих основаниях. Если же защищающийся ошибочно принял потерпевшего за участника нападения, то вопрос об ответственности решается по правилам мнимой обороны, то есть признается отсутствие вины или устанавливаются признаки неосторожного преступления.
Сложным для практического разрешения является вопрос об использовании различных специальных защитных средств, устройств и приспособлений, устраиваемых гражданами для защиты возможных в будущем посягательств и предназначенных для причинения вреда лицам, их осуществляющим устройства - капкан, ловчие ямы, минирование, подключение электроэнергии к ограждениям, дверным ручкам и др. - устанавливаются при условиях фактически отсутствующего посягательства. Они могут причинить серьезный вред не предполагаемому правонарушителю, а другим посторонним лицам. Фактически потерпевшими от таких защитных приспособлений могут оказаться законопослушные граждане, в том числе сам инициатор устройства таких средств либо его близкие. Характер причиняемого вреда (смерть потерпевшего, причинение вреда здоровью человека и др.) явно несоразмерен с защитой тех интересов, на предотвращение которых он направлен. По этой причине использование упомянутых выше приспособлений нельзя оправдать правом осуществления необходимой обороны.
Подведя итог можно сказать, что направленность оборонительных действий чрезвычайно важна для определения правомерности необходимой обороны, которая предполагает причинение вреда только самому нападающему, но не так называемым третьим лицам. Отсюда оборонительные действия должны быть нацелены исключительно на физическое лицо, от которого исходит угроза правоохраняемым интересам.
Своевременность защиты обусловлена таким признаком посягательства, как наличность. Оборонительные действия должны быть направлены на предотвращение общественно опасного посягательства и ни в коем случае не носить характер расправы или мести.
Приведем пример: Поздно вечером Олтуфьев, услышав на улице шум и выглянув в окно, заметил, что какие-то лица пытаются проникнуть в расположенный на первом этаже дома магазин, где работал Олтуфьев. Он спустился вниз и столкнулся с двумя подростками, выходившими из магазина с похищенными продуктами и водкой. Один из подростков тут же убежал, а второй замахнулся на Олтуфьев металлическим прутом. Тот перехватил пруток и ударил им нападавшего, который упал, держась руками за голову. Однако Олтуфьев продолжал наносить ему многочисленные удары прутом и ногами, в том числе по голове, до тех пор, пока подросток не потерял сознание. От полученных повреждений он скончался. Очевидно, что действия, начатые как правомерная необходимая оборона, переросли в расправу. Совершенно справедливо действия Олтуфьева были квалифицированы судом Автозаводского района города Тольятти как умышленное убийство. Самарский областной суд оставил приговор без изменений11.
Поскольку необходимая оборона служит охране нарушаемых в данное время законных интересов, причинение нападавшему вреда рассматривается как вынужденный результат отражения общественно опасного посягательства. В этом заключается идея своевременности необходимой обороны. Как преждевременная, так и запоздалая оборона теряют свойства правомерности и подлежат квалификации по соответствующим статья УК.
Запоздалая оборона представляла собой акт мести, но поскольку она была совершена в состоянии сильного душевного волнения, то это обстоятельство может быть признано смягчающем вину.
Пятым условием правомерности собственно защиты является требование не превышать пределов необходимой обороны. В соответствии с ч. 3 ст. 37 УК РФ под превышением пределов необходимой обороны следует понимать умышленные действия явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства. Сущность этого условия состоит в том, что защита не должна превышать пределов необходимости. Превышение пределов необходимой обороны (эксцесс обороны) представляет собой умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства (ч. 3 ст. 37). Под ним следует понимать причинение нападающему явно ненужного, чрезмерного, не вызываемого обстановкой тяжкого вреда. По смыслу закона превышением пределов необходимой обороны признается лишь явное, очевидное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, когда посягающему без необходимости умышленно причиняется вред, указанный в ч. 1 ст. 108 или в ч. 1 ст.114 УК РФ (смерть или тяжкий вред здоровью). Причинение посягающему при отражении общественно опасного посягательства вреда по неосторожности не может повлечь уголовной ответственности. Именно так решается вопрос о субъективной стороне преступлений совершаемых в результате превышения пределов необходимой обороны, в УК РФ (ч. 3 ст. 37).
Следует иметь в виду, что причинение средней тяжести и легкого вреда здоровью, а также побоев в ситуации обороны во всех случаях укладывается в рамки правомерной защиты. В отличие от позиции ранее действовавшего УК РСФСР 1960 г. законодатель в настоящее время исключил возможность привлечения к уголовной ответственности за превышение пределов необходимой обороны при причинении здоровью вреда средней тяжести. Тем самым расширено право граждан на оборону от преступных посягательств12. Вопрос об эксцессе обороны может теперь встать лишь в случаях причинения посягавшему смерти или тяжкого вреда его здоровью, разумеется, когда этот вред явно не соответствует характеру и опасности посягательства. Превышение пределов необходимой обороны имеет место, прежде всего в случаях явного (резкого, значительного) несоответствия между угрожаемым вредом и вредом, причиняемым обороной, между способами и средствами защиты, с одной стороны, и способами и средствами посягательства - с другой, между интенсивностью защиты и интенсивностью посягательства.
УК 1996 г. прямо не устанавливает, в каких случаях обороняющийся вправе причинить любой вред нападающему. Предпринимавшаяся в этом отношении попытка конкретизировать норму о необходимой обороне указанием на то, что обороняющийся вправе причинить любой вред посягающему, если нападение было сопряжено с насилием, опасным для его жизни или жизни другого лица либо с непосредственной угрозой применения такого насилия (Федеральный закон РФ "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР" от 1 июля 1994 г.) была явно неудачной. Она порождала сомнения в правомерности лишения жизни посягающего при совершении им преступлений, не сопряженных непосредственно с угрозой жизни потерпевшего (например, при угрозе причинения тяжкого вреда здоровью, изнасиловании, нарушении неприкосновенности жилища, похищении человека, посягательстве на охраняемые объекты собственности, вымогательстве и проч.). Тем самым практика ориентировалась на требование о полном соответствии обороны нападению, что абсолютно невозможно в реальной жизни и противоречит духу самой нормы о необходимой обороне. В конечном счете, вместо расширения права граждан на оборону от преступных посягательств произошло его ограничение, сужение. Именно поэтому новый УК восстановил прежнюю (проверенную временем) редакцию нормы о необходимой обороне. Несомненно, что вред, причиняемый посягателю лицом, действующим в состоянии необходимой обороны, может быть и более значительным по сравнению с тем вредом, наступление которого было предотвращено актом необходимой обороны.
Для правомерной обороны не требуется также пропорциональности (абсолютной соразмерности) между способами и средствами защиты и способами и средствами посягательства.
Невооруженное нападение при конкретных обстоятельствах может представлять для жизни непосредственную опасность, предотвращение которой посредством оружия вполне оправданно. Люди различаются по силе, ловкости, умению владеть оружием или обороняться без оружия. Требование пользоваться при защите тем же оружием, что и нападающий, ставит обороняющегося в худшее положение, чем преступника. Помимо того, что не всегда возможно защищаться соразмерными средствами, следует иметь в виду, что у защищающегося нет времени для размышлений, соразмерны ли применяемые им способы и средства защиты способам и средствам посягательства. В состоянии душевного волнения, вызванного посягательством, обороняющийся не всегда может точно определить характер опасности и избрать соразмерные средства защиты (Бюллетень Верховного Суда СССР, 1984. №5, С.11). Поэтому средства защиты могут быть более эффективными.
Следует отметить, что вывод о том, имело ли место превышение пределов необходимой обороны или нет, можно сделать лишь в результате тщательного анализа конкретных обстоятельств дела, личности посягающего и обороняющегося. Необходимо учитывать не только соответствие или не соответствие средств защиты и нападения, но и характер опасности, угрожающей оборонявшемуся, его силы и возможности по отражению посягательства, а также все иные обстоятельства, которые могли повлиять на реальное соотношение сил посягающего и защищающегося, количество посягавших и оборонявшихся, их возраст, физическое развитие, наличие оружия, место и время посягательства и т. д. При совершении посягательства группой лиц обороняющийся вправе применить к любому из нападающих такие меры защиты, которые определяются опасностью и характером действий всей группы (Бюллетень Верховного Суда СССР. 1984. № 5. С.11). Усматривая в действиях обороняющегося превышение пределов необходимой обороны, правоприменительные органы не должны ограничиваться в процессуальных документах лишь общей формулировкой о "явном несоответствий защиты характеру и опасности посягательства", а должны конкретно указать, в чем именно выразилось превышение пределов необходимой обороны и на каких доказательствах основан этот вывод (Бюллетень Верховного Суда СССР; № 5. С.12).
Разумеется, в таких случаях, прежде всего, необходимо констатировать возникновение ситуации необходимой обороны и совершение действий с целью защиты от общественно опасного посягательства, а затем уже оценивать, имело ли место явное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства.
Явное, то есть очевидное, бесспорное, безусловное несоответствие обороны посягательству называется чрезмерной обороной. Она может определяться, прежде всего, существенно различаемой значимостью благ, которым, с одной стороны, грозила опасность от нападения а, с другой, - был причинен вред оборонительными действиями.
Так, причинение имущественного вреда лицу, стремящемуся причинить тяжкий вред здоровью обороняющегося, судебная практика не признает явным несоответствием обороны опасности посягательства. А вот при защите имущественных интересов явное несоответствие вреда, причиненного оборонительными действиями, чревато наступлением уголовной ответственности для обороняющегося.
Судебная практика выработала некоторые общие правила, которыми следует руководствоваться с учетом конкретных обстоятельств дела; ряд правильных, как представляется, рекомендаций изложен также в юридической литературе13. Можно привести следующие:
а) ответственность за превышение пределов необходимой обороны должна наступать только тогда, когда это охватывалось умыслом оборонявшегося. При этом согласно постановлению Президиума Верховного Суда РСФСР по одному из рассмотренных уголовных дел действия лиц, превысивших пределы необходимой обороны, следует квалифицировать в зависимости от фактически наступивших последствий, а не по направленности умысла. Не допустимо, в частности, привлечение к уголовной ответственности за покушение на убийство, причинение тяжких или менее тяжких и иных повреждений с превышением пределов необходимой обороны, поскольку в соответствующих статьях УК речь идет о реальном вреде, причиненном посягающему;
б) законодатель не требует строгого соответствия защиты и посягательства, превышение пределов обороны состоит в явном, очевидном, грубом причинении излишнего и нецелесообразного вреда нападавшему;
в) тяжесть последствий сама по себе не может служить основанием для признания превышения пределов необходимой обороны; они должны оцениваться в совокупности с данными о характере и степени опасности имевшего место нападения;
г) поскольку последствия защиты затрагивают интересы нападавшего, а именно, лица, которое намеревалось совершить общественно опасное деяние, представляющее собой намеренно-волевой акт, соотношение нападения и защиты не должно оцениваться по общепринятой шкале ценностей; риск причинения больших последствий, чем требовалось для отражения посягательства, должен возлагаться на нападавшего, а не на его потенциальную жертву, ибо в противном случае невольно приуменьшается опасность совершенного преступного нападения;
д) из смысла закона логичен вывод, что законодатель допускает определенное преобладание интенсивности защиты, при котором только и возможны успешные оборонительные действия; практика показывает, что недостаточная с самого начала оборона, не приведшая к пресечению посягательства, лишь увеличивает агрессивность и опасность последнего, лишая жертву возможности возобновить оборонительные действия;
е) с учетом природных физических возможностей обороняющегося эффективное отражение ими преступных посягательств, как правило, может быть достигнуто лишь с использованием оружия или иных предметов; по этой причине в подобных случаях планка определения пределов необходимой обороны должна быть значительно выше, чем при относительно равных условиях;
ж) при отражении одним лицом нападения группы преступников превышение пределов необходимой обороны также может утрачивать свое значение; при совершении посягательства группой лиц обороняющийся вправе применить к любому из нападавших такие меры защиты, которые определяются опасностью и характером действия всей группы; совершенно не справедливо расценивать причинение тяжких последствии не одному, а двум-трем нападавшим как превышение пределов необходимой обороны; не верно также в вину обороняющемуся ставить причинение тяжких последствий нападавшему, находившемуся в состоянии опьянения.
Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда оставила без изменения оправдательный приговор в отношении Соколова В., который обвинялся в совершении преступления, предусмотренного п. "з" ст. 102 УК РСФСР. Областной суд, так же как и Судебная коллегия, обоснованно пришли к выводу, что Соколов В., применивший огнестрельное оружие при нападении на него группы подростков, действовал в пределах необходимой обороны, несмотря на то, что нападавшие не были вооружены. Сами обстоятельства нападения позволяли Соколову сделать вывод о реальности угрозы убийством со стороны группы нападавших14.
з) использование обороняющимся для отражения нападения оружия, иных предметов даже против невооруженных преступников, само по себе не является прямым указанием на превышение пределов необходимой обороны.
и) характер и опасность посягательства определяются не только тяжестью содеянного, но и теми возможными последствиями, которые могли наступить, если бы противоправным действиям не был дан отпор. Напротив, потенциальные пределы обороны не должны строго ограничиваться только размером возможного вреда, который мог быть причинен посягавшим, тем более с ориентацией на санкцию статьи уголовного закона, под которую подпадали бы оба деяния, абстрагируясь от состояния необходимой обороны.
Помимо названных ранее обстоятельств, хотя и не включенных в закон, но логически расширяющих пределы обороны (проникновение в жилище, групповое насилие и т. п.), должна учитываться социальная значимость обороны, степень предотвращенного вреда. Вместе с тем неявное, неочевидное несоответствие не только допустимо, но подчас неизбежно. Во-первых, посягательство в большинстве случаев носит преднамеренный характер и, наоборот, зачастую неожиданно, внезапно для защищающегося. Во-вторых, замысел правонарушителя не всегда ясен. В-третьих, соотношение сил нападения и защиты, с точки зрения, как физических возможностей, так и оснащенности, складывается, как правило, в пользу первого. Обороняющийся в большинстве случаев действует без достаточной уверенности в эффективности своих действий, его поведение в достаточной мере стихийно.
к) исходя из оценочного характера понятия пределов необходимой обороны, дать отвлеченные размеры допустимого "излишка" обороны невозможно. В каждом конкретном случае необходимо определить, насколько достаточным было бы причинение меньшего (по сравнению с наступившим) вреда и каким мог быть максимальный вред, если бы посягательство не было пресечено. Скажем, известно, что последствия изнасилования могут быть чрезвычайно тяжелыми, поэтому в судебной практике известны случаи признания женщины, причинившей смерть насильнику, как действовавшей без превышения необходимой обороны;
л) при оценке характера угрозы большое влияние оказывают как физические, так и психологические особенности индивида, что, к сожалению, не всегда учитывается на прутике. Обороняющийся, определяя степень интенсивности защиты, исходит из субъективного приоритета ценностей, конкретной жизненной ситуации, оценить которую впоследствии, вне обстановки происшествия крайне затруднительно. Жизнь, здоровье и другие блага в экстремальных условиях обороны выражены не обезличенно, абстрактно - в виде законодательных формулировок, а как собственные неприкосновенные интересы, над которыми нависла реальная угроза. При рассмотрении дел о необходимой обороне следует учитывать обстановку происшествия, психологические особенности, нравственную позицию, душевное состояние оборонявшегося и многое другое;
м) из смысла закона следует, что возможность избежать посягательства без причинения вреда нападающему не только не исключает самостоятельную защиту, но и не должна снижать ее пределы. Коль скоро состояние необходимой обороны уже возникло, при определении ее допустимых пределов нужно руководствоваться исключительно положением о соответствии защиты характеру и опасности посягательства, не допуская расширительного толкования уголовно-правовой нормы.
Итак, из приведенной характеристики видно, что ситуация "нападение-защита" может иметь пять основных видов:
1) идеально правомерная необходимая оборона (с соблюдением всех рассмотренных правил):
2) правомерная мнимая оборона (при наличии извинительной ошибки);
3) необходимая оборона (включая правомерную мнимую) с превышением допустимых пределов причинения вреда;
4) уголовно наказуемая мнимая оборона (неосторожное совершение преступления);
5) умышленное совершение преступления в связи с отсутствием состояния необходимой обороны (безобъектная оборона, т.е. защита неохраняемых законом интересов, а равно от правомерных действий, преждевременная или запоздалая оборона, защита от нереальной угрозы, умышленное причинение вреда третьим лицам).
Превышением пределов необходимой обороны признается лишь явное, очевидное несоответствие защиты карали опасности посягательства, когда посягающему без необходимости умышленно причиняется вред, указанный в ч. 1 ч. 1 ст. 114 УК. Не образует превышения факт причинения вреда, не упомянутого в этих статьях, в частности легкого вреда здоровью. Не может расцениваться как превышение пределов необходимой обороны причинение явно излишнего вреда по неосторожности.
В связи с тем, что превышение пределов необходимой обороны вызвано позитивными побуждениями, стремлением отразить нападение, закон в п. "ж" ст. 61 УК предусматривает, что совершение преступления при защите от общественно опасного посягательства, хотя бы и с превышением пределов необходимой обороны, признается обстоятельством, смягчающим ответственность в процессе индивидуализации наказания.
Превышение пределов необходимой обороны следует разграничивать с ее провокацией15, то есть со случаями, когда нападение сознательно вызывается обороняющимся с целью расправы над посягающим под видом необходимой обороны. Естественно, при таких обстоятельствах отсутствует ситуация необходимой обороны. В постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. указывается, что не может быть признано находившимся в состоянии необходимой обороны лицо, которое намеренно вызвало нападение, чтобы использовать его как повод для совершения противоправных действий (развязывание драки, учинение расправы, совершение акта мести и т.п.). Содеянное в таких случаях , квалифицироваться на общих основаниях.
Завершая рассмотрение темы, необходимо сказать, что при определении правомерности необходимой обороны нужно также уделять внимание объективному и полному исследованию всех обстоятельств в рамках уголовно - процессуального доказывания. Рассмотренные условия правомерности должны быть объективно и полно исследованы в рамках уголовно-процессуального доказывания. Как недооценка, так и переоценка тех или иных обстоятельств приводит к серьезным ошибкам в квалификации, утяжеляет и затягивает производство по делу16. Правомерная оборона нередко необоснованно признается преступлением с превышением ее пределов.

Заключение.
Коль скоро естественными и неприкосновенными являются названные блага, столь же закономерно защищать их собственными силами, даже ценой причинения вреда другим правоохраняемым интересам, лишь бы это не противоречило закону. В развитие конституционной нормы отраслевое право освобождает от ответственности за вред, причиненный в случаях необходимости.
Нынешняя криминогенная ситуация, обстановка правового беспредела, возрастание доли насильственных и корыстно-насильственных преступлений в структуре преступности, требуют активного противодействия со стороны граждан любым противоправным актам. Особое значение рассматриваемый институт приобретает в условиях борьбы с бандформированиями, восстановления нарушенного конституционного порядка в отдельных регионах.
Все сказанное указывает на целесообразность дальнейшего совершенствования правового регулирования и практики применения института необходимой обороны.
Задача 1
Ховрин днем обнаружил в своем саду 14-летнего Гаврилова, который рвал с грядки огурцы и клал себе в карман. Ховрин взял со стены ружье, зарядил его мелкой дробью и выстрелил в Гаврилова, причинив его здоровью тяжкий вред. Как должен быть решен вопрос об ответственности Ховрина за причиненный вред?
В данном случае необходимо выяснить являются ли действия Ховрина необходимой обороной. Часть 1 ст. 37 УК Российской Федерации устанавливает, что не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства. Гаврилов действительно совершал противоправные действия, однако, как указывается в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда СССР "О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественных посягательств" под общественно опасным посягательством следует понимать деяние, предусмотренное Особенной частью уголовного закона, независимо от того, привлечено ли лицо, его совершившее, к уголовной ответственности или освобождено от нее в связи с невменяемостью, недостижением возраста привлечения к уголовной ответственности или по другим основаниям.
Не может признаваться находившимся в состоянии необходимой обороны лицо, причинившее вред другому лицу в связи с совершением последним действий, хотя формально и содержащих признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным законодательством, но заведомо для причинившего вред не представлявших в силу малозначительности общественной опасности. В таком случае лицо, причинившее вред, подлежит ответственности на общих основаниях.
Из условий задачи не вполне ясно, каков был размер совершенной кражи. Однако, вряд ли действия Гаврилова представляли серьезную опасность, поэтому Ховрин должен нести ответственность на общих основаниях. Учитывая совершение потерпевшим противоправных действий, действия Ховрина могут быть квалифицированы по ст. 113 УК. Это тем более возможно, потому что огородные кражи часто совершаются на протяжении длительного времени, что может вызвать психотравмирующую ситуацию у владельца огорода. Однако, безусловно, вопрос о том, находился Ховрин в состоянии аффекта или нет, может быть решен только проведения соответствующих экспертиз.
Задача 2
Попов сделал замечание Михееву, который в вагоне метро не уступил место инвалиду. В ответ Михеев оскорбил Попова. Последний пришел в состояние сильного волнения и ударил зонтом Михеева, причинив его здоровью вред средней тяжести. Как должен быть решен вопрос об ответственности Попова за причиненный вред?
Ситуация во многом аналогична предыдущей. В данном случае действия Михеева попадают под ст. 130 УК. Однако, несмотря на это действия Попова нельзя признать совершенными в состоянии необходимой обороны, так как отсутствовало реальное посягательство на Михеева. Действия Попова не были направлены на защиту. Между тем п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда СССР "О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественных посягательств" указывает, что суды должны отграничивать убийство, причинение тяжкого или менее тяжкого телесного повреждения при превышении пределов необходимой обороны от умышленного убийства, умышленного причинения тяжкого или менее тяжкого телесного повреждения в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, имея в виду, что для преступлений, совершенных в состоянии сильного душевного волнения, характерно причинение вреда потерпевшему не с целью защиты и, следовательно, не в состоянии необходимой обороны.
В данном случае действия Попова также должны быть квалифицированы по ст. 113 УК.
Задача 3
Воронин, открыв дверь своей квартиры, обнаружил в ней Симоняна, который совершил кражу вещей и с чемоданом направлялся к двери квартиры. Пытаясь задержать Симоняна, Воронин резко оттолкнул его от двери. От сильного толчка Симонян упал на пол, ударился головой о металлический крюк, получил повреждение головы, от которого скончался. Решите вопрос об ответственности Воронина.
Как уже указывалось выше, граждане могут использовать право на необходимую оборону не только при посягательствах на личность, но и на их собственность. П. 3 Постановления Пленума Верховного Суда СССР "О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественных посягательств" указывает, что судам необходимо учитывать, что в соответствии с законом граждане имеют право на применение активных мер при защите от общественно опасного посягательства путем причинения посягающему вреда.
Таким образом, Воронин был вправе принимать активные меры для задержания Симоняна. Необходимо лишь выяснить, являлись ли его действия превышением пределов необходимой обороны.
Как указывается в п. 7 постановления по смыслу закона, превышением пределов необходимой обороны признается лишь явное, очевидное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, когда посягающему без необходимости умышленно причиняется вред, указанный в ст. ст. 105 или 111 УК РСФСР и соответствующих статьях УК других союзных республик. Причинение посягающему при отражении общественно опасного посягательства вреда по неосторожности не может влечь уголовной ответственности.
Вполне очевидно, что Воронин не имел умысла на убийство или даже причинение тяжкого вреда здоровью Симоняна. Поэтому его действия должны быть признаны совершенными в состоянии необходимой обороны и он должен быть освобожден от уголовной ответственности.
Список использованной литературы:

Конституция Российской Федерации.
Уголовный кодекс РФ. Общая часть.
Закон Российской Федерации "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации"
Федеральный закон "О внутренних войсках МВД Российской Федерации" в редакции от 20.06.2000 г. № 83-ФЗ
Постановление № 9 Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О судебной практике по делам о бандитизме" от 21 декабря 1993 г.
Постановление № 14 Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. "О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественных посягательств".
Уголовное право Российской Федерации. Общая часть. Саратов. 1997.
Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Общая часть. Москва, 1996.
Мастинский М.З., Семенов Д.Е., Юшкова Е.Ю., Юшков Ю.Н. Применение законодательства о необходимой обороне и превышение ее пределов (По результатам обобщения следственной и судебной практики) // Государство и право, 1994, №3.
Юшков Ю.Н. Институт необходимой обороны и его роль в борьбе с преступностью в современных условиях // Государство и право, 1992, № 4
Истомин А.С. С запасом прочности: о квалификации необходимой обороны // Юстиция, 1995, №7. С.44.

1 Бюллетень Верховного Суда СССР. 1984. № 5. 2 Закон Российской Федерации "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации" № 2487-1, Федеральный закон "О внутренних войсках МВД Российской Федерации" в редакции от 20.06.2000 г. № 83-ФЗ. 3 Мастинский М.З., Семенов Д.Е., Юшкова Е.Ю., Юшков Ю.Н. Применение законодательства о необходимой обороне и превышение ее пределов (По результатам обобщения следственной и судебной практики) // Государство и право, 1994, №3. С. 81 . 4 Постановление Президиума Саратовского областного суда от 18 сентября 1998 г. 5 Постановление №9 Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О судебной практике по делам о бандитизме" от 21 декабря 1993 г. (в редакции постановления Пленума № 11 от 21 декабря 1993) // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М.,1995. С. 562. 6 Постановление № 14 Пленума Верховного суда от 16 августа 1984 г. "О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств". 7 Постановление Президиума Тюменского областного суда от 5 февраля 1999 г. 8 Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1990.№6. С.4. 9Постановление № 14 Пленума Верховного суда от 16 августа 1984 г. "О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств". 10 Постановление Президиума Астраханского областного суда от 31 мая 1997 г. 11 Постановление Самарского областного суда от 17 апреля 1999 г. 12 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Общая часть. Москва, 1996. С.101. 13 См.: Юшков Ю.Н. Институт необходимой обороны и его роль в борьбе с преступностью в современных условиях // Государство и право, 1992, № 4 С. 61-66; Мастинский М.З. и др. Указ. Соч. С. 80-89 и др. 14 Определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 13 декабря 1995 г. 15 Уголовное право Российской Федерации. Общая часть. Саратов. 1997.С. 270. 16 См.: Истомин А.С. С запасом прочности: о квалификации необходимой обороны // Юстиция. 1995. №7. С.44. 9 2

Работа на этой странице представлена для Вашего ознакомления в текстовом (сокращенном) виде. Для того, чтобы получить полностью оформленную работу в формате Word, со всеми сносками, таблицами, рисунками, графиками, приложениями и т.д., достаточно просто её СКАЧАТЬ.



Мы выполняем любые темы
экономические
гуманитарные
юридические
технические
Закажите сейчас
Лучшие работы
 Великобритания
 Необходимость денег, их возникновение и сущность
Ваши отзывы
Здравствуйте! Большое спасибо за отлично выполненный заказ. Диплом я защитил на отлично. Через год защищается жена – так что я опять к вам :) С искренним уважением.
Владимир Н.

Copyright © refbank.ru 2005-2021
Все права на представленные на сайте материалы принадлежат refbank.ru.
Перепечатка, копирование материалов без разрешения администрации сайта запрещено.